Адвокат маркин геннадий

Маркин Геннадий Юрьевич

Основные данные:

При добавлении отзыва на страницу Маркин Геннадий Юрьевич, постарайтесь быть объективными. Любой комментарий проходит проверку модераторов, это занимает время. Ваши слова должны быть ПОДКРЕПЛЕНЫ ДОКУМЕНТАЛЬНО(чеки, решения суда и пр.)! Оставляйте контакты, иначе ваш отзыв рискует быть удаленным!

Вся доступная информация об адвокате Маркин Геннадий Юрьевич. Информация взята с открытого источника: сайта Минюста РФ и предоставляется посетителям на безвозмездной основе. Если вы Маркин Геннадий Юрьевич и хотели бы дополнить, изменить или удалить информацию о себе, напишите нам письмо.
Данная страница не является официальной страницей адвоката. Данный адвокат не является сотрудником сайта ТопЮрист.РУ и не оказывает здесь консультаций. Если вы хотите решить свою проблему, то воспользуйтесь бесплатной юридической консультацией от наших партнеров.

Маркин Геннадий Юрьевич

Адвокат Московской коллегии адвокатов

Родился 17.06.1959 года в г. Раменское Московской области

С 1979-1981 г.г. служба в Вооруженных силах СССР

С 1981-1997 г.г. служба в органах внутренних дел РФ

С 1997 года по настоящее время — адвокат Московской областной коллегии адвокатов.

Имеет государственные награды и иные знаки отличия.

Об использовании информации сайта

Все материалы сайта Министерства внутренних дел Российской Федерации могут быть воспроизведены в любых средствах массовой информации, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без каких-либо ограничений по объему и срокам публикации.

Это разрешение в равной степени распространяется на газеты, журналы, радиостанции, телеканалы, сайты и страницы сети Интернет. Единственным условием перепечатки и ретрансляции является ссылка на первоисточник.

Никакого предварительного согласия на перепечатку со стороны Министерства внутренних дел Российской Федерации не требуется.

Родился 25.07.1959 года в с. Хохлово Омской области

С 1977-1979 г.г служба в Вооруженных силах СССР

С 1979-2007г.г. служба в органах внутренних дел РФ

С 2007 года по настоящее время заместитель Генерального директора ЗАО «Логическая компания МОЛКОМ»

Имеет государственные награды и отличия.

Родился 02.09. 1947 года в п. Вербовка Брянской области

С 1969-1977г.г. служба в Вооруженных силах СССР

С 1977-2004г.г. служба в прокуратуре Московской области, в том числе с 1985-2004г.г. в должности Пушкинского городского прокурора.

Имеет звания: Заслуженный юрист Московской области, Почетный работник прокуратуры РФ

Родилась 21.10.1963 года в г. Ясногорск Тульской области

С 1981-1986г.г.-учеба в Московском институте химического машиностроения

После окончания работала в Красноармейском НИИ механизации, Пушкинском ГК ВЛКСМ, МП «Триада», Пушкинской городской редакции радиовещания.

С 2000г. по настоящее время -главный редактор «Ивантеевка-ТВ»

Родился 01.05.1948 года в с. Лямки Тамбовской области

С 1965-1970г.г. учеба в Воронежском политехническом институте

С 1970-1975г.г.- старший инженер Опытного завода НИИРадио

С 1975-1983г.г. –начальник радиотехнической лаборатории Центральной авиабазы Минлесхоза РФ

С 1983-1987г.г. –заведующий организационным отделом Пушкинского ГК КПСС

С 1987-1996г.г. Генеральный директор Опытного завода ВНИИтока (ОАО «Позит»)

С 1996-2005г.г. Глава администрации Пушкинского района

Кандидат экономических наук

Награжден орденом «Дружба», медалями и знаками отличия Московской области.

Родилась 26.02.1976 года в п. Правдинский Пушкинского района Московской области

С 1993-1999г.г. учеба в Московском педагогическом университете на филологическом факультете

С 2006 г. корреспондент «Информационного агентства Пушкинского района Московской области».

С 2015 года-Главный редактор «Информационного агентства Пушкинского района Московской области».

Родился 17.06.1959 года в г. Раменское Московской области

С 1979-1981 г.г. служба в Вооруженных силах СССР

С 1981-1997 г.г. служба в органах внутренних дел РФ

С 1997 года по настоящее время — адвокат Московской областной коллегии адвокатов.

Имеет государственные награды и иные знаки отличия.

Родился 17.12.1957 года в г. Баку

Окончил Военно-медицинскую академию им. С.М. Кирова, а также факультет руководящего состава Военно-медицинской Академии им. С.М. Кирова

Служил в Северо-Кавсказском военном округе, в группе Советских войск в Германии, в Закавказском военном округе, в г. Москва на руководящих должностях

С 2005-2014 г.г. -главный врач Пушкинской райннной больницы им. профессора Розанова

Имеет награды: Орден Почета, медали

Почетное звание: Заслуженный врач РФ, Заслуженный работник здравоохранения Московской области.

Родился 17.11.1961 года в г. Уссурийск Приморского края

С 1974-1981г.г. –учеба МГАХИ им. Сурикова при Российской Академии Художеств

С 1993 года является членом Союза Художников России, членом Московского Союза художников

Родился 25.01.1954 года в п. Палех Ивановской области

С 1973-1978г.г. учеба в Серпуховском высшем военном командно-инженерном училище

В 1987г.-окончил Военную Академию им. Ф.Э. Дзержинского.

С 1973-2009г.г. служба в Вооруженных силах РФ, генерал-майор запаса, кандидат технических наук.

Родился 17.01.1957 года в дер. Малая Бредовка Смоленской области

С 1979-1983г.г.- учеба в Московской Высшей школе милиции

С 1983 г. оперуполномоченный УР Ашукинского ПОМ

С 1989г. начальник Ашукинского Отделения милиции

С 1992 г. начальник Правдинского Отдела милиции

С 2003-2007г.г. заместитель начальника Пушкинского УВД

В настоящее время пенсионер, ветеран органов внутренних дел МВД РФ

Родился 13.11.1953 года в г. Кохма Ивановской области

В 1976 г. окончил Ивановский энергетический институт

С 1983-2003г.г. служба в органах внутренних дел РФ

Ветеран органов внутренних дел МВД РФ

Родился 14.02.1954года в г. Рязань

В 1976 г. окончил Рязанский радиотехнический институт по специальности инженер-системотехник

С 1977-1979г.г. служба в Вооруженных силах СССР

В 1989 г. окончил Военную Академию им. Дзержинского

В 2004 году уволен в запас в военском звании полковника.

Родилась 11.02.1963 г. в ст. Бороздиновская Чечено-Ингушской АССР

В 1988 г. окончила Северо-Осетинский государственный университет по специальности юриспруденция

С 1988-2004г.г. служба в органах прокуратуры РФ

С 2005-2007г.г. работала в должности помощника депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ

С 2009-2012г.г. работала в ГСУ Следственного комитета России по Московской области

С 2012-2015г.г.- в должности начальника управления правового, организационного и кадрового обеспечения администрации г. Пушкино

С 2016 года и по настоящее время адвокат коллегии адвокатов Московской области «Гестор»

Об использовании информации сайта

Все материалы сайта Министерства внутренних дел Российской Федерации могут быть воспроизведены в любых средствах массовой информации, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без каких-либо ограничений по объему и срокам публикации.

Это разрешение в равной степени распространяется на газеты, журналы, радиостанции, телеканалы, сайты и страницы сети Интернет. Единственным условием перепечатки и ретрансляции является ссылка на первоисточник.

Никакого предварительного согласия на перепечатку со стороны Министерства внутренних дел Российской Федерации не требуется.

Судья Терентьев: «Я не брал никаких денег. »

Одним из главных предновогодних скандалов в Николаеве стало задержание судьи Николаевского районного суда.

Судья Геннадий Терентьев был задержан 27 декабря сотрудниками Генеральной Прокуратуры Украины совместно с николаевским управлением по борьбе с организованной преступностью (УБОП) по подозрению в получении взятки. На следующий день информация о задержании судьи появилась на официальном сайте Генпрокуратуры. Однако, в тот же день, после допроса в УБОП Геннадий Терентьєв вернулся домой. Что это было – никто так и не понял.

Ни для кого не секрет, что украинские суды давно перестали пользоваться доверием у людей и стали притчей во языцех. Символом продажности украинского судейского корпуса стал львовский «коляднык» Зварыч. Поэтому, задержание судей общественностью всегда воспринимается положительно — дескать, так им, шкурам продажным, и надо! С другой стороны, очевидно, что не могут абсолютно все служители украинской Фемиды быть продажными – наверняка и среди них попадаются честные люди.

По делу судьи Терентьева наверняка будет написано еще немало. Сегодня мы предлагаем нашим читателям материал Андрея Дворецкого, написанный что называется, «по горячим следам», В нем представлена точка зрения на происшедшее самого судьи Терентьева и его защитников.

«Нужно сказать, что судья Геннадий Терентьев, во всяком случае, после первого общения с ним, абсолютно не похож на «великого» взяточника. Одет явно не богато, ездит на купленной в кредит «Шевроле лачети», живет вместе с супругой Надеждой и несовершеннолетним сыном Виталием в съемной квартире. Ну, никак это все не вписывается в наше представление о взяточниках. Ну, нет у него дорогущих машин, и костюмов от известнейших кутюрье…

Как проходило задержание!

Рассказывает судья Николаевского районного суда Геннадий Терентьев:

— Задержание происходило во дворе суда. Я как раз выезжал со двора, а выезд мне преградили две машины. Одна машина была «Хюндай», а вторую я не запомнил. Из автомобилей вышло четыре человека, они подошли к моей машине. Один показал удостоверение Генеральной прокуратуры. Затем они зачитали постановление о возбуждении уголовного дела. Якобы я через посредника требовал взятку. Один из них снимал все происходящее на видеокамеру.

— По какой статье было возбуждено дело?

— По части 3 статьи 368 Уголовного Кодекса.

— Была ли сама взятка. И держали ли Вы в руках деньги, о которых говорят в прокуратуре?

— Да не было никакой взятки. Я этих денег в глаза не видел. При личном досмотре у меня изъяли 508 гривен.

— Что показало освещение рук люминесцентной лампой?

— Руки мне просвечивали несколько раз. Просветили первый раз, и лампа не показала следов краски. Затем эти люди начали между собой спорить, мол что-то неправильно делалось или прибор попросту не работает. Затем они просветили мне руки во второй раз. Для этого меня посадили в собственную машину, аргументируя это тем, что, якобы при дневном освещении просто не видно «просвечиваемой краски». И в этот раз краски все равно не обнаружили. Затем они просветили руки мне и в третий раз, аргументируя это тем, что «прибор без надетой крышечки не работает, а с крышечкой работает». Когда уже и в третий раз прибор ничего не показал, то мне при понятых протерли руки тампонами, которые затем уложили в пакетики и опечатали.

— При обыске у Вас лично нашли деньги? И если нашли, то какую сумму?

У меня нашли всего 508 гривен, плюс сувенирные 600 евро – одной купюрой в 500 евро и второй в 100. Вы бы видели как они обрадовались сразу… У меня их могло быть и больше (смеется), могла быть целая пачка, но просто с собой не взял их в этот раз. Это были, знаете, такие похожие на Евро бумажки с надписью «сувенир». Хотели у меня забрать и телефон, но затем оставили его. Правда, звонить и отвечать на звонки запретили – сказали, чтобы я его выключил.

— Что было дальше?

— После осмотра меня отвезли в УБОП. Там меня усадили в каком-то кабинете и оставили. Долгое время я просто сидел, но затем меня все-таки повели на допрос.

— Какое-то давление было на Вас? Ну, скажем моральное или физическое?

— Моральное было! Физического, слава Богу, не было. Говорили, мол, давай признавайся. Там ведь (в ИВС – авт.) знаешь как тяжело… А будешь, мол, молчать — так мы на тебя навешаем еще кучу эпизодов и статей. Но я не брал никаких денег! Понимаете – НЕ БРАЛ!

— Во сколько Вас отпустили?

Отпустили меня около 3-х часов ночи – уже получается на следующий день.

Рассказывает заместитель главы николаевской областной общественной организации «Николаевская правозащитная группа» Евгений Бережнов.

— Семью Терентьевых я знаю давно. Видимо поэтому мне супруга Геннадия Викторовича и позвонила. Это было где-то около 16:15 27 декабря. Она мне сообщила, что Геннадия Викторовича арестовали и увезли в неизвестном направлении. А ее везут домой для проведения обыска. Я тогда еще ей сказал, что сейчас приедет адвокат, который будет присутствовать во время обыска, чтобы не было никаких противоправных действий. Еще сказал, чтобы до нашего приезда она в квартиру никого не впускала. Приехали мы с адвокатом Сергеем Маркиным минут за 10 до того, как они вошли в квартиру. Но… нас в итоге так и не впустили.

— То есть, обыск проходил без присутствия Вас и адвоката?

— Нас попросту не пустили в квартиру. Обыск начался около 17:00 и закончился он в 21:20. Это видно по всем материалам. Все это время сотрудники УБОПа бегали туда-сюда. Мы стояли под дверью и, насколько я слышал, они звонили каждые десять минут и им говорили, что они должны найти деньги. Они, мол, просто обязаны найти деньги. Была метушня: то «Сокол» подбегал, мол, чтобы мы, не дай Бог, не напали… Мы там смеялись уже просто над ними,- полная квартира милиции, а два гражданских могут их запугать.

— А сколько их было всего?

— В квартире было человек пять. Это просто анекдот какой-то. Вышли они из квартиры в 21:20, денег, естественно, не нашли.

— Что-то изъято было? Или они вообще ничего не нашли?

— В квартире нашли 200 долларов, деньги были вложены между страницами книги. Терентьев спортсмен, занимается дзюдо. Это были его призовые деньги, которые он спрятал, чтобы купить подарки родителям на Новый год. Там было две купюры по сто долларов. Так они их описали как великую находку. Также они изъяли компьютер. Там нашли старые документы. Геннадий Викторович занимается научной работой, он обобщает практику за 2010 год. То, что это все изъяли, это огромное нарушение.

— Вы с адвокатом знали, где в этот момент находился Геннадий Викторович ?

— Мы с Маркиным спрашивали у сотрудников милиции, где находится Геннадий Викторович — для того, чтобы побеседовать со следователем, чтобы получить допуск к защите, как это предусмотрено УК. Нам ответили, что не знают, где он находится, а на вопросы они отвечать не желают. Затем мы поехали в прокуратуру области, сначала просто заехали, нам никто ничего не сказал, потом поехали в спецотдел прокуратуры – их там два подразделения. Съездили в ИВС. Никто, мол, не знает, где находится Терентьев. В итоге закончилось тем, что мы были просто вынуждены обратиться к дежурному прокурору по области в установленном порядке с заявлением. Мол, пропал человек, был задержан сотрудниками милиции, а где находится — не известно. Естественно, у нас было принято заявление и, насколько я знаю, его должен рассмотреть зампрокурора, который осуществляет надзор за работой правоохранительных органов. И уже потом, примерно в три часа ночи, позвонила Надежда и сказала, что Геннадия Викторовича выпустили. Фактически, тогда мы и узнали, что он все это время находился в УБОПе.

— Что было дальше?

— А что дальше? Когда мы начали выяснять все обстоятельства, оказалось, что Генеральная прокуратура уже разместила информацию о том, что с поличным при получении взятки были задержаны судья и его пособник. Это, во-первых, не соответствует действительности. Если это достоверная информация, то должно быть известно кто судья, а кто пособник. В принципе, никто не скрывается. Денег найдено не было, кто этот загадочный пособник неизвестно. Отсутствует и документирование всего этого. О чем вообще мы говорим? О какой взятке мы говорим? Еще и о взятке в особо крупных размерах. Это все бред. Здесь видно типичное нарушение законодательства. Здесь налицо нарушение Закона «О судоустройстве». ( ст. 48 гласит, что судья является лицом неприкосновенным). Все, что было проведено, это нарушение закона.
Как это так? Судья был лишен, как гражданин, как человек, права на защиту. Его обманывали, ему пытались навязать какие-то преступные действия, которые он не совершал. Плюс еще требовали его сознаться в том, что он не совершал.

— Какая в подобных случаях предусмотрена процедура? Как вообще должно происходить документирование получения взятки и задержание судьи?

— Как вообще положено в подобных случаях? Для того чтобы квалифицировать преступление должно быть осуществлено противоправное деяние… Этого в данном случае нет. То есть, субъект должен вымогать деньги за то-то, и за то-то, соответственно эти деньги получить. Должно быть так – заявитель приходит в милицию и говорит, мол с меня вымогают деньги. Это документируется. В милиции у этого человека берется заявление, этот факт полностью документируется. Затем в милиции этому человеку помечают деньги. После чего он передает эти деньги должностному лицу, которое с него эти деньги вымогал. Весь этот процесс документируется.

— Насколько, я понимаю с судьями эта процедура несколько сложнее…

-Документирование само по себе производится в обычном порядке – как с любыми другими гражданами. А вот уже задержание производится только с согласия Верховной Рады. И то только при наличии основания. В данном случае ничего этого нет. Нет самого факта дачи взятки. Даже сами деньги, которые могли бы быть предметом взятки полностью отсутствуют. Их просто не было в природе. И самое страшное в том, что сам пособник отсутствует. С ним нельзя поговорить, Никто с ним вообще не разговаривал и, что это за пособник, никто не знает. Самого факта взятки попросту не было. Вероятнее всего, это был псевдо пособник. Может и вовсе, это была просто провокация.

Рассказывает адвокат судьи Терентьева Сергей Маркин

— По уголовно процессуальному кодексу я имею право до момента первого допроса общаться с клиентом, также, как и клиент, имеет право на общение со своим адвокатом. Его допросили в качестве подозреваемого, что по закону не имели права делать.

— Чем-то ведь они аргументировали?

— Ничем не аргументировали. Мы попросту не знали, где находится Геннадий Викторович. Дежурный в УБОПе сказал просто: здесь такого нет. Кроме того, около 22:00 мы обратились в прокуратуре к дежурному. Он лично звонил дежурному УБОПа и там ему тоже сказали, что такого задержанного не доставляли. То есть, они даже прокуратуру области обманули, о чем мы написали соответствующее заявление На сегодняшний день это заявление находится в отделе по надзору за УБОПом, в дальнейшем оно будет передано исполнителю и уже они будут проводить проверку. У них 10 дней.

— Возбуждено ли уголовное дело и предъявили ли обвинение?

— С постановлением о возбуждении уголовного дела ознакомили. Но кем оно подписано, мы не знаем. Дело в том, что оно должно быть подписано либо Генпрокурором, либо его заместителем. Мы просто даже не знаем, кто возбудил это дело. И мы подозреваем – оно попросту могло быть возбуждено одним из следователей. То есть, вообще в незаконном порядке. Что касается задержания, то задерживать его имели право только по решению Верховной Рады и при наличии решения суда. Можно, правда, до решения суда, но предъявив обвинение. В данном случае такового нет.

— А что касается обыска? Его имели право проводить?

— С обыском вообще отдельная история. Все дело в том, что эта квартира не принадлежит Геннадию Викторовичу. Он живет в съемной квартире. И тот факт, что обыск в квартире проводился, не только без меня — адвоката, но и попросту без присутствия хозяина квартиры… Это нарушение всех возможных норм. Хозяина квартиры даже не поставили в известность.

Послесловие

После того как судью Геннадия Терентьева отпустили из УБОПа, он поехал домой, где его ждал полный «аврал». Обыск в съемной квартире проводился, что говорится на широкую ногу. По квартире валялись разбросанные вещи, книги, свалены в общую кучу посреди комнаты…Картина, скажем прямо, удручающая. К слову, во время обыска было давление и на жену судьи. По ее словам, ей заявляли, что, мол, показывай тайники, а то будем сдирать обои и линолеум. Правозащитники, в свою очередь уверены, что со стороны правоохранительных структур было огромное количество нарушений прав Геннадия Терентьева. Более того, глава николаевской областной общественной организации «Николаевская правозащитная группа» Сергей Куреченко, заявляет, что, по сути, Геннадий Викторович был попросту похищен – о месте его нахождения не знал никто на протяжении длительного времени, а это уже статья уголовного кодекса. Правда, не в отношении судьи, а у же в отношении лиц его задержавших.

Сержант полиции только за решеткой узнала об ответственности за ложный донос

Старший сержант полиции Татьяна Новикова, хрупкая бледная женщина 26 лет, вчера появилась в Пресненском райсуде Москвы второй раз за месяц. Первый раз — за неделю до Нового года, ее принудительно доставили туда с воли, вчера — уже из СИЗО. До этого она в течение года не являлась в суд, который рассматривает ее дело по обвинениям в мошенничестве в особо крупном размере и ложном доносе. Если бы ее замысел, по версии обвинения, удался, она сохранила бы за собой квартиру, которую уже продала.

Раньше Новикова служила в патрульно-постовой службе по району «Строгино». А 10 мая 2011 года она, как утверждает прокуратура, продала предпринимателю Михаилу Балабану свою «двушку» в районе «Митино». Затем она написала в отношении неустановленных лиц заявление в УВД по Северо-западному округу – о том, что недвижимости лишилась без своего ведома, а также подала иск о признании договора купли-продажи ничтожным в Тушинский райсуд Москвы.

Покупатель, однако, предусмотрительно записал на камеру ноутбука, как сержант пересчитывала купюры в офисе своего риэлтора, и показал кадры следователю. Одна такая фотография есть в материалах дела и вчера была представлена прокурором Верой Червоновой как доказательство виновности подсудимой, равно как и протокол просмотра и прослушивания видеозаписи. Полностью прокурор его не огласила.

Против Новиковой было возбуждено дело по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество в особо крупном размере, до 10 лет лишения свободы) и ч. 2 ст. 306 УК (ложный донос, до трех лет лишения свободы). Но в суд она неоднократно не являлась, ссылаясь на болезнь. А когда потерпевший Балабан (38 лет) попросил судью Александра Шипикова проверить достоверность справки из медицинского учреждения, которое ее якобы выдало, оттуда пришел ответ, что старший сержант туда даже не обращалась, в связи с чем на прошлое заседание, 24 декабря 2012 года, она была доставлена принудительно. Прокурор тут же заявила ходатайство об изменении меры пресечения, и, поскольку объяснить ситуацию сержант не смогла, ее в тот же день взяли под стражу.

На том же заседании 24 декабря Балабан давал показания суду. По его словам, объявление о продаже квартиры он нашел через интернет, а 10 мая 2011 года купил ее у Новиковой в офисе ее представителя на ул. Воздвиженка (в присутствии последнего). Причем, пояснил предприниматель «Право.Ru», в расписке (есть в материалах дела) Новикова снизила сумму сделки до 2 млн руб., чтобы платить меньше налогов. По его собственному утверждению, покупатель заплатил незначительно меньше рыночной стоимости — по просьбе Новиковой он обязался заселиться в квартиру с отсрочкой на полгода. Сделка была зарегистрирована у нотариуса, Балабан получил свидетельство о госрегистрации собственности и стал полноправным владельцем квартиры.

После этого, утверждает обвинение, Новикова вышла замуж (до этого она носила фамилию Барабановой) и изменила почерк. Однако обмануть экспертов ей не удалось. Вчера прокурор огласила выводы следственной почерковедческой экспертизы: документы, иллюстрирующие достоверность слов потерпевшего, подписаны Новиковой-Барабановой. Среди них – расписка за получение денег как оригинальная, так и та, которую женщина написала измененным почерком, когда следователь продиктовал ей текст, чтобы посмотреть на почерк. Кроме того, эксперт заявил, что она собственноручно расписалась в реестре нотариальных действий нотариуса, регистрировавшего сделку.

На заседании также был допрошен Александр Карпенко – начальник дежурной смены УВД, который принял у Новиковой заявление о возбуждении уголовного дела. Защита пыталась оспорить тот факт, что он предупредил девушку об ответственности за ложный донос, и непрозрачно намекала на его аффиллированность со следствием.

По словам Карпенко, он работает в «дежурке» уже 12 лет. В суде полицейский не помнил даже год, в который Новикова пришла писать заявление, но заявил, отвечая прокурору, что оно было «о сделке с квартирой».

– Много людей к вам приходит? – поинтересовалась адвокат подсудимой Софья Мкртычева.

– Бывает, по десять человек сидит.

– Почему вы ее запомнили?

Также свидетель сначала твердо сказал, что предупредил Новикову об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, а затем показал, что это сделал другой сотрудник, поскольку сам он в этот момент находился в дежурной части. Усмотрев противоречие, прокурор и защита попросили огласить показания Карпенко. В марте 2012 на предварительном допросе он назвал дату и даже время заявления: Новикова подала его днем 17 ноября 2011 года. По просьбе следователя Карпенко посмотрел книгу регистрации и учета сообщений о преступлениях, и поэтому лучше помнил события.

– Почему так четко помните? – спросил другой защитник Новиковой, адвокат Геннадий Маркин, почему-то задал вопрос в настоящем времени.

– Следователь мне напомнил суть дела.

– Правильно, следователь и продиктовал, – вставила ремарку адвокат Мкртычева.

– Я делаю замечание, – отреагировал судья Шипиков. А когда Маркин засомневался, что дежурный мог что-то говорить посетителям, находясь в дежурной части, судья сказал:

– Все прекрасно знают, какое там стекло и какое там окошко. Не знаете – сходите, узнайте.

– Можете описать, как выглядело это заявление? – продолжил Маркин.

– Нет. Может, еще почерк описать? — съязвил Карпенко.

После этого гособвинитель ходатайствовала о предъявлении свидетелю заявления. Несмотря на возражения защиты, заключавшиеся в том, что Карпенко «не допрошен о приметах этого заявления», суд его удовлетворил и отпустил свидетеля после того, как он подтвердил, что именно этот документ он принял у Новиковой. После этого выступила подсудимая, первый и последний раз за время заседания:

– Он не предупреждал меня об ответственности по 306-ой статье, – сказала, опустив глаза, Новикова. Ее подбородок дрожал. – Кто принимал заявление, не помню, их по несколько человек сидит в дежурной части.

– Человек не знает, что такое 306-я статься, – вторила ей защита.

После допроса свидетеля адвокат Маркин попросил объявить перерыв «для подготовки для дачи показаний подсудимой», и судья так и сделал. Адвокаты остались что-то обсуждать с судьей, а Новикову увели. «Зая, все будет хорошо, мы с тобой!» — прокричал ей муж Александр Новиков, который вместе с отцом и тестем все заседание провел в коридоре. По словам Балабана, Новиков также является сотрудником правоохранительных органов, однако сам супруг подтвердить или опровергнуть эту информацию отказался, сославшись отчего-то на ст. 51 Конституции (позволяет не свидетельствовать против самого себя и близких родственников). Адвокаты Новиковой отказались комментировать дело.

Как юрист в сфере банкротства, я вижу много человеческих страданий. Никто не идет к банкротному юристу с хорошими новостями. Чаще из-за болезни, смерти, потери работы, развода или других непредвиденных жизненных событий, которые привели их к финансовому краху. Меня должны были научить на юрфаке, что страдания тех, кто рядом, влияют и на тебя тоже. Обычно юристы по ошибке принимают это чувство за слабость, некомпетентность или другой профессиональный недостаток.

Распознать викарную травму

Я хотела бы раньше узнать, что эти все предположения неверны. Или что стресс юриста, который он испытывает рядом со страдающим клиентом, – нормальное человеческое явление. Для него есть диагноз – викарная («вторичная») травма.

Симптомы викарной травмы такие же, как и у непосредственной. У юриста могут быть нарушения сна или яркие кошмары, онемение во время общения с клиентами или, наоборот, необычная интенсивность переживаний. Например, навязчивые мысли о страшных событиях. Также часто встречается большая тревожность или страх, что поверенный попадет в такую же ситуацию, как его клиент. Некоторые юристы испытывают физиологические изменения. У них меняются привычки в еде, угасает сексуальное влечение, даже начинаются панические атаки.

Если юрист не чувствует себя обособленным от клиента (хоть и сочувствующим), если его переполняют эмоции настолько, что он не может конструктивно думать, – по этим признакам он может распознать викарную травму, говорит бывший юрист, а сейчас психотерапевт Сара Вайнштейн. «Эмоции постоянно берут верх над познанием», – объясняет она. Викарная травма может появиться в результате накопления травматического опыта или от одного-единственного воздействия.

Шэннон Калахан, старший советник Seyfarth Shaw, поделилась, что пережила викарную травму, когда занималась делом, связанным с психиатрической больницей и изнасилованием. «Мне было очень грустно, я не могла перестать плакать. Я избегала подобных дел. Не хотела опять потерпеть поражение, не хотела, чтобы оно отразилось на моем клиенте».

Иногда дела, над которыми мы работаем, несут с собой тяжелые последствия, однако наши возможности повлиять на исход являются ограниченными. Юрист может добиваться определенного результата, но должен помнить, что это может отразиться на его собственном благополучии.

Калахан говорит: «Я до сих пор думаю о своем клиенте: как там она после депортации. Я переживаю за нее, желаю ей всего лучшего и грущу, что проиграла. Чтобы помочь себе справиться, я говорю, что это был сложный случай и я сделала все, что смогла».

Много лет я боролась с хронической бессонницей, была в грусти и оцепенении, работала круглые сутки и наконец-то стала искать терапевта. Я расслабилась, когда узнала, что я не одна борюсь с этими чувствами, что это нормально – думать о своих клиентах и облегчать их боль. Я узнала, что могу стать более стойкой через практики осознанности и самопомощь. Я узнала, как не утонуть в страданиях клиентов и как, покидая офис, не «брать» работу с собой.

«Тем, у кого викарная травма, важно настроиться на сопереживание, но не на эмпатию с клиентами», – подчеркивает Вайнштейн.

Когда юристам нужна помощь

Когда вы сопереживаете, вы неравнодушны к страданиям окружающих и стремитесь их облегчить. Эмпатия означает, что вы становитесь на место клиента. Для юристов важно уметь обе вещи. Но юристы, которые часто работают со страдающими клиентами, должны себе напоминать, что они не клиенты.

Отделять себя от клиента – навык, который поможет вам добиться больших профессиональных высот и не получить травму самому. Еще важно свести к минимуму стресс в других сферах и заботиться о себе. Здоровые привычки – сон, правильное питание, физкультура – имеют большое значение.

Юристы могут быть немногословными. Разговоров о собственном стрессе легче избегать. К тому же часто мы можем отрицать наши страдания, а это чревато нездоровыми компенсациями. По мнению Вайнштейн, юристу надо искать психотерапевта, когда он больше двух-трех месяцев испытывает симптомы травмы – оцепенение, навязчивые мысли, физиологические изменения, сильный страх или беспокойство, что страшные события произойдут в его жизни.

Кому-то может показаться эгоистичным фокусироваться на своих страданиях в свете трагедии клиентов. Но успешным юристом может быть только тот, кто в порядке. Как говорят, наденьте кислородную маску сначала на себя, потом на окружающих.

Перевод статьи Джины Чу «Suffering can be the human consequence of lawyering».

Переживания и крепкая психика

Ирина Фаст из Гражданских компенсаций больше 20 лет помогает получать компенсации за вред здоровью или потерю кормильца. По ее словам, в первые годы она включалась эмоционально, переживала события каждого случая даже во сне. «Я тогда очень волновалась за близких, потому что каждый день видела, какой трагедией может обернуться обычная жизнь, – делится Фаст. – Затем защитные механизмы психики, видимо, взяли верх, и я стала спокойнее реагировать на дела своих клиентов».

Управляющий партнёр МКА Солдаткин, Зеленая и Партнеры Дмитрий Солдаткин защищает по уголовным делам и считает, что здесь адвокату изначально нужна крепкая психика. Его эмпатия выражается в том, что защитник должен сделать все возможное для доверителя, работать добросовестно и профессионально, правильно понять потребности клиента и не вводить его в заблуждение, перечисляет Солдаткин. Он уверен, что адвокат, погруженный в негативные эмоции клиента, не сможет в полной мере ему помочь, потому что ему самому нужна помощь.

Арбитражный управляющий Андрей Шафранов занимается банкротствами физлиц. «Конечно, я испытываю определенное сочувствие людям, которые переживают потерю работы, безденежье, болезни, развод», – рассказывает он. Но голову при этом надо оставлять холодной, убежден Шафранов.

Расчеты по договору еще не закончены, но стороны уже расписались, что все готово и претензий нет. Это отнюдь не редкая ситуация, признает старший юрист BGP Litigation Олег Хмелевский. Госзаказчик может просить оформить акты в конце года, чтобы он смог закрыть все договоры и перейти в следующий финансовый год «без хвостов», объясняет Хмелевский. При этом, по словам юриста, госзаказчик уверяет, что подрядчик получит недостающую сумму в следующем году – якобы тогда на оплату предоставят финансовые лимиты.

На самом деле они не выделяются на «прошлогодний» договор, и единственным способом получить деньги остается суд, продолжает Хмелевский. Но подписанный документ может стать в процессе доказательством против подрядчика. Особенно если подписан не только акт, но и соглашение о расторжении договора. Так произошло в деле № А84-1117/2016, где «Стройиндустрия» требовала 3,7 млн руб. с казенного учреждения «Управление по эксплуатации объектов городского хозяйства» Севастополя.

Компания взялась отремонтировать дорогу на одной из городских улиц за 5,4 млн руб. Из них она получила 1,6 млн руб. в качестве аванса. «Стройиндустрия» попыталась сдать результат летом 2015 года, но учреждение указало на дефекты ремонта. Их исправили. В результате бумаги о приемке стороны оформили в декабре 2015-го. В их числе был не только акт выполненных работ, но и соглашение о расторжении договора от 30 декабря 2015 года. В нем подтверждалось, что «подрядчик выполнил, а заказчик оплатил работы на сумму 5,4 млн руб., обязательства сторон прекращены, кроме гарантийных».

Прекратил или подарил

Следом «Стройиндустрия» подала иск, в котором заявила, что получила лишь аванс, но не оставшиеся 3,7 млн руб. Учреждение предъявило встречные требования. Оно решило действовать радикально и потребовало признать недействительным договор подряда, потому что компания якобы изначально представила недостоверные сведения. Три инстанции оказались единодушны в том, что встречный иск надо отклонить. Но разошлись в оценке первоначальных требований «Стройиндустрии».

АС Севастополя отклонил иск подрядчика, сославшись на соглашение о расторжении договора. Ведь истец не отрицал, что завизировал этот документ, не оспаривал его. Это решение исправил 21-й арбитражный апелляционный суд, который встал на сторону «Стройиндустрии». По его мнению, из решения первой инстанции можно понять, что подрядчик подарил заказчику ремонт ценой 3,7 млн руб. Но в документах ничего не говорится о том, что «Стройиндустрия» готова работать безвозмездно. Наоборот, в соглашении написано, что работы оплачены в полном объеме, указал 21-й ААС. Учреждение перечислило лишь аванс и никак не смогло доказать, что перевело оставшиеся 3,7 млн руб. Поэтому апелляция приняла решение взыскать эту сумму, учитывая то, что госзаказчику нужен был ремонт и он его получил. Такое решение поддержала кассация.

Но с ним не согласилась экономколлегия ВС. По ее мнению, стороны воспользовались свободой договора, когда записали в соглашении, что работы оплачены и обязательства прекращены. Эта сделка действует и никем не оспорена. При этом, уточнил Верховный суд, соглашение о расторжении нельзя квалифицировать как дарение. Ведь п. 2 ст. 572 ГК требует, чтобы намерение одарить было четким и ясным. Экономколлегия подытожила мотивировочную часть выводом, что учреждение не должно доказывать полную оплату работ, поскольку этот факт уже подтвержден соглашением. Таким образом, в силе осталось решение первой инстанции в пользу учреждения.

ВС исходил из того, что обязательство по оплате прекращено, пусть даже оно и не исполнено до конца, говорит партнер юркомпании Нортия ГКС Роман Тарасов. При этом ВС не расценил расторжение договора как предоставление «скидки» на недостающую сумму, обращает внимание Тарасов.

Экономколлегия приняла решение на основании соглашения о расторжении, а также в отсутствие доказательств факта неоплаты, комментирует руководитель судебной практики юрфирмы Клифф Елена Кузнецова.

Ксения Козлова из КА Делькредере солидарна с позицией Верховного суда: «При наличии действительного соглашения о расторжении, где стороны подтвердили исполнение обязательств по договору, суды не могли в этом деле рассматривать доводы истца о неполной оплате». Иного мнения придерживается руководитель юрдепартамента Национальной юридической службы «Амулекс» Надежда Макарова. Она напоминает, что расторжение договора прекращает обязательства, если иное не следует из их сути (п. 2 ст. 453 ГК). А суть строительного подряда как раз в том, что подрядчик выполняет работы, а заказчик их оплачивает, объясняет Макарова.

В деле «Стройиндустрии» было подписано соглашение о расторжении, но акт о приемке работ – это другой документ с другими юридическими последствиями, обращает внимание Тарасов. Если акт о приемке работ подтверждает, что все сделано и претензий нет, то это не мешает участнику договора доказывать в суде ненадлежащее исполнение обязательств, говорит Тарасов.

В то же время иногда такое противоречивое поведение могут расценить как недобросовестное, предупреждает Тарасов.

Не только подрядчик может требовать деньги – заказчик может быть недоволен качеством работ, которые он уже принял по акту. Козлова советует последнему своевременно заявлять возражения, ведь суды учитывают, сколько времени прошло между сдачей работ и предъявлением претензий. Они учитывают и другие обстоятельства. Например, недостатки скрытые или явные. В то же время нередко критика заказчика может объясняться лишь нежеланием оплачивать работы, признает Козлова. Юрист дала советы, какие доводы и доказательства пригодятся в таком споре.

В пользу стороны, которая имеет претензииВ пользу стороны, которая ссылается на подписанный актЗаключения специалистов о несоответствии качества/объема выполненных работ условиям договора, о нарушениях, которые повлияли на результат работ.Ссылки на положения договора, которые предусматривают порядок приемки работ и заявление возражений.Возражения заказчика, заявленные по ходу исполнения договора, но не исполненные подрядчиком.Отсутствие мотивированного отказа и возражений на актах приемки.Доказательства, что использовать результат работ невозможно (например, отказ ввести объект в эксплуатацию, отказ в госэкспертизе проектной документации).Доказательства, которые подтверждают, что заказчик был информирован о ходе выполнения работ (например, на объекте был супервайзер или проводились дополнительные исследования по ходу исполнения договора).Доказательства, подтверждающие скрытый характер недостатков (например, результат работ – технически сложный объект (проектно-изыскательные работы), при приемке работ невозможно проверить надлежащее выполнение).Доказательства использования объекта на момент рассмотрения спора (например, отделочные работы на объекте).

«Главный совет» даёт Хмелевский из BGP Litigation: в документах отражать только то, что было, а не то, что будет. Если всё-таки хочется отразить будущие факты, Хмелевский рекомендует прямо указать, что они только наступят.

В судебной практике наметилась тенденция к сохранению стабильности гражданского оборота, и из-за этого сделки признают недействительными лишь в исключительных случаях, говорит Елена Норкина, старший юрист ЮФ Волга Лигал. Исключением из этого являются оспаривания сделок по так называемым банкротным основаниям, отмечает она: «Участившееся число подобных разбирательств очевидно связано с нынешними экономическими реалиями».

Сроки и специальный субъект

Заявители объективно ограничены в возможности доказать основания недействительности обжалуемых соглашений, объясняет Полина Стрельцова, юрист по банкротным проектам ЮФ Vegas Lex: «Истцы не имеют доступа ко всей документации и сведениям, относящимся к оспариваемой сделке». Учитывая такую особенность, правоприменитель упростил задачу заявителям в подобных спорах. Истцам достаточно подтвердить существенность сомнений в реальности сделки и ее действительной цели, а ответчик уже должен опровергнуть эти аргументы (п. 20 Обзора судебной практики Верховного суда № 5, который утвержден Президиумом ВС РФ 27 декабря 2017 года).

Самое общее обстоятельство в таком оспаривании – злоупотребление правом при заключении сделки. Но чем более специальным будет основание, тем эффективнее признать соглашение недействительным, говорит Анастасия Муратова, юрист правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры.

Но в таких случаях и сложнее собрать доказательства, правильно их квалифицировать, сформировать правовую позицию, добавляет она. Эксперт поясняет, что на практике одна и та же сделка зачастую содержит в себе признаки недействительности по разным причинам одновременно: «Поэтому важен не только сбор доказательств (выписки по счетам должника, сведения о его имуществе на различные периоды, документы по конкретным сделкам), но и их правильная интерпретация».

В обсуждаемых спорах, по сравнению с обычным оспариванием, есть специальный субъект –это управляющий должника, обращает внимание Голенев. Но не на каждом этапе банкротства арбитражный управляющий наделен возможностью оспорить сделки, предупреждает Муратова. В процедуре наблюдения он таким правом не обладает. В споре о банкротстве ООО «НГЦ МЖК» (дело № А43-19799/2015) арбитражный управляющий Анна Кириллова оспаривала сделку несостоятельной организации по уступке долга, когда уже шло конкурсное производство. Но параллельно с этим суды постановили отменить решение о банкротстве предприятия и вернули фирму в процедуру наблюдения. Ссылаясь на это обстоятельство, три инстанции посчитали правильным не рассматривать требование Кирилловой о признании сделки недействительной, пока компания не войдет в конкурсный этап. Производство по заявлению управляющего приостановили. Суды указали на то, что по закону временный управляющий в процедуре наблюдения не может оспаривать соглашения банкротящейся фирмы.

Трудности возникают и при определении правильных сроков в этой теме. По общему правилу годичный срок для оспаривания подозрительной сделки считается с даты открытия конкурсного производства, говорит Артур Зурабян, руководитель практики международных судебных споров и арбитража ART DE LEX. Хотя управляющий или кредиторы могут доказать, что они узнали о спорной операции значительно позже. Так, в деле № А46-6454/2015 управляющий оспорил сделки банкрота через два года после принятия судом решения о несостоятельности предприятия. Тем не менее три инстанции признали столь позднее обращение законным, сославшись на то, что заявитель не получал первичные документы по спорным соглашениям и вообще узнал о них случайно, участвуя в другом разбирательстве.

Срок для оспариванияОснование для оспаривания1 месяц до принятия заявления о признании банкротом.

Когда сделка привела или может привести к досрочному удовлетворению требований одних кредиторов перед другими Если одному из кредиторов оказано предпочтение.

6 месяцев до принятия заявления.Когда сделка направлена на обеспечение обязательства, возникшего до ее совершения. Если операция изменила или может изменить очередность удовлетворения требований одного из кредиторов должника.6 месяцев до принятия заявления.Когда кредитор или контрагент по сделке знал о признаках несостоятельности должника или недостаточности его имущества.1 год до принятия заявления.Когда по сделке получено неравноценное встречное предоставление. Если цена в худшую для должника сторону отличается от цены по аналогичным операциям.3 года до принятия заявления.Если сделка причиняет вред имущественным правам и интересам кредиторов и другая сторона соглашения знала о такой противоправной цели. Вывод активов и банкротство банков

Но главные проблемы в банкротстве возникают, когда бенефициары должника пытаются спасти имущество. Для этого они используют различные схемы, одна из таких – вывести активы из несостоятельной компании путем заключения нескольких последовательных сделок между контрагентами, которые формально не связаны между собой. Зачастую в этой ситуации одно или несколько промежуточных звеньев в дальнейшем ликвидируются, объясняет Зурабян. Ранее подобные хитрости помогали не возвращать имущество в конкурсную массу, даже если сделки успешно оспаривались, говорит эксперт. Но сейчас судебная практика защищает добросовестных участников оборота, отмечает юрист. Теперь в таких делах суды не оценивают аффилированность банкрота с его контрагентами лишь по юридическим признакам (участие в уставном капитале общества, наличие полномочий на принятие решений от имени обществ), предупреждает Стрельцова. Суды стали смотреть на признаки фактической аффилированности между участниками спорного соглашения.

В подобных ситуациях получится применить и последствия недействительности сделки в отношении последнего приобретателя выведенных активов. Так, в деле № А40-33328/16 компания «Инвестиционный Торговый Бизнес Холдинг», получив от Инвестторгбанка кредит на 300 млн руб., по цепочке сделок передала эти средства другим фирмам и физлицам. Операции эти провели менее чем за год до того, как ЦБ назначил в банке временную администрацию – Агентство по страхованию вкладов. АСВ обжаловало спорные соглашения, доказав, что 300 млн руб. через цепочку сделок фактически ушли акционерам кредитной организации. Суды признали спорные соглашения недействительными и постановили, что истинные заемщики должны вернуть эту сумму банку.

Вообще, когда оспариваются банковские операции, совершенные перед банкротством кредитной организации, доказательства недобросовестности второго участника сделки порой не выдерживают никакой критики, возмущается Норкина. По ее словам, иногда кажется, что суду достаточно одного лишь заявления АСВ, чтобы признать такие сделки недействительными. Она замечает, что аналогичные ситуации возникают и с банками, которые не стали несостоятельными, а лишь переживают финансовые трудности. Так, в деле № А40-183445/2016 на втором круге рассмотрения АСГМ отказался взыскивать с санируемого банка «Уралсиб» возмещения по банковским гарантиям на $20 млн. Суд пришел к выводу, что сделки по выпуску гарантий наносят ущерб банку и другим его кредиторам. А бенефициар по спорным соглашениям является недобросовестным лицом, так как принял гарантии от «проблемной» кредитной организации, заключил суд.

Участниками подобных разбирательств при банкротстве кредитных организаций становятся и их заёмщики. Клиент Волжского социального банка внес очередной платеж по кредиту за месяц до того, как у банка отозвали лицензию. Если учитывать временной период, в который прошла эта операция, то временная администрация банка в лице АСВ добилась признания этой сделки недействительной (дело № А55-28168/2013). Заявитель указал, что клиент, перечисляя деньги ВСБ, знал о плачевном финансовом состоянии своего кредитора. Вместе с тем Норкина считает, что такие сделки надо оспаривать лишь в тех случаях, когда есть весомые доказательства осведомленности заемщика о проблемах банка, деньги клиента для погашения займа хранятся в этой же кредитной организации, а корреспондентский счет банка уже заблокирован.

Если говорить о еще одном основании («неравноценном встречном предоставлении»), то по нему получится оспорить сделки предбанкротного периода, когда ликвидное имущество должника продали по цене существенно ниже рыночной, приводит пример Евгений Пугачев из ЮФ Интеллектуальный капитал: «Или когда покупатель так и не заплатил деньги за приобретенный актив». Кроме того, по специальным банкротным основаниям можно оспорить не только договоры или соглашения, но и платежи должника, говорит юрист: «Например, банковский безналичный перевод, который в судебной практике расценивается как сделка».

В обсуждаемых спорах нередко приходится доказывать и осведомленность контрагента о неплатёжеспособности фирмы в ее предбанкротный период, чтобы признать сделку недействительной, замечает Муратова. Но подтвердить такой факт сложно, поэтому суды чаще всего принимают решение не в пользу заявителя. В деле № А40-16677/16 о банкротстве «Р-Холдинга» 9-й ААС разъяснил, что знание о наличии у предприятия многочисленных кредиторов еще нельзя приравнивать к осведомленности о неплатежеспособности компании.

Недостатки и сложности

Оспаривание сделок в банкротстве – это сложный комплексный процесс, который требует учесть финансово-экономическое состояние должника за период, предшествующий спорной операции, говорит Роман Речкин, старший партнер Интеллект-С. Кроме того, такое оспаривание, как правило, происходит не один месяц – за это время ответчик успевает вывести все свои активы, рассказывает Муратова. Поэтому даже успех в подобном деле вовсе не гарантирует, что удастся реально пополнить конкурсную массу должника, резюмирует Муратова.

Говоря о других недостатках в регулировании обсуждаемых отношений, Алмаз Кучембаев, руководитель юрагентства Кучембаев и партнеры, предлагает законодательно регламентировать, что оспаривать сделку по выводу имущества может любой взыскатель, а не только тот, который являлся взыскателем на дату спорной сделки. В заключение эксперт считает справедливым установить одинаковые правила по оспариванию подобных сделок для юридических и физических лиц – по аналогии со ст. 213.32 «Закона о банкротстве» («Особенности оспаривания сделки должника-гражданина»).

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.