Взыскание издержек на оплату услуг представителя

Расходы на представителя: взыскать нельзя отказать

Средний размер судебных издержек по одному арбитражному спору составляет около 46 тыс. руб. При этом итоговая сумма обычно более чем в два раза ниже заявленной. В судах общей юрисдикции судьи, как правило, в три раза снижают изначально заявленную к взысканию сумму, и в 89% дел взыскивают до 30 тыс. руб (средняя присуждаемая сумма составляет 17,5 тыс. руб.). Такую статистику озвучил управляющий партнер Экспертной группы VETA Илья Жарский по итогам проведенного компанией исследования, в котором были изучены по 1 тыс. дел в арбитражных судах и судах общей юрисдикции г. Москвы и Московской области за период с 1 апреля 2017 года по 1 апреля 2018 года. Одновременно с этим эксперт отметил отсутствие динамики на увеличение этой суммы. Тем самым налицо тенденция к взысканию судебных расходов в размере, существенно отличающемся от среднерыночных расценок на оплату услуг юристов. Так, например, средняя стоимость представления интересов клиента в одной инстанции колеблется от 120 тыс. до 350 тыс. руб.

По общему правилу, расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются с оппонента в разумных пределах (ч. 2 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса, ч. 1 ст. 100 Гражданского процессуального кодекса). Именно на чрезмерность заявленной стороной суммы и ссылаются суды при принятии решения о ее снижении (ч. 3 ст. 111 АПК РФ, ч. 4 ст. 1 ГПК РФ).

Разберемся, как доказать обоснованность расходов на оплату услуг представителя либо, напротив, их завышенный размер и какой способ оплаты предпочесть: фиксированный тариф или почасовую ставку.

Как взыскать расходы в максимальном размере?

Суд имеет право снизить размер издержек, сославшись на неразумность указанной суммы (абз. 2 п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела»). При этом действующее законодательство не обязывает заявителя доказывать их разумность. Достаточно подтвердить факт несения расходов, их размер и связь с рассматриваемым делом. При этом другая сторона вправе доказывать, что эти расходы являются чрезмерными. Тем не менее специалисты все же рекомендуют брать на себя повышенное бремя доказывания и подтверждать разумность собственных судебных издержек. Аналогичная позиция изложена и в п. 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

Может ли гражданин, в пользу которого было вынесено решение суда о назначении досрочной пенсии, взыскать с ПФР компенсацию морального вреда и расходы на представителя по договору? Ответ на этот и другие практические вопросы – в «Базе знаний службы Правового консалтинга « интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Так, само право на компенсацию издержек можно подтвердить соглашением об оказании юридической помощи, актами исполнителя с указанием перечня выполненных работ, платежными поручениями, выписками по счетам заказчика и исполнителя, расходными ордерами и другими документами, подтверждающими факт оплаты услуг.

«Что касается доказывания разумности, то здесь общего правила нет, – пояснила адвокат адвокатского бюро «Бартолиус», к. ю. н. Тахмина Арабова в ходе конференции, организованной экспертной группой VETA 17 апреля. – Наша задача состоит в том, чтобы сделать все, что от нас зависит». Подтвердить разумность понесенных издержек, по мнению экспертов, можно, представив:

  • документы, касающиеся квалификации участвующего в деле специалиста (дипломы об образовании и наличии ученой степени, подтверждение стажа, авторские статьи, список конференций, в которых он принял участие и др.);
  • информацию о стоимости аналогичных услуг в юридических фирмах со схожим рейтингом (если нанятый специалист входит в тот или иной рейтинг). «Известность юридической фирмы не может служить обоснованием разумности, но здесь речь идет не о том, что человек известен, а о том, что нужно доказать стоимость аналогичных услуг. Аналогичность услуги должна определяться ее качеством, а критерием качества выступает тот факт, что другая компания занимает схожее место в рейтинге», – пояснила Тахмина Арабова;
  • развернутый, подробный перечень всех оказанных юристом услуг. Каждое действие следует расписать подробно, вместо того, чтобы обобщать. «Нужно показать судье ту работу, которую он не видит. Документ не рождается сам по себе, сначала над ним долго работает специалист, часто происходит общение с клиентом, выработка общей позиции по делу. Напишите клиенту письмо, объясните ему все риски, распечатайте ваше письмо и приложите к заявлению о взыскании судебных расходов, покажите, что вы действительно эту работу сделали, а не просто 40 часов всю неделю писали иск, – советует адвокат, старший юрист адвокатского бюро КИАП Илья Дедковский. – При этом партнерам не следует направлять иски в суд, стоять в очереди на почте и потом определять стоимость этих услуг по высшему тарифу. Понятно, что бывают ситуации, когда курьера или младшего юриста в офисе нет и необходимо самостоятельно направить иск. Но судье вы потом это не докажете. Мы в таких ситуациях выставляем ставку, которая идет на младшего юриста, и судьи к этому абсолютно нормально относятся».

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Подробнее о критериях разумности расходов на представителя читайте в материале «Судебные расходы на представителя: реально ли взыскать их в полном объеме?»

Тем не менее юристы не берутся гарантировать 100% возмещение понесенных судебных расходов даже в том случае, когда все необходимые документы были предоставлены суду. «Мы часто не рекомендуем нашим доверителям взыскивать судебные расходы, потому что они больше потратят на наши услуги по ведению этого процесса, чем реально потом получат», – рассказала Тахмина Арабова. В то же время Илья Дедковский считает право суда снижать заявленную сумму судебных издержек вполне обоснованным: «На мой взгляд, нынешнее регулирование правильное, поскольку если мы перейдем на модель полного взыскания судебных расходов, это приведет к тому, что стоимость юридических услуг вырастет до баснословных размеров».

Как подтвердить необоснованность заявленной оппонентом суммы судебных издержек?

Если заявитель стремится взыскать судебные издержки в максимальном размере, оппонент, напротив, пытается снизить заявленную сумму всеми возможными способами. Как правило, чрезмерность заявленных к взысканию расходов аргументируется:

  • простотой дела (например, наличие устойчивой судебной практики);
  • минимальным количеством судебных заседаний;
  • небольшим количеством процессуальных документов;
  • незначительным объемом совершенных процессуальных действий.

Чтобы снизить заявленную другой стороной сумму, партнер юридической компании BMS Law Firm Денис Фролов советует внимательно изучать отчет исполнителя и обращать внимание на работы, которые либо не относятся к судебному спору, либо относятся к нему лишь условно: «Отчет как аргументацию стоимости оказанной услуги необходимо критично изучать и выкидывать оттуда то, что не относится к делу». Помимо этого, в представленных платежных документах может быть некорректно указано назначение платежа (неправильные номера договоров и иные неточности).

Специалисты также рекомендуют изучать коммерческие предложения юридических фирм в поисках наиболее низких ставок на оплату аналогичных услуг. Кроме того, следует ориентироваться на юридические рейтинги, рекомендации Совета адвокатской палаты субъекта по гонорарной политике, а также на независимые исследования по стоимости юридических услуг. «Некоторые суды самостоятельно используют исследования и ориентируются на них (определение Арбитражного суда Нижегородской области от 12 апреля 2018 г. по делу № А43-2702/2017). При этом, ссылаясь на подобные исследования, суды могут не только признать заявленную сумму обоснованной, но и снизить ее в соответствии со средней стоимостью по представлению интересов в судах того или иного региона», – указал Илья Жарский.

«В отличие от классических исковых производств в вопросе рассмотрения заявления о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя, если мы представляем проигравшую сторону, априори судья уже находится на нашей стороне. Это большой плюс, и наша задача помочь судье принять и правильно аргументировать то решение, которое мы обоснованно в силу тех или иных причин от него ожидаем. Реальность такова, что судьи всегда снижают сумму расходов, которая заявляется ко взысканию. Причем обычно суды ограничиваются общими формальными формулировками (определение Арбитражного суда г. Москвы от 14 июля 2017 г. по делу А40-47496/15, определение Арбитражного суда г. Москвы от 6 февраля 2016 г. по делу А40-113449/14)», – заключил Денис Фролов.

Фикс или «почасовка»?

Два самых распространенных вида вознаграждения представителей – фиксированный гонорар и почасовая ставка. Какой из них предпочесть, каждый доверитель решает самостоятельно. И в том, и в другом случае, отметил Илья Дедковский, у суда есть немало возможностей снизить заявленную сумму издержек. Рассмотрим их подробнее.

При фиксированном гонораре сумма судебных расходов может быть снижена по следующим причинам.

Отсутствие связи между заявленными расходами и рассматриваемым делом. Например, в одном из арбитражных споров суд счел, что расходы представителя на приобретение жевательной резинки, бумажных платков, бумаги и коктейля «мохито» не связаны с рассматриваемым делом, и снизил требуемую заявителем сумму (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22 марта 2018 г. № Ф04-204/2018 по делу № А70-14522/2016).

Неэффективность защиты. Так, суд может счесть, что юридические услуги по составлению отзывов были оказаны недостаточно эффективно и качественно, если дополнительные доказательства для разрешения спора были представлены только суду апелляционной инстанции (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18 марта 2016 г. № Ф04-5837/2012 по делу № А46-1009/2011).

Простота дела. К примеру, Арбитражный суд Северо-Западного округа снизил сумму расходов на представителя, участвовавшего в 30 судебных заседаниях арбитражных судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, пояснив, что основная часть заседаний продолжалась не более 25 минут, при этом значительная их часть была связана с назначением экспертизы по делу, а само дело не представляло особой сложности (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20 апреля 2016 г. № Ф07-1279/2016 по делу № А56-88687/2009). Нередко судьи снижают сумму издержек, мотивируя свое решение тем, что сформулированная при рассмотрении спора в суде первой инстанции позиция представителя в дальнейшем не претерпела значительных изменений (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 19 августа 2016 г. № Ф10-3028/2015 по делу № А36-6273/2012).

Представление интересов заявителя против нескольких ответчиков. Если изначально истец не уточнил, какие конкретные услуги оказаны в отношении каждого из ответчиков с указанием их стоимости, суд может счесть, что в отношении каждого из оппонентов представитель истца оказал одни и те же услуги, а это прямое основание для снижения заявленной суммы судебных расходов (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26 сентября 2017 г. № Ф09-9377/16 по делу № А60-55933/2015).

Возможность снижения суммы до уровня рекомендаций Совета адвокатской палаты субъекта по гонорарной политике (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11 января 2018 г. № Ф08-10438/2017 по делу № А32-25022/2014).

Отсутствие первичных документов, подтверждающих транспортные расходы: билетов на проезд, чеков на оплату бензина и т. п. (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16 мая 2016 г. № Ф02-327/2015 по делу № А33-12300/2015).

Основные риски снижения суммы судебных расходов при почасовой оплате услуг юриста связаны со следующим.

Недостоверная или необоснованная информация в отчете (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16 августа 2016 г. № Ф01-3209/2016 по делу № А43-18360/2013). Например, основанием для снижения суммы издержек может стать тот факт, что представитель не доказал свою занятость в подготовке искового заявления или жалобы либо не подтвердил совершение перечисленных в отчетах действий (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10 июня 2013 г. по делу № А28-10038/2010).

Неюридический характер включенных в отчет действий (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 15 июня 2017 г. № Ф09-3249/17 по делу № А76-2200/2016). Так, поездки в суд с целью подачи документов и направление их ответчику судьи часто расценивают не как юридические услуги, а как организационно-вспомогательные и не требующие специальных знаний и квалификации. Следовательно, их оплату по цене юридических услуг суды признают явно чрезмерной (постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 марта 2016 г. № Ф05-277/16 по делу № А40-115079/2011).

Дублирование действий в отчете (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 20 февраля 2017 г. № Ф01-6134/16 по делу № А43-18671/2015). Вместе с тем суд может счесть, что дублирование расходов пропорционально количеству представителей необоснованно: вне зависимости от количества представителей, принявших участие в защите интересов заказчика в судебных заседаниях, оказанные услуги подлежат оплате в соответствии с их объемом (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 2 июля 2015 г. № Ф02-2835/15 по делу № А33-14790/2009).

С учетом этого можно сделать следующие выводы.

  • проще взыскать, и в большинстве случаев, пояснил Илья Дедковский, суд не снижает заявленную сумму, если выполнены все требования надлежащего доказывания;
  • но если вознаграждение юриста суд сочтет слишком высоким, он может снизить его размер, просто сославшись на его неразумность.

При почасовой ставке:

  • в большинстве случаев суд взыскивает заявленную сумму частично, поскольку и у суда, и у оппонента есть возможность критически оценить множество деталей почасового отчета;
  • однако если почасовые затраты реально обоснованы, то, уточнил адвокат, возможно «отбить» сумму, в том числе превышающую фиксированный гонорар.

Судебные расходы на представителя: реально ли взыскать их в полном объеме?

Взыскать в полном объеме расходы на оплату услуг представителя, которые составляют значительную долю судебных издержек, на практике довольно сложно – в большинстве споров заявленные к взысканию суммы признаются судами чрезмерными и снижаются.

Тем не менее прецеденты многомиллионных возмещений все же существуют. Например, в 2013 году Высший арбитражный суд Российской Федерации не нашел оснований для отмены решения о взыскании с ООО «Б.» в пользу компании «А.» более 32 млн руб. судебных расходов (определение ВАС РФ от 24 июня 2013 г. № ВАС-12252/11). Стоит отметить, что во многом практика взыскания издержек в размерах, по крайней мере близких к заявленным, сформировалась благодаря решениям ВАС РФ. Так, к примеру, Суд признавал не чрезмерными затраты на проезд иногороднего представителя даже в аэроэкспрессе и такси (учитывалось время прибытия самолета и удаленность гостиницы от аэропорта), проживание в гостинице определенного класса, выплату суточных (определение ВАС РФ от 19 июня 2013 г. № ВАС-13840/12).

После упразднения ВАС РФ ряд экспертов высказывали мнение о том, что подобная практика останется в прошлом. Однако в начале прошлого года Верховный Суд Российской Федерации дал разъяснения по вопросам применения законодательства о возмещении судебных издержек (Постановление Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1; далее – Постановление № 1), в том числе тем, которые высшие суды не затрагивали ранее в своих пояснениях. В частности, Суд прямо указал на возможность взыскания расходов на оплату юридических услуг, понесенных на стадии досудебного урегулирования спора, пояснил, как решается вопрос о распределении судебных издержек, связанных с рассмотрением заявления о взыскании судебных издержках (так называемые издержки на издержки) и др.

Несмотря на это, практика возмещения судебных расходов по-прежнему остается разнообразной и во многом зависит от того, насколько стороне удается обосновать заявленные к взысканию суммы. Посмотрим, какие критерии влияют на решение суда о размере судебных расходов в арбитражном процессе и какие советы по их обоснованию дают практикующие юристы.

Что необходимо доказать?

По общему правилу расходы на оплату услуг представителя, понесенные выигравшей дело стороной, взыскиваются судом с проигравшей стороны в разумных пределах (ч. 2 ст. 110 АПК РФ). При этом суд может уменьшить размер возмещения по заявлению лица, с которого взыскиваются судебные расходы, если оно представит доказательства их чрезмерности (ч. 3 ст. 111 АПК РФ).

Отразить судебные издержки в бухгалтерском учете поможет «Энциклопедия решений. Учет судебных расходов» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получить полный
доступ на 3 дня бесплатно!

Фактически при рассмотрении вопроса о взыскании расходов на представителя учитывается, были ли они на самом деле понесены (действительность расходов), связь расходов с рассматриваемым делом и разумность их размера. ВС РФ подчеркнул, что лицо, взыскивающее издержки, должно доказать первые два критерия, а сторона, с которой предполагается взыскать судебные расходы, вправе доказывать их чрезмерность (п. 10, п. 11 Постановления № 1).

При этом суд не вправе уменьшать размер судебных издержек, если сторона, с которой взыскиваются расходы, не заявляет возражений и не представляет доказательств их чрезмерности, указал ВС РФ. Исключение составляют случаи, когда суд, изучив материалы дела, приходит к выводу о том, что заявленная к взысканию сумма носит явно неразумный (чрезмерный) характер (абз. 2 п. 11 Постановления № 1). Такую возможность суд охотно использует, когда лицо, с которого взыскивают расходы, – государственный орган, в таких делах судебные издержки снижаются во много раз, отметил управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай в ходе организованной экспертной группой VETA конференции «Взыскание судебных расходов: практика и тенденции».

С несправедливостью такой позиции судов согласен и ведущий юрист «Пепеляев Групп» Константин Сасов. Он отметил, что практика взыскания судебных издержек в полном объеме, например с Минфина России, как это имело место в деле об обжаловании энергетической компанией письма министерства о документальном подтверждении права налогоплательщика на получение социального налогового вычета (определение ВАС РФ от 19 июня 2013 г. № ВАС-13840/12), позволит повысить качество даваемых министерством разъяснений налогового законодательства.

Кстати, ФНС России рекомендует налоговым органам при решении вопроса об инициировании судебного разбирательства с налогоплательщиками руководствоваться сложившейся судебной практикой по сходным делам, особенно актами высших судов, с целью сокращения количества проигранных споров и экономии бюджета (письмо ФНС России от 14 сентября 2007 г. № ШС-6-18/[email protected], письмо ФНС России от 11 мая 2007 г. № ШС-6-14/[email protected], письмо ФНС России от 26 ноября 2013 г. № ГД-4-3/21097, приказ ФНС России от 09.02.2011 г. №ММВ-7-7/[email protected]).

Подтверждение действительности судебных расходов предполагает представление доказательств того, что они понесены, к моменту рассмотрения заявления о взыскании расходов, не позднее. Так, при наличии договора об оказании юридических услуг и отчета о выполненной адвокатом работе по указанному договору, но отсутствии квитанции об оплате этих услуг суд может признать факт несения судебных расходов в заявленном размере недоказанным и отказать в их взыскании (постановление Арбитражного суда Московского округа от 1 марта 2017 г. по делу № А41-8865/2015). Причем кассовые документы рассматриваются судами как доказательство несения расходов даже при неправильном их оформлении, подчеркивает старший юрист Incor Alliance Кристина Валахович (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27 октября 2016 г. по делу № А38-4739/2015, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 марта 2017 г. по делу № А50-15661/2015).

Разумный характер расходов

Под разумными в сложившейся судебной практике понимаются такие расходы, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. Такого же мнения придерживается и ВС РФ (п. 13 Постановления № 1). При этом, согласно разъяснениями Суда, при определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Интересно, что при сравнении стоимости аналогичных услуг рассматривается и региональный рынок, и профессиональный. Первое подразумевает, в частности, использование утвержденных советом адвокатской палаты конкретного региона минимальных ставок гонорара за оказание юридической помощи (утверждены в Воронежской, Кировской, Самарской, Омской областях, Красноярском крае и др.). Так, например, суд снизил сумму взыскиваемых расходов на оплату услуг представителя, руководствуясь минимальным размером адвокатского гонорара, утвержденного для Омской области, где рассматривалось дело, а не данными о стоимости юридических услуг в Москве (кстати, в Москве подобного решения совета адвокатской палаты нет) – месте нахождения представителя (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14 апреля 2017 г. по делу № А46-9296/2015).

Оценка стоимости аналогичных услуг на профессиональном рынке предполагает, например, сравнение ставок, установленных за представление интересов клиентов в судах по конкретной категории дел сотрудниками определенной квалификации (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 сентября 2015 г. № 09АП-24910/15).

Особая оговорка касается непосредственно личности представителя. ВС РФ указал, что разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована его известностью (абз. 2 п. 13 Постановления № 1). Однако это не означает, что размер оплаты работы адвоката не может зависеть от его квалификации и опыта, полагают эксперты и советуют представлять в суд соответствующие сведения, в том числе информацию об образовании представителя, осуществляемой им преподавательской деятельности, наличии наград от общественных организаций и т. д.

Что касается цены иска, то один лишь факт существенного ее размера без учета сложности дела и объема непосредственно оказанных услуг не может влиять на сумму взыскиваемых расходов (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 21 июля 2016 г. по делу № А65-5624/2015). Но в случае, когда величина расходов на представителя значительно превышает цену иска, суд может признать эти расходы неразумными (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16 февраля 2017 г. по делу № А19-12015/2015).

Недостаточно определенным является понятие «сложность дела». Напомним, ВАС РФ в свое время попытался определить критерии сложности споров, рассматриваемых в арбитражных судах (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 1 июля 2014 г. № 167). Но единого мнения о том, какие дела считаются сложными, у судов по-прежнему нет. О высокой сложности дела, по их мнению, может свидетельствовать отсутствие единообразной судебной практики (хотя такой довод можно приводить едва ли не в каждом деле о взыскании расходов) или решений высших судебных инстанций, необходимость подготовки или сбора технической и иной документации, объем материалов дела, количество судебных заседаний (постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 ноября 2016 г. по делу № А13-12622/2014, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29 июня 2016 г. по делу № А46-2072/2015, постановление Девятого арбитражного апелляционного от 7 апреля 2017 г. по делу № А40-6730/2015).

В то же время даже при невысокой сложности дела судебные расходы могут быть взысканы в существенном размере – в случае недобросовестного процессуального поведения противоположной стороны, например преднамеренного затягивания сроков рассмотрения дела и т. д. (постановление Арбитражного суда Московского округа от 21 марта 2017 г. по делу № А40-79028/2014, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 2 февраля 2017 г. № Ф04-5577/14 по делу № А81-591/2014).

Под объемом оказанных услуг суды понимают конкретные действия представителя в связи с рассмотрением определенного дела. Причем если в акте приема-передачи оказанных услуг указано только, что услуги выполнены и приведена их общая стоимость, но не конкретизировано, какие действия осуществлялись и сколько стоит каждое из них, у судов возникает сомнение в разумности расходов на эти услуги (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11 апреля 2017 г. № Ф09-93/17 по делу № А47-9967/2014).

Таких проблем, как правило, не возникает у юридических фирм, использующих автоматизированные системы учета оказания услуг (биллинг), поскольку в биллинговых записях содержится информация и о выполненных действиях, и о потраченном на них времени. Кстати, юристы советуют вести учет затраченного времени и в том случае, когда в договоре об оказании услуг прописан фиксированный размер вознаграждения представителя. Такие учетные данные могут предотвратить снижение заявленной к взысканию суммы расходов, так как показывают суду, сколько времени и усилий тратится на сбор доказательств, отмечает Юлий Тай.

Снижение размера взыскиваемых расходов

Принимая решение об изменении заявленной к взысканию суммы расходов, суд не вправе уменьшать ее произвольно. Такую позицию неоднократно высказывал КС РФ, отмечая необходимость мотивировки этого решения (Определение КС РФ от 21 декабря 2004 г. № 454-О, Определение КС РФ от 20 октября 2005 г. № 355-О).

Тем не менее на практике суды далеко не всегда тщательно обосновывают соответствующие решения. «Сегодня многие определения о взыскании судебных расходов выглядят следующим образом: суд ссылается на закон, на судебную практику, посвященную этому вопросу, а дальше следует ключевая фраза: учитывая совокупность доказательств и особенности настоящего дела, суд считает разумной сумму в …», – подчеркивает Константин Сасов. При этом иногда решение об уменьшении размера расходов принимается судом, даже если сторона, с которой они взыскиваются, не представляет достаточных доказательств их чрезмерности, хотя именно она, согласно закону, несет бремя доказывания этого факта (ч. 3 ст. 111 АПК РФ). ВАС РФ отменял подобные судебные акты, ссылаясь в том числе на пояснения КС РФ и указывая, что суд в этом случае, по сути, освобождает сторону от обязанности доказывания заявленного требования, и это нарушает основополагающий принцип арбитражного процесса – принцип состязательности сторон (Постановление Президиума ВАС РФ от 15 марта 2012 г. № 16067/11).

Поскольку ВС РФ тоже согласился с позицией КС РФ и указал, что суд не вправе произвольно решать вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек (п. 11 Постановления № 1), можно предположить, что в случае обжалования решений об уменьшении этого размера, не содержащих расчета тех сумм, которые суд посчитал разумными, он будет выносить аналогичные решения.

Как видно из проанализированной судебной практики, взыскание понесенных на оплату услуг представителя расходов, особенно в крупном размере, – дело непростое. Тем более если дело касается вопросов, по которым мнения судов расходятся диаметрально. Среди них и вопрос о том, может ли на размер гонорара адвоката влиять место, занимаемое в рейтингах юридических фирм компанией, сотрудником (партнером) которой он является, и о том, возможно ли возмещать в составе судебных расходов выплаченный представителю гонорар успеха.

Тем не менее в случае достаточного обоснования заявленной к взысканию суммы судебные расходы все же могут быть возмещены в полном объеме.

ВС обязал возмещать ответчику расходы на представителя при частичном отказе в иске

Разъяснения о возмещении ответчику расходов на представителя в случае частичного отказа в иске дал Верховный суд РФ в новом 146-страничном обзоре судебной практики ВС, четвертом за текущий год.

Как отмечает ВС в главе, посвященной анализу практики коллегии по гражданским делам, частичный отказ в иске является основанием для удовлетворения в разумных пределах требований ответчика о взыскании расходов на оплату услуг представителя.

Я. обратилась с заявлением о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя, понесенных в связи с ведением дела в суде. В обоснование требований указала, что решением суда от 1 июня 2015 г. иск ресурсоснабжающей организации к ней о взыскании задолженности за услуги по водоснабжению и водоотведению удовлетворен частично.

Поскольку при разрешении дела Я. пользовалась услугами представителя, полагает, что она имеет право на возмещение понесенных ею расходов пропорционально той части исковых требований, в которой истцу было отказано. Просила взыскать с ответчика 13 050 руб.

Разрешая вопрос о присуждении судебных расходов на оплату услуг представителя, понесенных Я. при рассмотрении дела, суд первой инстанции исходил из того, что исковые требования ресурсоснабжающей организации к Я. удовлетворены частично, в связи с этим, по мнению суда, требования ответчика о взыскании судебных расходов являются законными и обоснованными, а расходы должны быть взысканы с истца в пользу ответчика. С учетом требований разумности (сложности дела, объема и характера защищаемого права, продолжительности рассмотрения дела, количества судебных заседаний) суд определил размер суммы, подлежащей взысканию, – 7500 рублей.

Отменяя определение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении требований Я. о возмещении расходов на оплату услуг представителя, суд апелляционной инстанции указал, что ответчик не имела права на возмещение судебных расходов, поскольку решение суда состоялось в пользу истца.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ признала, что вывод суда апелляционной инстанции сделан с нарушением норм процессуального законодательства.

Судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела (ч. 1 ст. 88 ГПК РФ).

К издержкам, связанным с рассмотрением дела, помимо прочего относятся расходы на оплату услуг представителей (абзац пятый ст. 94 названного кодекса).

В силу ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 96 данного кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в этой статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Из содержания указанных норм следует, что критерием присуждения судебных расходов является вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного требования.

Вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного в суд требования непосредственно связан с выводом суда, содержащимся в резолютивной части его решения (ч. 5 ст. 198 ГПК РФ), о том, подлежит ли заявление удовлетворению, поскольку только удовлетворение судом требования подтверждает правомерность принудительной реализации его через суд и приводит к необходимости возмещения судебных расходов.

Если иск удовлетворен частично, то это одновременно означает, что в части удовлетворенных требований суд подтверждает правомерность заявленных требований, а в части требований, в удовлетворении которых отказано, суд подтверждает правомерность позиции ответчика.

В силу ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Данная правовая позиция, согласно которой при неполном (частичном) удовлетворении требований расходы на оплату услуг представителя присуждаются каждой из сторон в разумных пределах и распределяются в соответствии с правилом о пропорциональном распределении судебных расходов (ст. 98 и 100 ГПК РФ, ст. 111 и 112 КАС РФ, ст. 110 АПК РФ), изложена в п. 12 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 21 января 2016 г. №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела».

Таким образом, частичный отказ в иске ресурсоснабжающей организации являлся основанием для удовлетворения в разумных пределах требований ответчика Я. о взыскании расходов на оплату услуг представителя.

Это судом апелляционной инстанции учтено не было и повлекло за собой вынесение неправомерного судебного постановления (определение № 19-КГ17-7).

Облсуд обобщил практику по компенсации судебных расходов

Владимирский областной суд опубликовал обзор практики, в котором разъяснил спорные вопросы, относительно компенсации сторонам судебных расходов. Преимущественно апелляция рассказывает о применении на практике постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» от 21 января 2016 года.

Редакция приносит извинения читателям, которые могли быть введены в заблуждение публикацией материала об обзоре практики Владимирского областного суда, составленного летом 2016 года, в рубрике «Темы дня», где традиционно появляется более свежая и актуальная информация.

Расходы на оплату услуг представителя присуждаются стороне, выигравшей дело, «в разумных пределах». Какие же пределы следует считать разумными?

Коллегия по гражданским делам делает отсылку к п. 13 постановления Пленума ВС о судрасходах, где сказано, что разумными можно назвать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При этом суд должен учитывать в совокупности ряд обстоятельств: объем заявленных требований, цену иска, сложность дела и его продолжительность, время, затраченное представителем на подготовку процессуальных документов и общий объем оказанных им услуг и т. д. Суд советует также ориентироваться на акты АП Владимирской области, устанавливающие расценки на оказание юридических услуг адвокатами, но напоминает, что, в зависимости от обстоятельств, расценки можно корректировать как в большую, так и в меньшую сторону.

Так, например, Вязниковский городской суд взыскал с проигравшей стороны 160 000 руб. на оплату услуг представителя. Апелляция же посчитала, что компенсация явно завышена и снизила ее размер до 50 000 руб. В определении суд указал, что представитель выполнял письменные работы и участвовал в семи заседаниях, одно из которых проходило в рамках подготовки дела к судебному разбирательству, а два – без рассмотрения его по существу. «Стоимость услуг представителя по данному делу значительно превышала оплату услуг представителя за аналогичные услуги на территории Владимирской области», а значит, была неразумной, отметила апелляция.

Киржачский районный суд решил, что за участие в трех заседаниях и подготовку документов представителю нужно заплатить 150 000 руб. Апелляционная инстанция с этим не согласилась и уменьшила размер выплаты в пять раз, поскольку при расчете надо было пользоваться «местными» расценками, а не учитывать стоимость услуг в Московском регионе, как это сделал суд первой инстанции.

Можно ли признать судебными издержками расходы на оформление доверенности представителя?

Да, если она выдана для участия представителя в конкретном деле или конкретном судебном заседании по делу (абз. 3 п. 2 постановления Пленума ВС о судрасходах). Если же доверенность выдана с возможностью представления участника процесса по иным вопросам в судах и других органах, расходы на ее оформление по смыслу ст. 94 ГПК нельзя признать необходимыми и привязанными к рассмотрению дела, в рамках которого затребована компенсация.

Все тот же Вязниковский горсуд решил компенсировать 2500 руб. судрасходов на оформление доверенности, но не учел, что она «является общей и предоставляет полномочия на участие в любых судах». Ознакомившись с оригиналом документа, облсуд взыскание отменил.

Возможно ли компенсировать судрасходы лицу, которое подало апелляционную жалобу, оставленную без удовлетворения?

Нет, даже если в его пользу принят судебный акт первой инстанции. Вместе с этим с «жалобщика» могут быть взысканы издержки других участников процесса, связанные с рассмотрением жалобы (п. 30 постановления Пленума ВС о судрасходах, ч. 1 ст. 98 ГПК).

Так, например, апелляция изменила определение Ковровского городского суда, который отказал обеим сторонам в компенсации судебных расходов, поскольку ни первоначальный, ни встречный иски не были удовлетворены. При рассмотрении апелляционных жалоб истца и ответчика в облсуде, встречный иск был удовлетворен, соответственно, изменился и расклад с компенсациями. Стороне, жалобу которой отклонили, не только не компенсировали судрасходы, но и взыскали с нее издержки, понесенные процессуальным оппонентом.

Подлежат ли распределению между лицами, участвующими в деле, издержки, понесенные в связи с рассмотрением требований, удовлетворение которых не обусловлено установлением фактов нарушения или оспаривания прав истца ответчиком?

Нет, считает облсуд, ссылаясь на п. 19 постановления Пленума ВС о судрасходах. Так, Муромский городской суд отказал истцу в удовлетворении требований к городской администрации о признании за ним права собственности на 1/3 доли в праве на жилой дом. Апелляция отменила это решение и удовлетворила иск. После этого мужчина взыскал с муниципалитета более 55 000 руб. компенсации судебных издержек (за подготовку документов, консультации, выдачу справок, оформление доверенностей и пр.). Апелляция же с этим не согласилась, поскольку судрасходы должны быть связаны с состязательностью процесса, вынужденным обращением истца в суд в связи с совершением ответчиком каких-либо действий (бездействия), нарушающих его права. В этом же деле обращение в суд было связано не с противоправным поведением ответчика, а с тем, что мать истца не оформила должным образом документы на недвижимость. Поэтому требовать возмещения судрасходов тот права не имел, указал облсуд.

Должны ли государственные или муниципальные органы, выступающие истцами или ответчиками, платить госпошлину по делам, рассматриваемым ВС, СОЮ и мировыми судьями?

Нет, они освобождены от такой обязанности, согласно положениям подп. 19 п. 1 ст. 333.36 НК. Муромский горсуд в деле, о котором говорилось выше, этого не учел и взыскал с администрации города более 4000 руб. госпошлины, но апелляция исправила и эту ошибку.

Имеют ли право на возмещение судебных издержек третьи лица, участвующие в деле?

Да, подтверждает Владимирский областной суд, но лишь в случае, если они «сражались» в суде на стороне, в пользу которой был принят итоговый судебный акт (п. 6 постановления Пленума ВС о судрасходах).

В качестве примера апелляция приводит дело, в котором жительница города Мурома Л. участвовала в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. Городской суд полностью удовлетворил требования ее соседки к коммунальной компании, которая управляет домом. В том числе ограничил использование лифта в ночное время. Л. подала апелляционную жалобу на эту часть решения, а когда ее удовлетворили, потребовала компенсацию в 10 000 руб. за составление документа и участие адвоката в заседании. Горсуд заявление отклонил, указав, что «взыскание судебных расходов в пользу третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, процессуальным законодательством не предусмотрено». Апелляция с этим не согласилась. В ч. 1 ст. 43 ГПК сказано, что третьи лица пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением ряда прав, среди которых право требовать компенсации судрасходов не значится. А значит, Л. могла требовать возмещения издержек на адвоката.

Какой размер компенсации за услуги представителя надо взыскивать, если между ним и доверителем не был заключен договор с указанием стоимости услуг?

Его работа должна быть оплачена по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги, считают в облсуде.

В качестве примера приводится дело, в котором юрист, не имеющий статуса адвоката, представлял интересы доверителя по поданному им гражданскому иску. Дело тот выиграл, но представителю не заплатил, что и заставило его обратиться в суд, требуя возместить 29 000 руб., из них 21 000 руб. за участие в трех заседаниях, остальные – за подготовку документов и оплату пошлины. Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал, а апелляция посчитала, что представитель прав, поскольку «сложившиеся между сторонами по делу фактические отношения соответствуют конструкции договора возмездного оказания услуг», но уменьшила затребованную сумму. Так как юрист не является адвокатом, он не может рассчитывать на «адвокатский» гонорар для физлиц, предусмотренный АП Владимирской области (не менее 1000 руб. за консультацию, не менее 3000 руб. за один день письменных работ, не менее 7000 руб. за один судодень в арбитраже). Поэтому плата за участие в заседаниях была снижена до 12 000 руб., а за подготовку документов – до 2000 руб.

Как юрист в сфере банкротства, я вижу много человеческих страданий. Никто не идет к банкротному юристу с хорошими новостями. Чаще из-за болезни, смерти, потери работы, развода или других непредвиденных жизненных событий, которые привели их к финансовому краху. Меня должны были научить на юрфаке, что страдания тех, кто рядом, влияют и на тебя тоже. Обычно юристы по ошибке принимают это чувство за слабость, некомпетентность или другой профессиональный недостаток.

Распознать викарную травму

Я хотела бы раньше узнать, что эти все предположения неверны. Или что стресс юриста, который он испытывает рядом со страдающим клиентом, – нормальное человеческое явление. Для него есть диагноз – викарная («вторичная») травма.

Симптомы викарной травмы такие же, как и у непосредственной. У юриста могут быть нарушения сна или яркие кошмары, онемение во время общения с клиентами или, наоборот, необычная интенсивность переживаний. Например, навязчивые мысли о страшных событиях. Также часто встречается большая тревожность или страх, что поверенный попадет в такую же ситуацию, как его клиент. Некоторые юристы испытывают физиологические изменения. У них меняются привычки в еде, угасает сексуальное влечение, даже начинаются панические атаки.

Если юрист не чувствует себя обособленным от клиента (хоть и сочувствующим), если его переполняют эмоции настолько, что он не может конструктивно думать, – по этим признакам он может распознать викарную травму, говорит бывший юрист, а сейчас психотерапевт Сара Вайнштейн. «Эмоции постоянно берут верх над познанием», – объясняет она. Викарная травма может появиться в результате накопления травматического опыта или от одного-единственного воздействия.

Шэннон Калахан, старший советник Seyfarth Shaw, поделилась, что пережила викарную травму, когда занималась делом, связанным с психиатрической больницей и изнасилованием. «Мне было очень грустно, я не могла перестать плакать. Я избегала подобных дел. Не хотела опять потерпеть поражение, не хотела, чтобы оно отразилось на моем клиенте».

Иногда дела, над которыми мы работаем, несут с собой тяжелые последствия, однако наши возможности повлиять на исход являются ограниченными. Юрист может добиваться определенного результата, но должен помнить, что это может отразиться на его собственном благополучии.

Калахан говорит: «Я до сих пор думаю о своем клиенте: как там она после депортации. Я переживаю за нее, желаю ей всего лучшего и грущу, что проиграла. Чтобы помочь себе справиться, я говорю, что это был сложный случай и я сделала все, что смогла».

Много лет я боролась с хронической бессонницей, была в грусти и оцепенении, работала круглые сутки и наконец-то стала искать терапевта. Я расслабилась, когда узнала, что я не одна борюсь с этими чувствами, что это нормально – думать о своих клиентах и облегчать их боль. Я узнала, что могу стать более стойкой через практики осознанности и самопомощь. Я узнала, как не утонуть в страданиях клиентов и как, покидая офис, не «брать» работу с собой.

«Тем, у кого викарная травма, важно настроиться на сопереживание, но не на эмпатию с клиентами», – подчеркивает Вайнштейн.

Когда юристам нужна помощь

Когда вы сопереживаете, вы неравнодушны к страданиям окружающих и стремитесь их облегчить. Эмпатия означает, что вы становитесь на место клиента. Для юристов важно уметь обе вещи. Но юристы, которые часто работают со страдающими клиентами, должны себе напоминать, что они не клиенты.

Отделять себя от клиента – навык, который поможет вам добиться больших профессиональных высот и не получить травму самому. Еще важно свести к минимуму стресс в других сферах и заботиться о себе. Здоровые привычки – сон, правильное питание, физкультура – имеют большое значение.

Юристы могут быть немногословными. Разговоров о собственном стрессе легче избегать. К тому же часто мы можем отрицать наши страдания, а это чревато нездоровыми компенсациями. По мнению Вайнштейн, юристу надо искать психотерапевта, когда он больше двух-трех месяцев испытывает симптомы травмы – оцепенение, навязчивые мысли, физиологические изменения, сильный страх или беспокойство, что страшные события произойдут в его жизни.

Кому-то может показаться эгоистичным фокусироваться на своих страданиях в свете трагедии клиентов. Но успешным юристом может быть только тот, кто в порядке. Как говорят, наденьте кислородную маску сначала на себя, потом на окружающих.

Перевод статьи Джины Чу «Suffering can be the human consequence of lawyering».

Переживания и крепкая психика

Ирина Фаст из Гражданских компенсаций больше 20 лет помогает получать компенсации за вред здоровью или потерю кормильца. По ее словам, в первые годы она включалась эмоционально, переживала события каждого случая даже во сне. «Я тогда очень волновалась за близких, потому что каждый день видела, какой трагедией может обернуться обычная жизнь, – делится Фаст. – Затем защитные механизмы психики, видимо, взяли верх, и я стала спокойнее реагировать на дела своих клиентов».

Управляющий партнёр МКА Солдаткин, Зеленая и Партнеры Дмитрий Солдаткин защищает по уголовным делам и считает, что здесь адвокату изначально нужна крепкая психика. Его эмпатия выражается в том, что защитник должен сделать все возможное для доверителя, работать добросовестно и профессионально, правильно понять потребности клиента и не вводить его в заблуждение, перечисляет Солдаткин. Он уверен, что адвокат, погруженный в негативные эмоции клиента, не сможет в полной мере ему помочь, потому что ему самому нужна помощь.

Арбитражный управляющий Андрей Шафранов занимается банкротствами физлиц. «Конечно, я испытываю определенное сочувствие людям, которые переживают потерю работы, безденежье, болезни, развод», – рассказывает он. Но голову при этом надо оставлять холодной, убежден Шафранов.

Расчеты по договору еще не закончены, но стороны уже расписались, что все готово и претензий нет. Это отнюдь не редкая ситуация, признает старший юрист BGP Litigation Олег Хмелевский. Госзаказчик может просить оформить акты в конце года, чтобы он смог закрыть все договоры и перейти в следующий финансовый год «без хвостов», объясняет Хмелевский. При этом, по словам юриста, госзаказчик уверяет, что подрядчик получит недостающую сумму в следующем году – якобы тогда на оплату предоставят финансовые лимиты.

На самом деле они не выделяются на «прошлогодний» договор, и единственным способом получить деньги остается суд, продолжает Хмелевский. Но подписанный документ может стать в процессе доказательством против подрядчика. Особенно если подписан не только акт, но и соглашение о расторжении договора. Так произошло в деле № А84-1117/2016, где «Стройиндустрия» требовала 3,7 млн руб. с казенного учреждения «Управление по эксплуатации объектов городского хозяйства» Севастополя.

Компания взялась отремонтировать дорогу на одной из городских улиц за 5,4 млн руб. Из них она получила 1,6 млн руб. в качестве аванса. «Стройиндустрия» попыталась сдать результат летом 2015 года, но учреждение указало на дефекты ремонта. Их исправили. В результате бумаги о приемке стороны оформили в декабре 2015-го. В их числе был не только акт выполненных работ, но и соглашение о расторжении договора от 30 декабря 2015 года. В нем подтверждалось, что «подрядчик выполнил, а заказчик оплатил работы на сумму 5,4 млн руб., обязательства сторон прекращены, кроме гарантийных».

Прекратил или подарил

Следом «Стройиндустрия» подала иск, в котором заявила, что получила лишь аванс, но не оставшиеся 3,7 млн руб. Учреждение предъявило встречные требования. Оно решило действовать радикально и потребовало признать недействительным договор подряда, потому что компания якобы изначально представила недостоверные сведения. Три инстанции оказались единодушны в том, что встречный иск надо отклонить. Но разошлись в оценке первоначальных требований «Стройиндустрии».

АС Севастополя отклонил иск подрядчика, сославшись на соглашение о расторжении договора. Ведь истец не отрицал, что завизировал этот документ, не оспаривал его. Это решение исправил 21-й арбитражный апелляционный суд, который встал на сторону «Стройиндустрии». По его мнению, из решения первой инстанции можно понять, что подрядчик подарил заказчику ремонт ценой 3,7 млн руб. Но в документах ничего не говорится о том, что «Стройиндустрия» готова работать безвозмездно. Наоборот, в соглашении написано, что работы оплачены в полном объеме, указал 21-й ААС. Учреждение перечислило лишь аванс и никак не смогло доказать, что перевело оставшиеся 3,7 млн руб. Поэтому апелляция приняла решение взыскать эту сумму, учитывая то, что госзаказчику нужен был ремонт и он его получил. Такое решение поддержала кассация.

Но с ним не согласилась экономколлегия ВС. По ее мнению, стороны воспользовались свободой договора, когда записали в соглашении, что работы оплачены и обязательства прекращены. Эта сделка действует и никем не оспорена. При этом, уточнил Верховный суд, соглашение о расторжении нельзя квалифицировать как дарение. Ведь п. 2 ст. 572 ГК требует, чтобы намерение одарить было четким и ясным. Экономколлегия подытожила мотивировочную часть выводом, что учреждение не должно доказывать полную оплату работ, поскольку этот факт уже подтвержден соглашением. Таким образом, в силе осталось решение первой инстанции в пользу учреждения.

ВС исходил из того, что обязательство по оплате прекращено, пусть даже оно и не исполнено до конца, говорит партнер юркомпании Нортия ГКС Роман Тарасов. При этом ВС не расценил расторжение договора как предоставление «скидки» на недостающую сумму, обращает внимание Тарасов.

Экономколлегия приняла решение на основании соглашения о расторжении, а также в отсутствие доказательств факта неоплаты, комментирует руководитель судебной практики юрфирмы Клифф Елена Кузнецова.

Ксения Козлова из КА Делькредере солидарна с позицией Верховного суда: «При наличии действительного соглашения о расторжении, где стороны подтвердили исполнение обязательств по договору, суды не могли в этом деле рассматривать доводы истца о неполной оплате». Иного мнения придерживается руководитель юрдепартамента Национальной юридической службы «Амулекс» Надежда Макарова. Она напоминает, что расторжение договора прекращает обязательства, если иное не следует из их сути (п. 2 ст. 453 ГК). А суть строительного подряда как раз в том, что подрядчик выполняет работы, а заказчик их оплачивает, объясняет Макарова.

В деле «Стройиндустрии» было подписано соглашение о расторжении, но акт о приемке работ – это другой документ с другими юридическими последствиями, обращает внимание Тарасов. Если акт о приемке работ подтверждает, что все сделано и претензий нет, то это не мешает участнику договора доказывать в суде ненадлежащее исполнение обязательств, говорит Тарасов.

В то же время иногда такое противоречивое поведение могут расценить как недобросовестное, предупреждает Тарасов.

Не только подрядчик может требовать деньги – заказчик может быть недоволен качеством работ, которые он уже принял по акту. Козлова советует последнему своевременно заявлять возражения, ведь суды учитывают, сколько времени прошло между сдачей работ и предъявлением претензий. Они учитывают и другие обстоятельства. Например, недостатки скрытые или явные. В то же время нередко критика заказчика может объясняться лишь нежеланием оплачивать работы, признает Козлова. Юрист дала советы, какие доводы и доказательства пригодятся в таком споре.

В пользу стороны, которая имеет претензииВ пользу стороны, которая ссылается на подписанный актЗаключения специалистов о несоответствии качества/объема выполненных работ условиям договора, о нарушениях, которые повлияли на результат работ.Ссылки на положения договора, которые предусматривают порядок приемки работ и заявление возражений.Возражения заказчика, заявленные по ходу исполнения договора, но не исполненные подрядчиком.Отсутствие мотивированного отказа и возражений на актах приемки.Доказательства, что использовать результат работ невозможно (например, отказ ввести объект в эксплуатацию, отказ в госэкспертизе проектной документации).Доказательства, которые подтверждают, что заказчик был информирован о ходе выполнения работ (например, на объекте был супервайзер или проводились дополнительные исследования по ходу исполнения договора).Доказательства, подтверждающие скрытый характер недостатков (например, результат работ – технически сложный объект (проектно-изыскательные работы), при приемке работ невозможно проверить надлежащее выполнение).Доказательства использования объекта на момент рассмотрения спора (например, отделочные работы на объекте).

«Главный совет» даёт Хмелевский из BGP Litigation: в документах отражать только то, что было, а не то, что будет. Если всё-таки хочется отразить будущие факты, Хмелевский рекомендует прямо указать, что они только наступят.

В судебной практике наметилась тенденция к сохранению стабильности гражданского оборота, и из-за этого сделки признают недействительными лишь в исключительных случаях, говорит Елена Норкина, старший юрист ЮФ Волга Лигал. Исключением из этого являются оспаривания сделок по так называемым банкротным основаниям, отмечает она: «Участившееся число подобных разбирательств очевидно связано с нынешними экономическими реалиями».

Сроки и специальный субъект

Заявители объективно ограничены в возможности доказать основания недействительности обжалуемых соглашений, объясняет Полина Стрельцова, юрист по банкротным проектам ЮФ Vegas Lex: «Истцы не имеют доступа ко всей документации и сведениям, относящимся к оспариваемой сделке». Учитывая такую особенность, правоприменитель упростил задачу заявителям в подобных спорах. Истцам достаточно подтвердить существенность сомнений в реальности сделки и ее действительной цели, а ответчик уже должен опровергнуть эти аргументы (п. 20 Обзора судебной практики Верховного суда № 5, который утвержден Президиумом ВС РФ 27 декабря 2017 года).

Самое общее обстоятельство в таком оспаривании – злоупотребление правом при заключении сделки. Но чем более специальным будет основание, тем эффективнее признать соглашение недействительным, говорит Анастасия Муратова, юрист правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры.

Но в таких случаях и сложнее собрать доказательства, правильно их квалифицировать, сформировать правовую позицию, добавляет она. Эксперт поясняет, что на практике одна и та же сделка зачастую содержит в себе признаки недействительности по разным причинам одновременно: «Поэтому важен не только сбор доказательств (выписки по счетам должника, сведения о его имуществе на различные периоды, документы по конкретным сделкам), но и их правильная интерпретация».

В обсуждаемых спорах, по сравнению с обычным оспариванием, есть специальный субъект –это управляющий должника, обращает внимание Голенев. Но не на каждом этапе банкротства арбитражный управляющий наделен возможностью оспорить сделки, предупреждает Муратова. В процедуре наблюдения он таким правом не обладает. В споре о банкротстве ООО «НГЦ МЖК» (дело № А43-19799/2015) арбитражный управляющий Анна Кириллова оспаривала сделку несостоятельной организации по уступке долга, когда уже шло конкурсное производство. Но параллельно с этим суды постановили отменить решение о банкротстве предприятия и вернули фирму в процедуру наблюдения. Ссылаясь на это обстоятельство, три инстанции посчитали правильным не рассматривать требование Кирилловой о признании сделки недействительной, пока компания не войдет в конкурсный этап. Производство по заявлению управляющего приостановили. Суды указали на то, что по закону временный управляющий в процедуре наблюдения не может оспаривать соглашения банкротящейся фирмы.

Трудности возникают и при определении правильных сроков в этой теме. По общему правилу годичный срок для оспаривания подозрительной сделки считается с даты открытия конкурсного производства, говорит Артур Зурабян, руководитель практики международных судебных споров и арбитража ART DE LEX. Хотя управляющий или кредиторы могут доказать, что они узнали о спорной операции значительно позже. Так, в деле № А46-6454/2015 управляющий оспорил сделки банкрота через два года после принятия судом решения о несостоятельности предприятия. Тем не менее три инстанции признали столь позднее обращение законным, сославшись на то, что заявитель не получал первичные документы по спорным соглашениям и вообще узнал о них случайно, участвуя в другом разбирательстве.

Срок для оспариванияОснование для оспаривания1 месяц до принятия заявления о признании банкротом.

Когда сделка привела или может привести к досрочному удовлетворению требований одних кредиторов перед другими Если одному из кредиторов оказано предпочтение.

6 месяцев до принятия заявления.Когда сделка направлена на обеспечение обязательства, возникшего до ее совершения. Если операция изменила или может изменить очередность удовлетворения требований одного из кредиторов должника.6 месяцев до принятия заявления.Когда кредитор или контрагент по сделке знал о признаках несостоятельности должника или недостаточности его имущества.1 год до принятия заявления.Когда по сделке получено неравноценное встречное предоставление. Если цена в худшую для должника сторону отличается от цены по аналогичным операциям.3 года до принятия заявления.Если сделка причиняет вред имущественным правам и интересам кредиторов и другая сторона соглашения знала о такой противоправной цели. Вывод активов и банкротство банков

Но главные проблемы в банкротстве возникают, когда бенефициары должника пытаются спасти имущество. Для этого они используют различные схемы, одна из таких – вывести активы из несостоятельной компании путем заключения нескольких последовательных сделок между контрагентами, которые формально не связаны между собой. Зачастую в этой ситуации одно или несколько промежуточных звеньев в дальнейшем ликвидируются, объясняет Зурабян. Ранее подобные хитрости помогали не возвращать имущество в конкурсную массу, даже если сделки успешно оспаривались, говорит эксперт. Но сейчас судебная практика защищает добросовестных участников оборота, отмечает юрист. Теперь в таких делах суды не оценивают аффилированность банкрота с его контрагентами лишь по юридическим признакам (участие в уставном капитале общества, наличие полномочий на принятие решений от имени обществ), предупреждает Стрельцова. Суды стали смотреть на признаки фактической аффилированности между участниками спорного соглашения.

В подобных ситуациях получится применить и последствия недействительности сделки в отношении последнего приобретателя выведенных активов. Так, в деле № А40-33328/16 компания «Инвестиционный Торговый Бизнес Холдинг», получив от Инвестторгбанка кредит на 300 млн руб., по цепочке сделок передала эти средства другим фирмам и физлицам. Операции эти провели менее чем за год до того, как ЦБ назначил в банке временную администрацию – Агентство по страхованию вкладов. АСВ обжаловало спорные соглашения, доказав, что 300 млн руб. через цепочку сделок фактически ушли акционерам кредитной организации. Суды признали спорные соглашения недействительными и постановили, что истинные заемщики должны вернуть эту сумму банку.

Вообще, когда оспариваются банковские операции, совершенные перед банкротством кредитной организации, доказательства недобросовестности второго участника сделки порой не выдерживают никакой критики, возмущается Норкина. По ее словам, иногда кажется, что суду достаточно одного лишь заявления АСВ, чтобы признать такие сделки недействительными. Она замечает, что аналогичные ситуации возникают и с банками, которые не стали несостоятельными, а лишь переживают финансовые трудности. Так, в деле № А40-183445/2016 на втором круге рассмотрения АСГМ отказался взыскивать с санируемого банка «Уралсиб» возмещения по банковским гарантиям на $20 млн. Суд пришел к выводу, что сделки по выпуску гарантий наносят ущерб банку и другим его кредиторам. А бенефициар по спорным соглашениям является недобросовестным лицом, так как принял гарантии от «проблемной» кредитной организации, заключил суд.

Участниками подобных разбирательств при банкротстве кредитных организаций становятся и их заёмщики. Клиент Волжского социального банка внес очередной платеж по кредиту за месяц до того, как у банка отозвали лицензию. Если учитывать временной период, в который прошла эта операция, то временная администрация банка в лице АСВ добилась признания этой сделки недействительной (дело № А55-28168/2013). Заявитель указал, что клиент, перечисляя деньги ВСБ, знал о плачевном финансовом состоянии своего кредитора. Вместе с тем Норкина считает, что такие сделки надо оспаривать лишь в тех случаях, когда есть весомые доказательства осведомленности заемщика о проблемах банка, деньги клиента для погашения займа хранятся в этой же кредитной организации, а корреспондентский счет банка уже заблокирован.

Если говорить о еще одном основании («неравноценном встречном предоставлении»), то по нему получится оспорить сделки предбанкротного периода, когда ликвидное имущество должника продали по цене существенно ниже рыночной, приводит пример Евгений Пугачев из ЮФ Интеллектуальный капитал: «Или когда покупатель так и не заплатил деньги за приобретенный актив». Кроме того, по специальным банкротным основаниям можно оспорить не только договоры или соглашения, но и платежи должника, говорит юрист: «Например, банковский безналичный перевод, который в судебной практике расценивается как сделка».

В обсуждаемых спорах нередко приходится доказывать и осведомленность контрагента о неплатёжеспособности фирмы в ее предбанкротный период, чтобы признать сделку недействительной, замечает Муратова. Но подтвердить такой факт сложно, поэтому суды чаще всего принимают решение не в пользу заявителя. В деле № А40-16677/16 о банкротстве «Р-Холдинга» 9-й ААС разъяснил, что знание о наличии у предприятия многочисленных кредиторов еще нельзя приравнивать к осведомленности о неплатежеспособности компании.

Недостатки и сложности

Оспаривание сделок в банкротстве – это сложный комплексный процесс, который требует учесть финансово-экономическое состояние должника за период, предшествующий спорной операции, говорит Роман Речкин, старший партнер Интеллект-С. Кроме того, такое оспаривание, как правило, происходит не один месяц – за это время ответчик успевает вывести все свои активы, рассказывает Муратова. Поэтому даже успех в подобном деле вовсе не гарантирует, что удастся реально пополнить конкурсную массу должника, резюмирует Муратова.

Говоря о других недостатках в регулировании обсуждаемых отношений, Алмаз Кучембаев, руководитель юрагентства Кучембаев и партнеры, предлагает законодательно регламентировать, что оспаривать сделку по выводу имущества может любой взыскатель, а не только тот, который являлся взыскателем на дату спорной сделки. В заключение эксперт считает справедливым установить одинаковые правила по оспариванию подобных сделок для юридических и физических лиц – по аналогии со ст. 213.32 «Закона о банкротстве» («Особенности оспаривания сделки должника-гражданина»).

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.