Судебный контроль понятие

Судебный контроль: понятие и виды

«Букву закона следовало бы

включить в алфавит»

Станислав Ежи Лец

С принятием Конституции РФ в отечественном уголовном процессе сделан акцент на судебном контроле за деятельностью правоохранительных органов, осуществляющих предварительное расследование и оперативно-розыскную деятельность. По мнению законодателя, подобная форма контрольной деятельности создает предпосылки для более эффективной защиты прав и свобод граждан, вовлеченных в том или ином качестве в правоохранительную деятельность.

Как указывал Д.М. Чечот, «установление судебного контроля за осуществлением других форм защиты права является важным демократическим завоеванием. Право на правосудие должно принадлежать каждому гражданину, субъективные права и интересы которого оказались нарушенными»[211].

В наиболее общем видесудебный контроль можно представить в виде процессуального производства в суде по проверке законности и обоснованности действий и решений в связи с жалобами физических и юридических лиц, а также ходатайствами должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство.

В настоящее время существует два вида судебного контроля:

– контроль в сфере уголовного судопроизводства;

– контроль за правовым характером нормативных актов.

Рассмотрим более подробно судебный контроль в сфере уголовного судопроизводства.

Под ним понимают деятельность судьи по рассмотрению в судебном заседании ходатайств органов предварительного расследования о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений, ограничивающих конституционные права граждан, а также жалоб участников уголовного судопроизводства на нарушение их конституционных прав действиями (бездействиями) должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу, в целях выявления нарушений предписаний Конституции РФ и УПК РФ и их своевременного устранения.

В этой связи следует различать два вида судебной деятельности – правосудие и судебный контроль.

В теории уголовного процесса под правосудием понимают справедливое рассмотрение и разрешение судом уголовных дел по существу в условиях законодательно установленной процессуальной формы.

Таким образом, правосудие и судебный контроль сходны между собой по форме. Они осуществляются судом посредством судопроизводства в судебном заседании. В то же время правосудие и судебный контроль различны по назначению (по задачам и целям). Так, правосудие призвано разрешить уголовное дело по существу спора между стороной обвинения и защиты. В этом случае суд в судебном заседании обязан ответить на вопрос о виновности (невиновности) подсудимого, а также назначить виновному справедливое наказание.

Судебный контроль имеет свои назначением разрешить частные вопросы, возникающие в ходе досудебного производства. Его, как и прокурорский надзор, также можно разделить на две вида: предупредительный и правовосстановительный.

Предупредительный судебный контрольсостоит в недопущении (минимизации) неправомерного ограничения конституционных прав и свобод граждан должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу, или проводящими оперативно-разыскные мероприятия.

В связи с этим только суд в ходе досудебного производства правомочен принимать решения о (об): избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста; продлении срока содержания под стражей; помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для проведения соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; производстве осмотра жилого помещения при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; производстве обыска и (или) выемки в жилом помещении; производстве личного обыска; производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях; наложении ареста на корреспонденцию и выемки ее в почтово-телеграфных учреждениях; наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях; временном отстранении обвиняемого от должности в соответствии; контроле и записи телефонных и иных переговоров.

Судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия, ограничивающего конституционные права и свободы граждан предусмотрен в статье 165 УПК РФ.

В соответствии с ним ходатайство о производстве соответствующего следственного действия подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия не позднее 24 часов с момента поступления указанного ходатайства. В судебном заседании вправе участвовать прокурор и следователь.

Рассмотрев указанное ходатайство, судья выносит постановление о разрешении производства следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.

Аналогичный порядок предусмотрен и для производства соответствующих оперативно-разыскных мероприятий.

В случае необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста или залога; продления срока содержания под стражей; помещения подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для проведения соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства.

Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. В судебном заседании вправе также участвовать законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, следователь, дознаватель.

В порядке правовосстановительного судебного контроля могут быть обжалованы постановление дознавателя, следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их действия и решения, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником или представителем непосредственно либо через лицо, производящее предварительное расследование в суд по месту проведения предварительного расследования[212].

Судья проверяет законность и обоснованность действий и решений дознавателя, следователя, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня ее поступления в судебном заседании с участием заявителя, его защитника или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием или решением, а также прокурора. Неявка указанных лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом.

В начале судебного заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в заседание лицам, разъясняет их права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в судебном заседании, обосновывает жалобу, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. Заявителю предоставляется возможность выступить с репликой.

По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений:

1) о признании действия или решения незаконным или необоснованным и об обязанности соответствующих должностных лиц устранить допущенное нарушение;

2) об оставлении жалобы без удовлетворения.

Копии постановления судьи направляются заявителю и прокурору.

Принесение жалобы впредь до ее разрешения не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать орган дознания, дознаватель, следователь или прокурор.

Таким образом, контроль со стороны суда за деятельностью правоохранительных органов осуществляется в следующих процессуальных формах:

– судебная процедура дачи разрешения на проведение оперативно-разыскных и следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан (прослушивание телефонных и иных переговоров, просмотр почтовых, телеграфных и иных отправлений и т.д.) – статья 165 УПК РФ;

– судебная процедура рассмотрения жалоб на действия органов предварительного расследования. Согласно части 1 статьи 125 УПК РФ в суд по месту проведения предварительного расследования могут быть обжалованы постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные действия и решения, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию;

– судебная проверка законченных расследованием уголовных дел: при подготовке к судебному заседанию (глава 33 УПК РФ), в частности, при проведении предварительного слушания (статья 229 УПК РФ); в ходе судебного следствия (глава 37 УПК РФ); при постановлении приговора (глава 39 УПК РФ).

Необходимо обратить внимание на то, что распространение контроля на досудебные стадии уголовного процесса является объективной необходимостью. Более низкий уровень ведомственного контроля и прокурорского надзора порождает судебные ошибки, влечет нарушение конституционных прав и интересов граждан, делает недопустимым то или иное доказательство по уголовным делам[213].

Усиление роли судебной власти в государственном механизме связано не только с наделением судов правом контролировать результаты правоприменительной деятельности правоохранительных органов, но и влиять на саму правовую основу правоохранительной деятельности. В последнем случае суд вправе контролировать нормативные акты, издаваемые органами законодательной и исполнительной власти. Этот контроль реализуется в двух формах: опосредованной и непосредственной.

Так, в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»[214] при разрешении конкретных дел, когда суд, придя к выводу, что подлежащий применению закон или иной конкретный нормативный акт не соответствует Конституции РФ или обще­признанным принципам и нормам международного права, либо конкретный нормативный акт не соответствует нормативному акту более высокого уровня, принимает решение по данному делу на основании установленной Конституцией РФ иерархической соподчиненности нормативных актов. Такая форма судебного контроля за нормативными актами называется опосредованным контролем, поскольку суд в этом случае использует процедуру судебного контроля лишь для обеспечения функции правосудия.

Опосредованный контроль имеет место при рассмотрении конкретных гражданских, уголовных или административных дел. Если суд придет к выводу, что закон, регулирующий соответствующие правоотношения, не соответствует Конституции РФ, то он должен руководствоваться Конституцией РФ. Это нашло свое подтверждение в постановлении Конституционного Суда РФ по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конститу­ции РФ от 16 июня 1998 г., где закреплено право судов общей юрисдикции на непосредственное применение Конституции РФ при рассмотрении конкретных дел, отнесенных к их компетенции[215].

При оспаривании нормативных актов по основанию несоответствия их Конституции РФ либо несоответствия нормативного акта иному нормативному акту, обла­дающему большей юридической силой, проявляется непосредственный контроль в форме конституционного судопроизводства. Результатом та­кого контроля в случае удовлетворе­ния судом выдвинутых претензий является лишение оспариваемого акта юридической силы или признания его не подле­жащим применению[216].

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2018 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.003 с) .

Понятие и виды форм судебного контроля при применении иных мер процессуального принуждения в досудебном производстве (статья)

Три года с лишним применения положений УПК РФ, регламентирующих основания и порядок применения иных мер процессуального принуждения, существенно изменили представления о них у правоприменителей. Прежде всего, это связано с изменением УПК РФ: решения дознавателя, следователя или прокурора могут отменить или изменить избранную меру пресечения в соответствии с правилами ст.110 УПК РФ в ред. ФЗ от 29.05.02 №58-ФЗ и ФЗ от 04.07.03 392-ФЗ, независимо от правил традиционного обжалования судебных решений, вступивших в законную силу (гл.43-45,48,49 УПК РФ). Так, проведенные исследования показывают, что из общего количества дел постановления о возбуждении ходатайства о временном отстранении от должности составляют лишь 2% от всех рассматриваемых судом в досудебном производстве материалов, прочие иные меры процессуального принуждения. Тенденции правоприменительной практики в досудебном производстве по уголовному делу чутко восприняли изменения в действующем законодательстве. Так, например, если в 2002г. по исследованным материалам в суд поступило 27 ходатайств об аресте имущества, 5 ходатайств о помещение в стационар для производства экспертизы, то ни одного — о контроле и записи телефонных переговоров (ст.186 УПК РФ). В 2003г. плавное развитие событий в приоритетах судебного контроля практически ничего не изменили: увеличилось количество ходатайств следователей об аресте имущества — 44, о контроле и записи телефонных переговоров — 14 (всего рассмотрено 58 ходатайств). Но в 2004г. после принятия известного закона (Федеральный закон от 8 декабря 2003г. №162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации») утратила силу ст.52 УК РФ, которая устанавливала в качестве одного из дополнительных видов наказания конфискацию имущества, и ситуация резко изменилась: количество ходатайств об аресте имущества резко сократилось, но увеличились ходатайства о производстве контроля и записи телефонных переговоров — 46 (в 2005 году — 38 ходатайств о контроле и записи телефонных переговоров и одно ходатайство -об аресте денежных средств). Кроме того, изучение материалов показало, что в 2004году было заявлено 10 ходатайств следователя в суд об изменении меры пресечения — арест на подписку о невыезде(2), или подписка о невыезде на арест (8) и ни одного — в 2005 году.

В российском уголовном судопроизводстве в соответствии с УПК РФ 2001 года осуществление судебного контроля имеет конкретные виды, формы и разные процедуры. В этой связи, как представляется, исследование судебного контроля при применении иных мер процессуального принуждения в досудебных стадиях уголовного судопроизводства необходимо проводить с учетом наличия определенной системы всего судебного контроля. Так, з постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года №8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» отмечалось, что согласно ч.1 ст. 46 Конституции РФ, гарантирующей каждому право на судебную защиту его прав и свобод, суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина путем своевременного и правильного рассмотрения дел.

На наш взгляд, инициировать судебный контроль, применить те или иные его формы, могут обе стороны уголовного судопроизводства. В УПК РФ предварительный судебный контроль осуществляется в отношении следующих иных мер процессуального принуждения: временное отстранение от должности (ст. 114 УПК РФ), наложение ареста на имущество (ст.115 УПК РФ), наложение ареста на ценные бумаги (ст.116 УПК РФ), наложение денежного взыскания и обращения залога в доход государства (ст. 117-118 УПК РФ).

Во-первых, инициировать осуществление судебного контроля при применении иных мер процессуального принуждения может сторона обвинения путем: 1) вынесения соответствующего постановления — постановление о возбуждении перед судом ходатайства о временном отстранении подозреваемого (обвиняемого) от должности (приложение 105 к ст.476 УПК РФ), постановление о возбуждении перед судом ходатайства о наложении ареста на имущество (в т.ч. на ценные бумаги) (приложение 72 к ст.476 УПК РФ); 2) составления специального протокола — протокола о нарушении участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей и (или) невыполнении обязательств, связанных с внесенным залогом (приложение 99 к ст.476 УПК РФ). Во-вторых, следователю (дознавателю) необходимо получить согласие прокурора, который в ходе дачи своего согласия на возбуждение перед судом ходатайства о применении иных мер процессуального принуждения имеет право знакомиться со всеми материалами, обосновывающими необходимость применения данной иной меры процессуального принуждения. В-третьих, результатом осуществления судебного контроля в данном случае является постановление суда о разрешении применения той или иной меры уголовно-процессуального принуждения или об отказе в ее применении (приложения 12 и 13 к ст.477 УПК РФ). В-четвертых, непосредственное применение иной меры процессуального принуждения оформляется стороной обвинения в виде соответствующего протокола (приложение 74 и 75 к ст.476 УПК РФ).

Таким образом, судебный контроль состоит из нескольких взаимосогласованных между собой процессуальных актов и производимого на их основе процессуального действия.

Однако, приложения 73 и 106 к ст.476 УПК РФ предлагают следующие варианты дальнейшего поведения стороны обвинения — следователь (дознаватель) сам, без разрешения суда и согласия прокурора, может отменить применение к обвиняемому (подозреваемому) иной меры процессуального принуждения (ареста на имущество или ценные бумаги, временное отстранение от должности). Как представляется, данный порядок противоречит принципу общеобязательности постановлений судебной власти и в ряде случаев затрагивает права и законные интересы других участников уголовного процесса. В связи с этим, представляется, что дальнейшее развитие уголовно-процессуального законодательства должно идти по пути усиления независимости и исключительности судебных решений: прокурор, следователь, дознаватель не вправе принимать решения об отмене иной меры принуждения, если существует вступившее в силу судебное решение о применении иной меры уголовно-процессуального принуждения.

Представляется, что неотъемлемой частью судебного контроля должен быть последующий судебной контроль в виде производства об отмене применения иной меры процессуального принуждения, назначенной по разрешения суда. То есть, необходимо в частности изменить ч.4 ст.114 УПК РФ, изложив ее в следующей редакции: «4. Временное отстранение подозреваемого или обвиняемого от должности отменяется на основании постановления суда, когда в применении этой меры отпадает необходимость.», а также ч.9 ст.116 УПК РФ: «9. Наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления суда, вынесшего решение об аресте этого имущества, когда в применении этой меры отпадает необходимость.».

Формы судебного контроля могут быть изменены, если к ним обращается сторона защиты, которая обращается за изменением виды иной меры процессуального принуждения. Кроме того, стороны имеют право обжаловать применение иной меры процессуального принуждения в вышестоящий суд (ст. 19 УПК РФ).

Другим вариантом будет — обратиться к суду с ходатайством в порядке ст. 119 УПК РФ и заявить о необходимости защиты своих нарушенных прав и законных интересов: 1)обжаловать не подконтрольные суду иные меры процессуального принуждения; 2)обжаловать в течение 10 дней примененные иные меры процессуального принуждения, осуществляемые стороной самостоятельно; 3) обратиться в суд с ходатайством об отмене иной меры процессуального принуждения в связи с тем, что в их применении отпала необходимость.

В литературе вопрос о понятии, функционировании и формах реализации судебной власти является дискуссионным. Без преувеличения можно сказать, что разброс мнений о судебном контроле как о правовом явлении самый разный. Если говорить о правовой природе, то спор шел между сторонниками назвать судебный контроль правосудием (или его особой формой) или формой судебной власти, судебной функцией или принципом уголовного судопроизводства. Если упомянуть о механизме судебного контроля, то говорили, например, о его неэффективности, о том, что он — межотраслевой институт, о его системе и многофункциональности.

На наш взгляд, следует согласиться с позицией профессора А.П. Гуськовой, которая предлагает рассматривать этот вопрос в контексте более общей проблемы процессуального контроля, который присутствовал прежде и присутствует сегодня во всех стадиях уголовного судопроизводства, его институтах, нормах, действиях и принимаемых в ходе процесса решениях. Закономерен в связи с этим также тезис о том, что судебный контроль есть самостоятельное средство, точнее — система предусмотренных процессуальным законом средств, направленных на реализацию конституционных функций судебной власти, призванных, в конечном итоге, к недопущению незаконного и необоснованного ограничения прав личности в уголовном процессе, к ее восстановлению в этих правах либо возможной их компенсации средствами права.

Судебный контроль распространяется на сравнительно ограниченный круг следственный действий и процессуальных решений, затрагивающих конституционные права граждан, обеспечивающий судебную проверку жалоб и ходатайств, заявленных в ходе досудебного производства (ч.2 ст.29, чЛ ст. 125 УПК РФ). В связи с этим, можно согласиться с мнением ряда автором о том, что понятие судебного контроля применимо лишь для проверочной деятельности суда на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Как отмечалось в литературе формулирование принципа судебного контроля не как принципа управления, а как принципа судопроизводства должно было бы привести к устранению функции внепроцессуального контроля, вне процессуального консультирования и помощи, осуществляемой сейчас вышестоящими судами по отношению к нижестоящим. Формы судебного контроля при применении иных мер принуждения складывались исторически и могут быть представлены следующим образом:

1. Обжалование в суд применённых иных мер принуждения к участникам уголовного процесса и иным лицам в порядке, предусмотренном ст. 123-125 УПК РФ.

2. Судебная проверка ходатайств об отмене применённых иных мер принуждения в порядке, предусмотренном ст.119-122 УПК РФ.

3. Судебные решения о применении иных мер принуждения, вынесенные в соответствующих судебных процедурах.

Особым аспектом, при определении правовой природы судебного контроля по уголовным делам, является определение его значимости с точки зрения конституционных принципов защиты прав личности при применении принуждения по уголовным делам. В Докладе Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан о соблюдении прав и свобод человека и гражданина в 2003году отмечалось, что особую озабоченность Уполномоченного вызывают жалобы граждан на нарушение их конституционных прав правоохранительными органами. Так, он отмечал по информации Прокуратуры Республики Татарстан, что удовлетворено 25,2%жалоб на действия следователей органов внутренних дел. Судами удовлетворено 35,4 жалоб, поданных в порядке ст. 125 УПК РФ. Именно конституционный уровень регулирования позволил реально воплотить идею о верховенстве суда как гаранта режима законности и охраны прав граждан. Последовательное воплощение провозглашенного Конституцией РФ права граждан на судебную защиту от незаконных действий любых государственных органов, должностных лиц позволило сформулировать запрет на ограничение ряда конституционных прав граждан (ч.З ст.356 УПК РФ). Профессор Гуськова А.П. считает, что государство должно создавать такой механизм защиты прав и свобод человека, чтобы укрепить правовую защищенность граждан. В связи с этим отмечается, что развитие и становление судебного контроля, как формы судебной защиты прав и свобод граждан, выступает как надежной механизм обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве.

Освобождение суда от несвойственной ему функции обвинения, в условиях состязательности, явилась важнейшим этапом в реализации судебно-правовой реформы. Решение этих вопросов на уровне конституционного контроля обеспечило судебную защиту прав личности по уголовным делам и исключение из уголовного законодательства многих недемократических форм процессуального контроля: возбуждение уголовного дела судом по своему усмотрению; возвращение дела судом на дополнительное расследование; рассмотрение уголовного дела при отказе прокурора от государственного обвинения.

Наложение ареста на имущество законодатель относит к иным мерам процессуального принуждения, которое дознаватель, следователь, прокурор или суд вправе применить к подозреваемому или обвиняемому. Данная норма не противоречит международно-правовым актам, предусматривающие систему эффективных мер по предотвращению получения доходов преступным путём (Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8 ноября 1990г., подписанной и ратифицированной Россией и вступившей в силу 1 декабря 2001г.). В ч.1ст.П5 УПК РФ указаны основания применения данной меры — в целях обеспечения установленного порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора. Наложение ареста на полученное в результате преступных действий, либо нажитое преступным путем имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, как мера процессуального принуждения применяется для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий, а также возможной конфискации имущества, полученного в результате преступных действий либо нажитого преступным путем.

Возможность применения национальным законодательством конфискации имущества предусмотрена и в Руководящих принципах для предупреждения организованной преступности и борьбы с ней (Конгресс ООН 1990г. в Гаване), и в Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999г. Однако, Федеральным законом от 8 декабря 2003г. №162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» была отменена ст.52 УК РФ, которая устанавливала в качестве одного из дополнительных видов наказания конфискацию имущества, даже добросовестно приобретенного подсудимым. Но законодатель оставил возможность конфискации имущества в тех случаях, когда речь идет об орудиях преступления, принадлежащие обвиняемому при вынесении приговора или постановления или определения о прекращении уголовного дела (п.1 ч.3 ст.81 УПК РФ). Если же речь идет о предметах, признанных вещественными доказательствами: имущество, деньги и иные ценности, которые были получены в результате преступных действий или нажиты преступным путем ( п.2-1 ч.1 ст.81 УПК РФ), то они подлежат возвращению законному владельцу либо обращению в доход государства по приговору (п.4 ч.3 ст.81 УПК РФ). Как отмечается в литературе, отсутствие уголовно-правовой нормы о конфискации как виде наказания означает, что изымать в доход государства, конфисковать имущество, не обладающее обязательным для вещественного доказательства признаком вещественности, в том числе денежные средства на счете, ценные бумаги в бездокументарной форме выпуска, нельзя. Содержание судебного контроля состоит в системе, предусмотренных законодателем и осуществляемых в строгой процессуальной форме, действии (процедур) и решений суда и сторон по разрешению предмета контроля в целях: а) предупреждения незаконного нарушения или ограничения конституционных прав граждан (предшествующий контроль); б) восстановления или компенсации нарушенных прав (последующий контроль); г) отмены (признания не имеющими юридической силы) незаконных актов (правовосстановительный контроль). В новом УПК РФ 2001г. исключена инициатива суда в разрешении вопроса о возмещении материального ущерба при постановлении приговора, содержавшаяся в прежнем УПК РСФСР (ч.4 ст.29). Наличие данной нормы нарушало один из основополагающих конституционных принципов уголовного процесса — осуществление правосудия на основе состязательности и равноправия сторон. В литературе отмечалось, что, осуществляя самостоятельное доказывание гражданского иска, суд, таким образом, вставал на позицию обвинения, ухудшая положение защиты.

Представляется, что сущностью судебного контроля при наложении ареста на имущество в досудебном производстве является предшествующий и последующий характер деятельности суда. Так, Б.Б.Булатов считает принципиальным вопрос о свойствах судебного решения при наложении ареста на имущества и предлагает ввести запрет на кассационное обжалование данного судебного решения, что, по его мнению, обеспечит немедленное вступление в законную силу судебного решения после его оглашения в судебном заседании. Свобода обжалования процессуальных действий и решений как новый демократический принцип уголовного судопроизводства (ст. 19 УПК РФ), безусловно, предполагает обжалование решение суда о наложении ареста на имущество в вышестоящий суд. Однако, не всё так просто. Может возникнуть гражданско-правовой спор собственников (наследников) об имуществе. В этом случае прокурор, дознаватель или следователь с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее мотивированное ходатайство о необходимости наложения ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого, принадлежащее ему на правах частной собственности, а также являющееся его долей в общей собственности. Здесь может возникнуть вопрос гражданско-правового характера: о выделе доли из общего имущества, например, супругов должен ли прокурор, следователь, дознаватель прежде, чем выйти с ходатайством в суд о наложении ареста на имущество, разрешить вопрос о выделении этого имущества из общей доли? Уголовно-процессуальный кодекс РФ не дает ответа на этот вопрос и не содержит законодательных формулировок по этому поводу. Можно предложить следующие модели правового поведения: супруги добровольно определяют доли, либо изначально в гражданско-правовом порядке ставить вопрос о выделе доли подозреваемого, обвиняемого из общего имущества и только уже после решения суда выходить с ходатайством о наложении ареста на эту долю. В противном случае — при наложении ареста на общее имущество нарушаются права и законные интересы законопослушных граждан. В данном случае механизм и сроки, в которые может быть наложен арест, должны быть детально регламентированы уголовно-процессуальным законом. Гражданско-процессуальные сроки и сроки предварительного следствия не совпадают. Представляется, что возникает необходимость в приостановлении сроков предварительного следствия. Между тем, именно в сфере уголовного судопроизводства ограничение прав и свобод личности, как известно, носит наиболее кардинальный характер и особенно остро проявляет себя в рамках реализации института мер процессуального принуждения.

Ходатайство подлежит рассмотрению единолично судьёй районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия не позднее 24 часов с момента его поступления (ч.2 ст. 165 УПК РФ). В судебном заседании вправе участвовать прокурор и следователь. Участие в судебном рассмотрении ходатайства о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, а также их защитников не предусмотрено. Это является пробелом в законодательстве и прямым нарушением прав сторон, участвующих в деле, нарушением принципа состязательности. По результатам рассмотрения ходатайства судья выносит постановление о разрешении производства ареста на имущество с указанием, на какое именно имущество накладывается арест, либо отказывает в этом (ч.4 ст. 165 УПК РФ). Такой отказ должен быть мотивированным. Кроме того, в решении суда должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых суд принял такое решение (ч.1 ст.115 в ред. ФЗ от 08.12.2003 №161-ФЗ). В Постановлении Пленума Верховного Суда №23 от 18 ноября 2004 г. «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» в п.п. 16,27 отмечается необходимость обоснования в приговоре принятого решения об обращении в доход государства имущества, денег, иных ценностей, полученных в результате совершения преступления.

Наложение ареста на имущество заключается в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им. При этом имущество может быть изъято и передано на ответственное хранение. Наложение ареста на имущество допускается вне зависимости от места, где оно находится. Арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого. Такие основания должны быть подтверждены в процессуальном порядке, а их достаточность мотивирована в соответствующем ходатайстве, возбужденном перед судом. Арест налагается на имущество, на которое в соответствии со ст.446 УПК РФ не может быть обращено взыскание. При наложении ареста на имущество может участвовать специалист в порядке, предусмотренном ст. 168 УПК РФ. Наложение ареста на имущество должно производится в присутствии понятых, которым разъясняются их права, предусмотренные ст.60 УПК РФ. Законом не предусмотрено обязательное уведомление заинтересованных лиц — подозреваемого, обвиняемого, защитника о производстве наложения ареста, ничего не сказано об их участии при этом действии. На наш взгляд, в этом есть необходимость, т.к. присутствуя при составлении описи имущества, при наложении ареста на имущество, указанного в этой описи, указанные выше лица могли бы тем самым реализовать свои конституционные и процессуальные права, меньше было бы допущено нарушений со стороны следственных органов. Имущество, на которое наложен арест, либо его часть может быть изъято или передано по усмотрению лица, производящего арест, на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу, которые должны быть предупреждены об ответственности за сохранность имущества, о чём делается соответствующая запись в протоколе. Критериев выбора «хранителя» имущества в законе не прописано. Решение об этом принимает должностное лицо, производящее наложение ареста, в соответствии с обстоятельствами дела.

При наложении ареста на принадлежащие подозреваемому, обвиняемому денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях, операции по данному счету прекращаются полностью или частично в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест. О необходимости полного или частичного прекращения таких операций должно быть указано в постановлении о наложении ареста на имущество. Руководители банков и иных кредитных организаций обязаны предоставить полную информацию по письменному запросу суда, прокурора, следователя или дознавателя с согласия прокурора (ч.7 ст.115 УПК РФ). При наложении ареста на имущество составляется протокол, который должен отвечать требованиям ст. 166 и 167 УПК РФ. Копия протокола вручается лицу, на имущество которого наложен арест. В протоколе указывается — кому передано на хранение имущество. При отсутствии имущества, подлежащего аресту, данное обстоятельство указывается в протоколе.

Наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость (ч.9 ст.115 УПК РФ). Получения согласия прокурора и судьи на принятие решения об отмене наложения ареста на имущество не требуется. По сути — речь идет об отмене органом следствия судебного решения, а суд даже не уведомляется об этом.

В соответствии с ч.3 ст.56 Конституции РФ свободу законной экономической деятельности (ч.1 ст.34 Конституции РФ) ограничить нельзя. За последние десять лет общее число выявленных преступлений в сфере экономики, а также учтённый размер нанесённого ими ущерба возросли более чем в три раза. Так, практически вдвое увеличился размер материального ущерба, причинённого выявленными преступлениями, который составил 66,6 млрд. рублей. Всего изъято ценностей и имущества, имеющих отношение к преступной деятельности, на сумму 34,8 млрд. рублей.

Я.И. Гилинский, следуя практике мировой криминологии о двух типах преступности, относит экономическую преступность к «респектабельной» или «беловоротничковой» и отмечает тенденцию возрастания доли экономических преступлений. Исключение конфискации как вида наказания может негативно отразиться на соблюдении назначения уголовного судопроизводства — защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (п.1 ч.1 ст.6 УПК РФ). Следует поддержать новые концептуальные идеи правового регулирования конфискации как вида наказания, которое обеспечивало бы неотвратимость ответственности за корыстные, тяжкие преступления.

Изучение практики судебного контроля в досудебном производстве показало, что жалобы на арест имущества в общей массе обжалованных процессуальных действий и решений составляет 1,9%. Возможно, это свидетельствует о том, что сторона защиты спокойна за последствия -конфискация исключена из системы наказаний, а доказать, что арестованное имущество получено в результате преступных действий либо нажито преступным путём, достаточно проблематично.

Таким образом, судебный контроль при применении иных мер принуждения нуждается в дальнейшем совершенствовании: — а) более четко определить взаимосвязь уголовно-процессуальных процедур с аналогичными процедурами, определяющимися гражданско-правовыми отношениями; — б) более четко определить критерии и виды судебных решении; — в) определить самостоятельный вид судебного производства при применении иных мер принуждения в досудебном производстве по уголовному делу.

Кроме того, представляется, что существование в УПК РФ термина «возможной конфискации имущества» (ч.1 ст.115 УПК РФ) предполагает дальнейшее совершенствование правового регулирования этого, в данном случае, уголовно-процессуального явления с целью определения всех процессуальных правил и процедур при её применении

Понятие судебного контроля

Судебный контроль — это особый порядок осуществления правосудия, а также соответствующий межотраслевой правовой институт.

Понимание необходимости обособления отдельного института пришло в последние годы вместе с расширением ревизионной практики судов в отношении органов и должностных лиц в вопросах, потенциально затрагивающих охраняемые права и интересы.

Судебный контроль — это особая процессуальная деятельность суда, в ходе которой проверяется соответствие деятельности (акта) органа или должностного лица:

• нормам, регулирующим его деятельность (подразумевая, что они соответствуют нормативным актам более высокой юридической силы, включая Конституцию РФ);
• Конституции РФ, законам и подзаконным актам (исходя из норм, регулирующих правоотношение, на которое влияет действие (бездействие) или акт органа или должностного лица в данной ситуации).

Процессуальные отрасли регулируют присущие им формы судебного контроля как установленные нормами способы рассмотрения вопросов, отнесенных законодателем к сфере судебного контроля.

Отсылочные нормы имеются также в материальном праве (например, ст. 20 УИК РФ). Многочисленность форм, обусловленная разнообразием поставленных задач, дает основание считать судебный контроль межотраслевым институтом.

Режим законности в сфере организации и функционирования исполнительных органов государственной власти, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих обеспечивается судебным контролем или правосудием, осуществляемым соответствующими судами.

Основное содержание судебного контроля в сфере публичного управления заключается в нормоконтроле, т. е. граждане РФ и иные уполномоченные лица могут оспорить в судах нормативные и индивидуальные правовые акты. Обеспечению законности осуществления государственного управления и местного самоуправления способствует деятельность Конституционного Суда РФ, конституционных (уставных) судов субъектов РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных судов, мировых судей и военных судов. Нормоконтрольная деятельность осуществляется судами посредством конституционного, административного, гражданского и арбитражного судопроизводства.

Конституция РФ (ч. 2 ст. 46) устанавливает право граждан обжаловать в суд решения органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, если они нарушают права и свободы граждан. Право гражданина обращаться в суд за защитой своих прав и свобод является важнейшим фактором укрепления гарантий прав граждан в области действия органов публичного управления.

Роль судебной власти при рассмотрении споров, связанных с актами управления, в перспективе будет неизменно возрастать, так как судебный порядок рассмотрения споров имеет ряд неоспоримых достоинств перед административным порядком рассмотрения спора: суд — это специальный государственный орган, осуществляющий контроль за законностью и обоснованностью решений; он независим ни от одной ветви власти и имеет конституционные гарантии такой независимости; у него нет какой-либо заинтересованности в результате рассмотрения спора; он имеет четкую процессуальную форму рассмотрения спора; принципы судебного рассмотрения демократичны; гражданин и сам орган управления имеют одинаковые процессуальные права и обязанности.

По общему правилу в судах общей юрисдикции рассматриваются все дела об оспаривании нормативных правовых актов, кроме тех, проверка законности которых отнесена законодательством к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ. К делам, подведомственным судам общей юрисдикции, относятся, например, дела о признании противоречащими федеральным законам законов субъектов РФ, иных нормативных правовых актов представительных (законодательных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, нормативных правовых актов органов местного самоуправления, а также нормативных правовых актов федеральных министерств, государственных комитетов, федеральных служб и иных федеральных органов исполнительной власти.

Вместе с этим в отличие от общего правила федеральными законами может специально устанавливаться подведомственность арбитражным судам дел по проверке законности конкретных нормативных актов, регламентирующих деятельность неограниченного круга лиц. Например, в соответствии со ст. 138 ч. 1 НК РФ судебное обжалование организациями и индивидуальными предпринимателями актов (в том числе нормативных) налоговых органов производится путем подачи искового заявления в арбитражный суд. В тех случаях, когда с заявлениями об оспаривании нормативных актов налоговых органов, регулирующих исключительно деятельность организаций и индивидуальных предпринимателей, обращаются прокуроры, такие дела также подлежат рассмотрению в арбитражных судах. Если же подобные акты касаются неопределенного круга граждан, не имеющих статуса предпринимателя, заявление прокурора подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции в порядке гражданского судопроизводства.

Согласно п. 3 ст. 3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», если орган государственной власти субъекта РФ полагает, что федеральный закон не соответствует Конституции РФ, нормативный правовой акт федерального органа государственной власти не соответствует положениям Конституции РФ, федеральных законов или договоров о разграничении полномочий, устанавливающим разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ, спор о компетенции либо вопрос о соответствии федерального закона Конституции РФ, соответствии нормативного правового акта федерального органа государственной власти Конституции РФ, федеральным законам или договорам о разграничении полномочий разрешается соответствующим судом.

Вопрос оспаривания правовых актов управления, выявления их юридической состоятельности является частью более общего вопроса о порядке разрешения административно-правовых споров как одного из видов юридических конфликтов.

Оспаривание правового акта управления не влечет за собой автоматического признания их недействительными. Это, по сути, способ, направленный на выяснение соответствия акта требованиям и положениям законов и иных нормативных правовых актов, на выявление его целесообразности (при осуществлении общего контроля), юридической силы и нормативной обоснованности (при опротестовании). При удовлетворении жалобы или заявления обжалуемый (оспоренный) административный акт утрачивает свою юридическую силу.

Дела об оспаривании правовых актов, носящих ненормативный характер, в зависимости от субъектного состава участников и характера правоотношений разрешаются судами общей юрисдикции или арбитражными судами.

Статья 9 Федерального конституционного закона «О военных судах Российской Федерации» предусматривает, что дела об оспаривании ненормативных актов Президента РФ, нормативных актов Правительства РФ, Министерства обороны РФ, иных федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, касающихся прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, подлежат рассмотрению по первой инстанции Военной коллегией Верховного Суда РФ.

Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» определяет, что противоречия закона, иного нормативного правового акта либо иного ненормативного правового акта законодательного органа субъекта РФ, а также исполнительного органа государственной власти субъекта РФ устанавливаются соответствующим судом, под которым, как правило, понимается суд общей юрисдикции одного уровня с органом, издавшим обжалуемый правовой акт.

Решение по делу о признании нормативного правового акта противоречащим закону или сообщение о таком решении должно быть опубликовано в средстве массовой информации, в котором был опубликован данный нормативный правовой акт, о чем нужно указать в резолютивной части решения по делу. В необходимых случаях суд в резолютивной части решения вправе обязать редакцию средства массовой информации опубликовать сообщение о признании недействительным правового акта ненормативного характера, если он был опубликован данным средством массовой информации. Решение суда о признании правового акта противоречащим закону должно быть направлено соответствующему органу, должностному лицу не позднее 10 дней после вступления решения суда в законную силу. Орган публичной власти или должностное лицо обязаны сообщить суду и гражданину об исполнении решения суда не позднее чем в месячный срок со дня получения решения. Поэтому суды, принявшие решения по делу об оспаривании правового акта, обязаны постоянно контролировать исполнение своих решений.

Возможность суда проверять нормативные акты и его право признавать некоторые из них (или конкретные положения) недействующими (незаконными) позволяет сделать и более общий теоретический вывод о том, что судебная практика все более становится источником права. Судебное решение, принятое в результате рассмотрения дела о соответствии закону какого-либо нормативного правового акта, становится также нормотворческим, так как оно формирует новые права и обязанности субъектов права, устанавливает недействительность, а, следовательно, и неминуемую отмену определенных законодательных положений (правил поведения).

Особое значение в современной судебной практике приобретают дела об оспаривании нормативных актов по мотиву несоответствия их закону. Новизной отличается сам характер данной категории дел, так как объектом судебного обжалования (оспаривания) является нормативный акт. При этом судебная защита по таким делам затрагивает публичные интересы неопределенного круга лиц, так как сам нормативный акт распространяет свое действие на неограниченный круг лиц. Посредством рассмотрения таких дел суд общей юрисдикции осуществляет судебный контроль за соответствием оспариваемых нормативных актов другому нормативному акту, который имеет большую юридическую силу и значимость в иерархии нормативных актов.

Конституционный контроль
Судебная власть
Судебная система
Судебное письмо
Судебное право

Назад | | Вверх

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.