Ст33 ч3-ст291 ч3 ук рф

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 октября 2006 г. N 44-О06-111 Суд изменил приговор и смягчил наказание, переквалифицировав действия осужденных на ст. 33 ч.ч. 4, 5, ст. 291 ч. 1 УК РФ, поскольку после получения взятки взяткополучателем не было совершено незаконных действий; в связи с переквалификацией действий осужденных отбывание наказание назначено в колонии-поселении

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 27 октября 2006 г. N 44-О06-111

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных М.Д.С., Г.И.И., В., адвокатов К.Н.Ю., А., Б.Н.В., Т.С.Г. на приговор Пермского областного суда от 28 июля 2006 года, по которому

Г.И.И., родившаяся 8 декабря 1979 года в г. Перми, не судимая,

осуждена по ст. 33 ч.ч. 4 , 5 , ст. 291 ч. 2 УК РФ на три года шесть месяцев лишения свободы; ст. 327 ч. 1 УК РФ на шесть месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено четыре года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В соответствии со ст. 47 УК РФ лишена права заниматься адвокатской деятельностью на три года.

Постановлено взыскать с нее в доход государства неосновательное обогащение в размере 40000 рублей.

В., родившийся 8 ноября 1978 года в г. Перми, не судимый,

осужден по ст. 33 ч. 5 , ст. 291 ч. 2 УК РФ на три года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с него в доход государства неосновательное обогащение в размере 110000 рублей.

М.Д.С., родившийся 24 октября 1973 года в г. Перми, не судимый,

осужден по ст. 290 ч. 4 п. «г» УК РФ на пять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. 47 УК РФ лишен права занимать должности, связанные с осуществлением властных, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных органах и органах местного самоуправления на три года.

Постановлено взыскать с него в доход государства неосновательное обогащение в размере 190000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации «. «, объяснения адвокатов Б.Е.В., Т.С.Г., А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Г.А.Г. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

Г.И.И. и В. осуждены за пособничество, а Г.И.И., кроме того, и за подстрекательство в даче взятки должностному лицу за совершение им незаконных действий.

М.Д.С. осужден за получение взятки за незаконные действия в крупном размере.

Г.Д.С. также осуждена за подделку официального документа, предоставляющего права, в целях его использования.

Преступления совершены ими в декабре 2005 года в г. Перми при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде осужденные вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденная Г.И.И. просит о снижении наказания до условного, ссылаясь на признание вины и раскаяние в содеянном;

адвокат А. в защиту интересов Г.И.И. просит переквалифицировать ее действия на ст. 33 ч. 5 , ст. 291 ч. 1 УК РФ и освободить от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к этой статье, отменить приговор в части осуждения Г.И.И. по ст. 327 ч. 1 УК РФ, дело прекратить. В обоснование своих доводов отмечает, что инициативу в даче взятки проявила сама потерпевшая М.О.З., а Г.И.И., действуя в интересах К.Д.В., считала, что в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 105 УК РФ, и передавала деньги В. для правильной квалификации действий ее подзащитного. Считает, что Г.И.И. добровольно сообщила о даче взятки, поэтому подлежит освобождению от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к ст. 291 УК РФ. Считает, что составленная Г.И.И. справка о заработной плате М.О.З. не является официальным документом;

аналогичная просьба и доводы содержатся в кассационной жалобе адвоката Б.Н.В. в защиту интересов Г.И.И.;

осужденный В. просит переквалифицировать его действия на ст. 33 ч. 5 , ст. 291 ч. 1 УК РФ и снизить наказание до условного, отмечая, что он, передавая деньги М.Д.С., полагал, что тот в свою очередь, на законных основаниях переквалифицирует действия К.Д.В. на статью УК РФ, имеющую более мягкую санкцию;

аналогичная просьба и доводы содержатся в кассационной жалобе адвоката Т.С.Г. в защиту интересов В. Кроме того, адвокат просит освободить В. от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к ст. 291 УК РФ, считая, что он добровольно заявил правоохранительным органам о даче взятки.

осужденный М.Д.С. считает, что он необоснованно осужден за получение взятки за незаконные действия, указывая, что решение о переквалификации действий К.Д.В. со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 108 ч. 1 УК РФ принял на законных основаниях, исходя из материалов уголовного дела, а не в связи с получением денег от В. Отмечает, что он не давал указание следователю о переквалификации действий К.Д.В., а следователь сам пришел к такому выводу после общения с ним (М.Д.С.). Также указывает, что не он, а В. предложил ему взятку и не в размере 300000 рублей, а в размере 190000 рублей, которые он вернул В., поэтому суд необоснованно взыскал с него в качестве неосновательного обогащения 190000 рублей. Считает, что ему назначено чрезмерно суровое наказание;

адвокат К.Н.Ю. в защиту интересов М.Д.С. просит исключить его осуждение за получение взятки за незаконные действия и снизить наказание, приводя те же доводы.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Т.Е.А. просит приговор оставить без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Как установлено судом, 21 декабря 2005 года прокуратурой Свердловского района г. Перми было возбуждено уголовное дело N 11644 по факту убийства Л.А.Е. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ. Предварительное следствие по данному уголовному делу заместителем прокурора Свердловского района г. Перми М.Д.С. было поручено следователю прокуратуры Свердловского района г. Перми К.А.А.

24 декабря 2005 года по подозрению в совершении данного преступления был задержан К.Д.В., которому в последующем была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

24 декабря 2005 года в ночное время, в помещении УВД Свердловского района г. Перми, расположенного по адресу: г. Пермь, ул. Куйбышева, 64, сожительница К.Д.В. — М.О.З. заключила соглашение на защиту К.Д.В. с адвокатом Адвокатской палаты Пермской области Г.И.И., которая информировала М.О.З. о том, что К.Д.В. обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, за которое УК РФ предусмотрено наказание на длительный срок лишения свободы. Подстрекая М.О.З. к даче взятки, Г.И.И. сказала ей, что за денежное вознаграждение должностному лицу прокуратуры можно помочь К.Д.В. избежать уголовной ответственности за совершенное преступление. М.О.З. с предложением Г.И.И. согласилась.

После этого Г.И.И., оказывая пособничество М.О.З. в даче взятки, предложила своему знакомому — бывшему следователю прокуратуры Свердловского района г. Перми В., зная, что у него хорошие отношения с заместителем прокурора Свердловского района г. Перми М.Д.С, договориться с последним о переквалификации за взятку действий К.Д.В. на более мягкую статью. При этом Г.И.И. сознавала, что переквалификация действий К.Д.В. с особо тяжкого преступления на преступление небольшой тяжести является незаконной, так как противоречит обстоятельствам совершенного преступления.

В. согласился с предложением Г.И.И. и потребовал от нее для передачи в виде взятки М.Д.С. 15000 долларов США.

25 декабря 2005 года в вечернее время в районе остановки «Почта» г. Перми в ходе встречи Г.И.И. уведомила М.О.З., что за переквалификацию действий К.Д.В. на более мягкую статью необходимо дать должностному лицу прокуратуры в виде взятки 15000 долларов США или 435000 рублей. М.О.З. на предложение Г.И.И. согласилась. При этом Г.И.И. и М.О.З. договорились между собой, что последняя продаст принадлежащую ей на праве личной собственности комнату, а вырученные деньги отдаст Г.И.И. для передачи их в качестве взятки.

Так как М.О.З. не располагала необходимой денежной суммой, 26 декабря 2005 года в дневное время Г.И.И., продолжая способствовать М.О.З. в даче взятки, по взаимной договоренности с М.О.З., отдала В. для передачи М.Д.С. принадлежащие лично ей деньги, как часть взятки в сумме 100000 рублей.

В этот же день, в дневное время, в рабочем кабинете М.Д.С., расположенного по адресу: г. Пермь, ул. Героев Хасана, 4, между В. и М.Д.С. произошла встреча. В ходе этой встречи В., зная, что М.Д.С. занимает должность заместителя прокурора Свердловского района г. Перми и организует работу по расследованию уголовных дел следователями прокуратуры, действуя, как посредник от имени М.О.З. и Г.И.И., предложил М.Д.С. переквалифицировать действия К.Д.В. со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 109 УК РФ или 108 ч. 1 УК РФ, то есть, переквалифицировать действия К.Д.В. с особо тяжкого преступления на преступление небольшой тяжести. М.Д.С., сознавая, что, в силу занимаемого должностного положения, он руководит работой следователя, осуществляющего предварительное расследование по уголовному делу N 11644, и, обладая авторитетом руководителя, может оказать влияние на юридическую квалификацию действий К.Д.В., с предложением В. согласился, и потребовал за переквалификацию действий К.Д.В. взятку в сумме 300000 рублей. При этом В. и М.Д.С. сознавали, что переквалификация действий К.Д.В. с особо тяжкого преступления на преступление небольшой тяжести является незаконной, так как противоречит доказательствам, собранным по делу. После этого В. передал М.Д.С. часть требуемой взятки в сумме 40000 рублей.

27 декабря 2005 года, в районе бара «Розовый пеликан», расположенного по адресу: г. Пермь, пр. Комсомольский, 47, М.О.З. передала Г.И.И. 150000 рублей, как часть суммы взятки для передачи заместителю прокурора Свердловского района г. Перми М.Д.С.

Г.И.И., способствуя М.О.З. собрать необходимую сумму для передачи взятки М.Д.С., предложила М.О.З. получить в ОАО «Уралвнешторгбанк» (Пермский филиал) кредит. М.О.З., не имея всей суммы денег, которую у нее требовали Г.И.И. и В. в качестве взятки, с предложением Г.И.И. согласилась.

Достоверно зная, что М.О.З. нигде не работает и не обладает официальным источником дохода, Г.И.И. 28 декабря 2005 года изготовила на имя М.О.З. фиктивную справку о заработной плате, согласно которой М.О.З. работает в Адвокатском кабинете «Гасымова» бухгалтером и имеет среднемесячный доход в сумме 21750 рублей. Эту справку Г.И.И. передала М.О.З., которая 28 декабря 2005 года по указанию Г.И.И. представила ее, в числе других официальных документов, в банк для получения кредита. Таким образом, Г.И.И. путем передачи заведомо подложного документа — поддельной справки о заработной плате М.О.3., использовала эту справку по ее назначению и способствовала М.О.3. в приискании необходимой денежной суммы, предназначенной для передачи взятки М.Д.С. На основании представленных документов и поддельной справки о заработной плате М.О.3. получила право взять в банке кредит. В этот же день, продолжая способствовать М.О.3. в даче взятки, Г.И.И., предложила М.О.3. оформить второй кредит на другое лицо. М.О.З. с предложением Г.И.И. согласилась и договорилась со своим знакомым П. о том, чтобы он взял в банке кредит, а деньги передал ей.

29 декабря 2005 года Г.И.И. по предварительной договоренности с М.О.3. передала последней фиктивную справку о заработной плате, изготовленную неустановленным лицом, материалы в отношении которого выделены в отдельное производство, согласно которой П. работает в ООО «Саланг-униформ» в должности заместителя директора и имеет среднемесячный доход в сумме 24300 рублей. 29 декабря 2005 года П. по указанию Г.И.И. представил эту справку, в числе других официальных документов, в банк для получения кредита. Таким образом, Г.И.И. путем передачи заведомо подложного документа — поддельной справки о заработной плате М.О.З. для П., использовала эту справку по ее назначению и способствовала М.О.З. в приискании необходимой денежной суммы, предназначенной для передачи взятки М.Д.С. На основании представленных документов и поддельной справки о заработной плате П. получил право взять в банке кредит.

29 декабря 2005 года М.О.З. получила в ОАО «Уралвнешторгбанк» кредит в сумме 97000 рублей, а 30 декабря 2005 года в этом же банке П. получил кредит в сумме 97000 рублей и передал деньги М.О.З. Все деньги, полученные в банке, М.О.З. передала Г.И.И., как часть суммы взятки для передачи заместителю прокурора Свердловского района г. Перми М.Д.С.

Всего в период с 27 по 30 декабря 2005 года М.О.З. передала Г.И.И. 340000 рублей за два приема частями по 150000 рублей и 190000 рублей, как часть суммы, предназначенной для дачи взятки.

Г.И.И. из всей суммы денег, переданной ей М.О.З., отдала В. для дачи взятки М.Д.С. 300000 рублей. Часть денег Г.И.И. в размере 40000 рублей и В. в размере ПО 000 # рублей оставили себе, как оплату за действия по передаче взятки М.Д.С., и распорядились этими деньгами по собственному усмотрению.

В период с 27 по 30 декабря 2005 года в своем рабочем кабинете М.Д.С., за заранее обещанную переквалификацию действий К.Д.В. со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 108 УК РФ или 109 ч. 1 УК РФ, получил от М.О.З. через посредников Г.И.И. и В. следующую часть требуемой взятки в сумме 150000 рублей.

В последующем М.Д.С. лично контролировал ход предварительного расследования по уголовному делу N 11644. Он, как сотрудник прокуратуры с опытом работы в органах предварительного следствия, понимал, что смерть Л.А.Е. наступила в результате умышленных преступных действий К.Д.В. Но, исполняя ранее достигнутую преступную договоренность с В., М.Д.С., действуя вопреки интересам службы, дал незаконное указание следователю, у которого находилось в производстве уголовное дело N 11644, квалифицировать действия К.Д.В. по ст. 108 ч. 1 УК РФ. 10 февраля 2006 года следователем прокуратуры Свердловского района г. Перми К.А.А. К.Д.В. было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 108 УК РФ, то есть, в совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны. Об этом М.Д.С, во исполнение своих преступных обязательств, сообщил В.С.С.

Всего М.Д.С. получил взятку от М.О.З. через посредников Г.И.И. и В. в размере 190000 рублей, то есть, в крупном размере. Полученными деньгами М.Д.С. распорядился по собственному усмотрению.

Оставшуюся часть взятки в виде денег в размере 110000 рублей М.Д.С. не получил от М.О.З. через посредников Г.И.И. и В. по обстоятельствам, не зависящим от воли соучастников преступления, так как 17 февраля 2006 года Г.И.И. была задержана сотрудниками правоохранительных органов в момент передачи ей денег М.О.З.

Своими противоправными действиями заместитель прокурора Свердловского района г. Перми М.Д.С. причинил существенный вред правам и законным интересам государства и общества, что выразилось в дискредитации им деятельности государственных органов РФ.

Вина осужденных Г.И.И. и В. в пособничестве в даче взятки должностному лицу — М.Д.С., а вина последнего в получении взятки подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

Доводы осужденного М.Д.С. о том, что он принял решение о переквалификации действий К.Д.В. не в связи с получением взятки, а на законных основаниях, нельзя признать состоятельными.

Как следует из материалов настоящего уголовного дела, М.Д.С. получил взятку до установления всех обстоятельств дела, необходимых для принятия решения о квалификации действий К.Д.В. Именно следуя договоренности с В., он просил следователя изменить меру пресечения К.Д.В. с заключения под стражу на залог.

Так из показаний В., данных в ходе предварительного расследования, следует, что на его вопрос о возможности переквалификации действий К.Д.В. на ст. 108 или ст. 109 УК РФ, М.Д.С. ответил согласием, и сообщил, что такая переквалификация возможна, но не бесплатно, назвал сумму в 300000 рублей.

Из показаний свидетеля К.А.А., расследовавшего уголовное дело в отношении К.Д.В., следует, что К.Д.В. был задержан 24 декабря 2006 года, а уже 26 декабря М.Д.С. предложил ему не уносить материал об аресте К.Д.В. в суд, а избрать ему меру пресечения в виде залога. М.Д.С. активно контролировал ход расследования по делу и просил его, ссылаясь на свою личную просьбу, квалифицировать действия К.Д.В. по ст. 108 ч. 1 УК РФ.

Сам М.Д.С., допрошенный в ходе предварительного расследования, пояснил, что, принимая деньги от В., понимал, что это — взятка, но не смог избежать соблазна получить большую сумму денег.

Судебная коллегия также не может согласиться с доводами кассационных жалоб о том, что Г.И.И. и В. добровольно заявили правоохранительным органам о совершенном преступлении, поэтому они подлежат освобождению от уголовной ответственности.

Согласно примечанию к ст. 291 УК РФ лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки.

Как следует из материалов уголовного дела, 6 февраля 2006 года М.О.З. обратилась в региональное управление ФСБ РФ по Пермской области о вымогательстве у нее взятки Г.И.И. для передачи кому-то из руководителей прокуратуры Свердловского района г. Перми в целях переквалификации действий К.Д.В. на более мягкий уголовный закон.

Судебным постановлением от 10 февраля 2006 года было разрешено проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении Г.И.И.

Как следует из стенограмм телефонных переговоров Г.И.И., записанных по личной инициативе М.О.З., и ее же разговора во время проведения оперативного эксперимента, в них уже содержались сведения о передаче взятки через В. заместителю прокурора М.Д.С.

17 февраля 2006 года Г.И.И. в ходе проведения оперативного эксперимента была задержана. В этот же день суд признал наличие в ее действиях состава преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 3 УК РФ, и в этот же день в отношении Г.И.И. было возбуждено уголовное дело.

18 февраля 2006 года было возбуждено уголовное дело в отношении В., который, как и Г.И.И. был задержан и также, как и Г.И.И., не согласился с задержанием и отказался от дачи показаний.

Лишь впоследствии Г.И.И. и В. стали сотрудничать со следствием и дали показания об обстоятельствах совершения преступлений, что судом обоснованно расценено как активное способствование раскрытию преступления.

С учетом изложенного суд обоснованно признал Г.И.И. и В. пособниками в даче взятки М.Д.С., а Г.И.И. и подстрекателем совершения этого преступления.

Вместе с тем, вывод суда о том, что взятка М.Д.С. передавалась, а он ее получил за незаконные действия, является ошибочной.

Уголовное дело в отношении К.Д.В. было возбуждено по ст. 105 ч. 1 УК РФ, предусматривающую уголовную ответственность за умышленное причинение смерти другому человеку.

Деньги М.Д.С. передавались за изменение обвинения К.Д.В. на статью УК РФ, имеющую более мягкую санкцию и последующее освобождение К.Д.В. из-под стражи.

После возбуждения уголовных дел в отношении осужденных по настоящему делу, уголовное дело в отношении К.Д.В. было передано в Пермскую транспортную прокуратуру, постановление следователя К.А.А. о прекращении уголовного преследовании в отношении К.Д.В. по ст. 105 ч. 1 , 111 ч. 4 УК РФ отменено, ему предъявлено новое обвинение по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Учитывая, что до настоящего момента решение суда по уголовному делу в отношении К.Д.В. не принято, а его действия органами прокуратуры уже переквалифицированы со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 111 ч. 4 УК РФ, предусматривающую уголовную ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, то М.Д.С. не может быть осужден за получение взятки за незаконные действия.

Поэтому из приговора подлежит исключению указание об этом, а действия Г.И.И. и В. — переквалификации соответственно на ст. 33 ч.ч. 4 , 5 , ст. 291 ч. 1 , ст. 33 ч. 5 , ст. 291 ч. 1 УК РФ.

В связи с переквалификацией действий Г.И.И. и В. отбывание наказание им следует назначить в колонии-поселении.

Нельзя согласиться и с доводами кассационных жалоб о необоснованности осуждения Г.И.И. по ст. 327 ч. 1 УК РФ.

Судом установлено, что с целью получения кредита для последующей передачи денег в качестве взятки Г.И.И. оформила неработающей М.О.З. справку о заработной плате, в которой указала, что она работает в Адвокатском кабинете «Гасымовой И.И.» бухгалтером, размер заработной платы, заверила справку своей подписью и печатью адвокатского кабинета.

Согласно «Порядку заключения договоров и выдачи «доступного кредита» физическим лицам — клиентам Пермского филиала ОАО «Уралвнешторгбанк» справка о заработной плате является обязательным документом, предъявляемым клиентом для получения кредита.

Поэтому справка, удостоверяющая место работы физического лица и размер его заработной платы, в данном случае обоснованно признана официальным документом, уголовная ответственность за подделку которого предусмотрена ст. 327 ч. 1 УК РФ.

Для квалификации действий виновного лица по ст. 327 ч. 1 УК РФ не имеет значения, кем выдан официальный документ: государственным либо общественным учреждением или юридическим и физическим лицом.

Доводы М.Д.С. о сумме взятой им взятки, ее дальнейшей судьбе были предметом обсуждения в судебном заседании и им дана соответствующая оценка в сочетании с другими доказательствами по делу.

С учетом изменения квалификации действий осужденных, данных о личности судебная коллегия находит возможным снизить назначенное им наказание.

Вместе с тем, судебная коллегия с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений не считает возможным снизить наказание до пределов, не связанных с лишением свободы или назначении условного осуждения.

Руководствуясь ст.ст. 378 , 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Пермского областного суда от 28 июля 2006 года в отношении Г.И.И., В., М.Д.С. изменить.

— Г.И.И. со ст. 33 ч.ч. 4 , 5 , ст. 291 ч. 2 УК РФ на ст. 33 ч.ч. 4 , 5 , ст. 291 ч. 1 УК РФ, по которой назначить два года лишения свободы.

— В. со ст. 33 ч. 5 , ст. 291 ч. 2 УК РФ на ст. 33 ч. 5 , ст. 291 ч. 1 УК РФ, по которой назначить два года лишения свободы в колонии-поселении.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 33 ч.ч. 4 , 5 , ст. 291 ч. 1 , ст. 327 ч. 1 УК РФ, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, назначить Г.И.И. два года лишения свободы в колонии-поселении.

Исключить указание о получении М.Д.С. взятки за незаконные действия.

Снизить ему наказание по ст. 290 ч. 4 п. «г» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ до четырех лет шести месяцев лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных, а также адвокатов К.Н.Ю., Т.С.Г., А., Б.Н.В. — без удовлетворения.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Поиск по тегу «взятка»

Собранные следственным отделом по Октябрьскому району г. Пензы следственного управления Следственного комитета России по Пензенской области доказательства признаны судом достаточными для вынесения приговора жителю Пензы 1954 года рождения по ч. 3 ст. 291 УК РФ (дача взятки должностному лицу за совершение заведомо незаконных действий).

Вторым отделом по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета России по Пензенской области в отношении заместителя Министра промышленности, транспорта и инновационной политики Пензенской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п.«в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки в крупном размере за совершение незаконных действий). Уголовное дело возбуждено на основании результатов оперативно-розыскной деятельности, предоставленных УФСБ России по Пензенской области.

Собранные Зареченским межрайонным следственным отделом регионального Следственного комитета доказательства признаны судом достаточными для вынесения приговора в отношении двух судебных приставов-исполнителей Зареченского городского отдела судебных приставов (далее – ГОСП) УФССП России по Пензенской области по п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки в значительном размере за незаконные действия, группой лиц по предварительному сговору) и жителя Заречного по ч. 2 ст. 291.1 УК РФ (посредничество во взяточничестве за совершение заведомо незаконных действий). Уголовное дело расследовано при взаимодействии следователей регионального Следственного комитета и УФСБ России по Пензенской области.

Следственным отделом по Первомайскому району города Пензы следственного управления Следственного комитета России по Пензенской области в отношении мужчины 1978 года рождения возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ (покушение на дачу взятки должностному лицу за совершение заведомо незаконных действий).

Сердобским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета России по Пензенской области в отношении исполняющей обязанности главы администрации одного из сельсоветов Сердобского района возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки за незаконные действия). Уголовное дело возбуждено при взаимодействии сотрудников регионального Следственного комитета, Управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Пензенской области и ОМВД России по Сердобскому району.

Бессоновским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета России по Пензенской области в отношении трех государственных инспекторов Нижне-Волжского межрегионального управления государственного автодорожного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки, совершенное группой лиц по предварительному сговору), в отношении двух операторов стационарного поста весового контроля — по ч. 5 ст. 33, п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ (пособничество в получении взятки, совершенном группой лиц по предварительному сговору). Уголовное дело возбуждено при взаимодействии сотрудников регионального Следственного комитета и УФСБ России по Пензенской области.

Зареченским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета России по Пензенской области в отношении 59-летнего жителя Пензы возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 291 УК РФ (дача взятки должностному лицу за совершение заведомо незаконных действий). Уголовное дело возбуждено при взаимодействии сотрудников регионального Следственного комитета и отдела по городу Заречному УФСБ России по Пензенской области.

Каменским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета России по Пензенской области завершено расследование уголовного дела по обвинению 62-летнего жителя Нижнеломовского района в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ (покушение на дачу взятки должностному лицу за заведомо незаконное бездействие).

Зареченским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета России по Пензенской области завершено расследование уголовного дела по обвинению жителя Городищенского района в совершении преступлений, предусмотренных ст.264.1 УК РФ (управлением автомобилем лицом, находящимся в состоянии опьянения, подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения) и ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ (покушение на дачу взятки должностному лицу в значительном размере за совершение заведомо незаконного бездействия).

Каменским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета России по Пензенской области в отношении мужчины 1984 года рождения возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ (покушение на дачу взятки должностному лицу за заведомо незаконное бездействие).

Разъяснение положений ст. 291 УК РФ – дача взятки

Уважаемые граждане, помните, что дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника (в том числе, когда взятка по указанию должностного лица передается иному физическому или юридическому лицу) предусматривает уголовную ответственность.

По нормам Уголовного кодекса, под взяткой понимается получение должностным лицом любых государственных или муниципальных органов (взяткополучатель) вознаграждения в виде денежных средств, ценностей, материальных благ или же оказания услуг, за совершение оговорённых действий или же отказ от их совершения (бездействие) в пользу лица, предоставляющего это вознаграждение (взяткодатель).

Совершаемое за это вознаграждение действие или бездействие обязательно должно входить в служебную компетенцию должностного лица, а также может заключаться в покровительства или попустительства по службе, а также в оказании помощи при решении иных вопросов, не входящих в компетенцию взяткополучателя, но на принятие решений по которым он может повлиять.

Различают взятки и по их сумме, что имеет особое значение для квалификации преступления. Размер взятки определяется в рублях не только в случае, когда она дана или получена в виде наличных денег или платежей на счет, но и при передаче взяткополучателю ценных бумаг, материальных ценностей или оказании услуг. В УК РФ (примечание к ст. 290, действующее и для прочих «коррупционных» статей) различают:

  • Взятки в значительном размере, т.е. превышающие 25 тыс. рублей.
  • Взятки в крупном размере, т.е. более 150 тыс. рублей.
  • Взятки в особо крупном размере, т.е. превышающие 1 млн. рублей.

Вопреки распространенному заблуждению в спорах о том, какая сумма является взяткой, в законодательстве отсутствует минимальный размер взятки – по сути, взяткой может быть признана любая сумма, если взятка дана в виде денежных средств.

Согласно статьи 291 УК РФ, существует ответственность за дачу взятки сотруднику полиции. Ответственность определяется суммой взятки:

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум — 2012

ПОСРЕДНИЧЕСТВО ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ

С момента принятия Уголовного кодекса РФ уголовная ответственность посредника во взяточничестве в зависимости от конкретных обстоятельств по делу и его роли в даче или получении взятки стала наступать за соучастие во взяточничестве, т.е. в случаях, предусмотренных ст. 33 УК РФ.

Одно из наиболее существенных отличий нормы о посредничестве в ее нынешней редакции заключается в том, что объективная сторона соответствующего преступления включает не только непосредственную передачу взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя, но и предусматривает совершение иных действий, направленных на способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашении между ними о получении и даче взятки. Поэтому теперь лицо, признаваемое ранее соучастником, содействовавшим совершению преступления, склонявшим к нему, организовавшим это преступление — дачу или получение взятки, — будет признаваться исполнителем, совершившим действия, направленные на способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки.

В соответствии со ст. 291.1 УК РФ любые действия лица, направленные на способствование получению или даче взятки, должны быть квалифицированы как действия, направленные на способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашении между ними о получении и даче взятки. Проблема заключается в том, что в соответствии с ч. 1 ст. 291 УК РФ способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении или реализации соглашения между ними о получении и даче взятки является преступным только в случае, если речь идет о взятке в значительном размере. В соответствии с примечанием к ст. 290 УК РФ под взяткой в значительном размере понимается сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера, иных имущественных прав, превышающая 25 тыс. руб. Возникает вопрос, как надлежит квалифицировать действия лица, которые выразились в передаче взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя или в совершении иных действий, направленных на способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в размере менее 25 тыс. руб.?

В соответствии с буквальным толкованием уголовного закона посредничество во взяточничестве является самостоятельным составом преступления (ст. 291.1 УК РФ), которым и предусмотрены теперь указанные действия. Но при недостижении значительного размера взятки уголовная ответственность за посредничество во взяточничестве исключена за отсутствием состава преступления. Фактически действия лица, которые были направлены на способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в незначительном размере, декриминализованы, что является достаточно странным в условиях ужесточения государственной политики в противодействии коррупционной преступности.

Если же действия посредника во взятке в незначительном размере или совершение лицом иных действий, которые были направлены на способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в незначительном размере, квалифицировать по ст. 290 или ст. 291 УК РФ со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК РФ в зависимости от конкретных обстоятельств по делу и его роли в даче или получении взятки, то становятся необъяснимыми цели дополнения законодательства нормой об ответственности за посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ).

В данном случае необходимо отметить, что уголовно-правовая норма, предусматривающая такой состав преступления, как «Посредничество во взяточничестве» (ст. 291.1 УК РФ), является специальной нормой по отношению к нормам об ответственности за дачу и получение взятки в случаях, когда действия лица образуют соучастие в даче или получении взятки. Следуя общему правилу квалификации преступлений в случае конкуренции общей и специальной норм применяться должна специальная норма. Общая норма, общий состав преступления будут применяться лишь в случаях, которые специальными составами не охватываются. Соответственно, если было совершено посредничество в даче или получении взятки в незначительном размере, специальным составом данный случай не предусмотрен, следовательно, действия будут квалифицированы как соучастие в получении или даче взятки.

Нужно заметить, что посредничество во взяточничестве, предусмотренное ч. 1 ст. 291.1 УК РФ, имеет, так сказать, второстепенное значение по отношению к даче и получению взятки. Соответственно, в зависимости от моментов окончания таких составов преступлений, как дача и получение взятки, посредничество формально может быть разделено на следующие стадии преступлений.

Если посредником совершаются действия по способствованию достижению либо реализации соглашения между взяткодателем и (или) взяткополучателем о получении или даче взятки, то данные действия могут быть расценены именно как приготовление к даче или к получению взятки, если свой преступный замысел лица, стремившиеся выполнить роли взяткодателя и взяткополучателя, не смогли реализовать по независящим от них причинам. В зависимости от категорий преступлений приготовление к преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 290 УК РФ, ч. ч. 1, 2 ст. 291 УК РФ (преступления небольшой и средней тяжести), является в соответствии с ч. 2 ст. 30 УК РФ уголовно ненаказуемым. Логично, что и посредник, который способствовал достижению либо реализации соглашения между взяткодателем и (или) взяткополучателем о получении или даче взятки, в последнем случае также не подлежит уголовной ответственности.

Если же посредник начал совершать действия по передаче или получению взятки, но по независящим от него обстоятельствам не смог передать или получить предмет взятки в незначительном размере, действия взяткодателя или взяткополучателя следует квалифицировать соответственно как покушение на дачу или получение взятки.

Действия посредника не могут быть квалифицированы как посредничество в получении или даче взятки в незначительном размере из-за отсутствия соответствующего состава преступления, предусмотренного ст. 291.1 УК РФ. В данном случае действия посредника будут квалифицированы как пособничество в покушении на получение взятки (ч. 3 ст. 30, ст. 290 УК РФ) или как пособничество в покушении на дачу взятки (ч. 3 ст. 30, ст. 291 УК РФ).

Если посредник как соучастник (в размере менее значительном) не смог передать предмет взятки (он его, стало быть, от взяткодателя уже получил), то действия взяткодателя квалифицируются как покушение на дачу взятки, а действия посредника — как неудавшееся соучастие.

В случае недоведения исполнителем преступления до конца по независящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление в соответствии с ч. 5 ст. 34 УК РФ. Одновременно, помимо ст. 30 и статьи Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за конкретное преступление, при квалификации действий соучастников необходима также ссылка на ст. 33 УК РФ.

Покушение является стадией совершения преступления, оно возможно исключительно в связи с совершением конкретного преступления. Посредник в данном случае лично преступление не осуществляет, не он является собственником взятки, он лишь помогает в ее передаче, соответственно при квалификации его действий ссылка на ст. 33 УК РФ является необходимой для справедливой уголовно-правовой оценки действий всех соучастников.

Ст33 ч3-ст291 ч3 ук рф

Сегодня Тюменский районный суд вынес приговор в отношении депутата Думы Тюменского муниципального района и бывшего генерального директора ОАО «Тюменский бройлер» Олега Нестора, а также его сообщников: Дмитрия Фарафонова, Виктора Яковенко, Андрея Шитихина, Валерия Дорощенкова, Виталия Шапошника, Алексея Картозаева и Вероники Носковой. Они признаны виновными в махинациях с землями, находящимися в распоряжении предприятия, которым руководил Нестор.

Следствием установлено, что в 1996 г. администрация Тюменского района предоставила АОЗТ «Тюменский бройлер», преобразованному впоследствии в открытое акционерное общество, земли общей площадью свыше 2 тыс. гектаров.

В феврале 2005 г. генеральным директором общества был назначен Олег Нестор, который в июне 2006 г. решил похитить земли общества. Для этого он привлек Фарафонова — начальника юридического управления ООО «ПРОДО Менеджмент», в состав которого входило ОАО «Тюменский бройлер», а также Яковенко, Кленина, Картозаева, Шитихина, Дорощенкова, Шапошника и Носкову.

Осенью 2006 г. соучастники уничтожили подлинный государственный акт о принадлежности земельного участка предприятия и изготовили взамен фальшивый документ, согласно которому собственником земель «Тюменского бройлера» стала подконтрольная им фирма ООО «Ореол». К сентябрю 2007 г. в результате махинаций право на землю перешло ООО «Холдинговая компания «НеВа», учредителем которой являлся Нестор, а генеральным директором – Фарафонов.

В результате указанных действий из распоряжения ОАО «Тюменский бройлер» были изъяты земли стоимостью более 200 млн. рублей.

Суд, рассмотрев дело с участием государственного обвинителя прокуратуры Тюменской области, признал Нестора виновным по ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ (организация мошенничества, совершенного в особо крупном размере) и назначил ему наказание в виде 5 лет и 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Фарафонов осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 3 годам заключения с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Яковенко, Шитихин и Дорощенков признаны виновными по ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ (пособничество в мошенничестве). Яковенко назначено наказание в виде 5 лет заключения с отбыванием в колонии общего режима. Шитихин и Дорощенков подвергнуты штрафу в размере 70 тыс. рублей каждый.

Шапошник осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 159, ч. 1 ст. 222 УК РФ (незаконные приобретение, ношение и хранение боеприпасов), поскольку в его квартире были обнаружены и изъяты граната РГД-5 и 32 патрона, к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год и уплатой штрафа в сумме 70 тыс. рублей.

Картозаев признан виновным по ч. 2 ст. 291 УК РФ (дача взятки) и ему назначено наказание в виде 1 года 2 месяцев и 12 дней лишения свободы. В связи с их отбытием он был освобожден из-под стражи в зале суда.

Носкова на основании примечания к ст. 291 УК РФ освобождена от уголовной ответственности по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 291 УК РФ (пособничество в даче взятки), поскольку добровольно сообщила правоохранительным органам о взятке.

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.