Признание и исполнение иностранных судебных решений мчп

Юридическая консультация. Телефон: +7 920-985-9888.

14.6. Признание и исполнение иностранных судебных решений.

Решения национальных судебных органов имеют территориальную силу. Судебное решение представляет собой часть правопорядка того государства, в пределах юрисдикции которого оно вынесено. Допустимо признание и приведение в исполнение решений национальных судов в других государствах в случаях, предусмотренных законодательством этих государств или международными соглашениями. Юридические последствия признания иностранного судебного решения – признанное за рубежом судебное решение получает такую же юридическую силу, что и решения местных судов (т. е. приобретает свойства неопровержимости, исключительности, исполнимости, обязательности для должностных лиц и органов данного государства).

Судебные решения (в зависимости от категории дел) могут предполагать только их признание. Признание иностранного судебного решения является необходимой предпосылкой (условием) его принудительного исполнения. Принудительное исполнение возможно только в силу соответствующего распоряжения компетентных властей того государства, где исполнение испрашивается. Законодательство предусматривает специальную процедуру по разрешению исполнения. Общее для всех государств – принцип взаимности как условие принудительного исполнения.

Основные системы принудительного исполнения иностранных судебных решений:

1) для исполнения требуется проверка правильности решения иностранного суда с точки зрения формы, установление его соответствия публичному порядку государства места исполнения;

2) необходима выдача экзекватуры; возможна проверка решения по существу, если оно вынесено против местного гражданина;

3) регистрация иностранного судебного решения в особом реестре (в государствах, предоставляющих друг другу взаимность).

Система экзекватуры – это принятие судебного постановления, которое санкционирует исполнение иностранного судебного решения, придает ему принудительную силу. Судебное решение признается или исполняется как таковое. Варианты системы экзекватуры:

1) допустимость ревизии дела по существу – суд, разрешающий исполнение, подвергает иностранное решение полной ревизии с точки зрения правильности разрешения дела по существу;

2) возможность только ограниченного контроля со стороны суда, разрешающего исполнение, – суд не проверяет правильность разрешения дела по существу, но вправе произвести полную ревизию в исключительных случаях по требованию должника;

3) экзекватура выдается только при условии взаимности. Условия выдачи экзекватуры: решение не должно противоречить публичному порядку государства места исполнения решения; должник надлежащим образом был извещен о времени и месте судебного разбирательства. Основания отказа в выдаче экзекватуры перечислены в законодательстве. Экзекватура представляет собой специальное постановление только для исполнения решения или и для его признания.

По российскому законодательству решения иностранных судов признаются и исполняются на территории РФ в порядке международных договоров и федеральных законов РФ (ст. 409 ГПК и ст. 241 АПК). Решения, не подлежащие принудительному исполнению, признаются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором или законодательством РФ (ст. 413, 415, 416 ГПК). Основания отказа в признании иностранных судебных и арбитражных решений (ст. 414 ГПК и ст. 244 АПК): решение не вступило в законную силу; сторона, против которой вынесено решение, не была извещена о месте и времени рассмотрения дела; дело относится к исключительной подсудности правоприменительных органов РФ; по данному делу имеется вступившее в законную силу решение судебного органа РФ; признание решения противоречит публичному порядку РФ.

Общий порядок принудительного исполнения решений иностранных судов определен в ст. 409 ГПК и ст. 246 АПК. Для рассмотрения дела о возможности принудительного исполнения решения необходимо ходатайство взыскателя о разрешении принудительного исполнения по месту жительства должника или нахождения его имущества (ст. 410 ГПК и ст. 242 АПК). Основания отказа в разрешении принудительного исполнения иностранных судебных решений в принципе совпадают с основаниями отказа в признании (ст. 412 ГПК и ст. 244 АПК). Юридическое значение признания иностранных судебных решений заключается в том, что оно подтверждает гражданские права и обязанности в том же смысле, что и решения российского суда.

Двусторонние договоры о правовой помощи устанавливают взаимную обязанность признания и исполнения решений органов юстиции договаривающихся государств. В договорах определен широкий круг решений, подлежащих признанию и исполнению. Рассмотрение ходатайства о разрешении принудительного исполнения входит в компетенцию органов того государства, на территории которого решение должно быть исполнено. Решения подлежат признанию и исполнению без пересмотра их по существу. В случаях простого признания решения признаются независимо от времени их вынесения и момента возникновения правоотношений. Признание без принудительного исполнения осуществляется без дальнейшего производства. Основной принцип принудительного исполнения – применение законодательства страны места исполнения. Принудительное исполнение осуществляется на основе принципа экзеква-туирования (договоры Российской Федерации с Чехией, Польшей, Грецией, Кубой).

В Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. стран СНГ закреплено, что каждое из договаривающихся государств обязано признавать и исполнять вынесенное на территории других договаривающихся стран решение по гражданским и семейным делам. Решения, не требующие исполнения, признаются без дальнейшего производства при соблюдении определенных условий. Ходатайство о разрешении принудительного исполнения подается в компетентный орган государства места исполнения. Конвенция перечисляет основания отказа в признании и исполнении судебных решений.

Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса 1954 г. определяет очень узкий круг дел, предполагающих признание и исполнение за границей. Предусмотрен дипломатический путь обращения с просьбой об исполнении решения; при этом установлена возможность и упрощенного порядка обращения. Рассмотрение вопроса о разрешении принудительного исполнения производится компетентными органами государства места исполнения в соответствии с его национальным законодательством. Суд места исполнения не рассматривает иностранное решение по существу, а ограничивается установлением его формальной правильности.

Признание и исполнение иностранных судебных решений мчп

В международном гражданском процессе наиболее существенным является вопрос признания и исполнения судебного решения, так как именно на этой процессуальной стадии происходит окончательное урегулирование спорных отношений в форме материального удовлетворения исковых требований истца. Однако практическая сложность этого вопроса заключается в том, что судебное решение, будучи актом публичной власти одного государства, принятым в пределах ее юрисдикции, должно быть признано и исполнено на территории другого государства, на которую вышеупомянутая публичная власть не распространяется. В силу общепризнанных принципов международного права, а именно территориальной целостности и суверенного равенства государств, признание и исполнение иностранного судебного решения на территории какого-либо государства возможно лишь на основании соответствующих норм национального законодательства или международного договора. Эти два основания признаны российским правом.

В международном процессуальном праве выделяется группа свойств юридической силы судебного решения, которые лежат в основе его признания и исполнения на территории государства иного, чем то, где оно было вынесено. В число этих свойств включаются следующие:

Обязательность предполагает, что судебное решение обязательно для сторон и других лиц, участвовавших в деле, с момента вступления в силу. Решение государственного суда приобретает обязательность в силу его властного характера – как акт органа судебной власти. Необходимым условием возникновения рассматриваемого свойства у иностранного судебного решения в правопорядке другого государства является его признание. Обязательность иностранного судебного решения, таким образом, обусловлена волей признающего государства, подкрепленной соответствующим аппаратом принуждения. В доктрине процессуального права исполнимость рассматривается как проявление общеобязательности решения, а не самостоятельное его свойство, присущее судебным решениям по искам о присуждении как актам принудительной реализации нормативных предписаний. Исполнимость представляет собой принудительное осуществление содержащегося в решении властного предписания помимо воли обязанных лиц.

В процессуальной науке исключительность как свойство законной силы решения суда традиционно рассматривается как недопустимость возбуждения, разбирательства и разрешения судом дела по вторично заявленному иску, тождественному с первоначальным иском, спор по которому разрешен вступившим в законную силу судебным решением; невозможность для лиц, участвующих в деле, и их правопреемников заявлять иск, тождественный уже разрешенному иску, а для суда – невозможность принимать такой иск к своему рассмотрению и разрешать его. Возникновение свойства исключительности у решения суда в иностранном правопорядке обычно связывается с прохождением им процедуры признания. Так, Р. В. Зайцев говорит о том, что после признания в установленном порядке иностранное судебное решение воспринимается как окончательное, что влечет невозможность повторного рассмотрения того же спора.

Неопровержимость (как свойство законной силы) в отечественной доктрине рассматривается как невозможность пересматривать вступившее в силу решение правоприменительного органа. Возникновение у судебного решения свойства неопровержимости определяется правом государства, в котором оно было вынесено, вне зависимости от прохождения этим решением процедуры признания. Кроме того, его содержание дополняется принятым в международной практике запретом пересматривать судебное решение по существу, а также некоторыми следствиями действия доктрины functus officio.

Преюдициальность традиционно рассматривается в качестве одного из свойств законной силы судебных решений. Преюдициальная связь судебных актов – это обусловленность содержания судебного акта, не вступившего в законную силу (судебный акт – «реципиент»), в части установления юридических фактов и правоотношений содержанием судебного акта, вынесенного по другому делу и вступившего в законную силу (судебный акт – «донор»), в части этих же юридических фактов и правоотношений при условии, что субъектный состав обоих споров совпадает полностью или частично. Таким образом, речь идет о предрешенности судом вопроса о существовании некоторых фактов и урегулированных правом отношений сторон.

Пределы действия судебного решения в правопорядке государства иного, чем государство его вынесения, строится на основе положений теории кумулятивности. Их суть состоит в том, что распространение действия решения иностранного суда возможно только до пределов, в которых действует соответствующее, аналогичное решение, вынесенное в государстве, где испрашивается признание и исполнение решения. Р. В. Зайцев предлагает применять теорию кумулятивности (ассимиляции) с оговорками о том, что при признании иностранного судебного решения его действие не может выходить как за пределы действия судебных актов признающего государства, так и за пределы, которые оно имеет в государстве происхождения.

Нормы национального законодательства России о признании и исполнении иностранных судебных решений содержатся в гл. 31 АПК РФ «Производство по делам о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений» и в гл. 45 ГПК РФ «Признание и исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)». Из этого следует, что существуют две процессуальные формы признания и исполнения иностранных судебных решений – в рамках арбитражного и в рамках гражданского судопроизводства, причем в отдельных случаях эти процессуальные формы обладают существенными отличиями.

В настоящее время и арбитражные суды, и суды общей юрисдикции компетентны рассматривать дела о признании и приведении в исполнение иностранных судебных решений. Водораздел их компетенции зависит от характера того спора, решение по которому требует исполнения. Если этот спор был связан с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, то приводить в исполнение вынесенное по такому спору иностранное судебное решение на территории России компетентен арбитражный суд. В остальных случаях таковым будет суд общей юрисдикции. Об этом прямо говорит п. 2 ст. 409 ГПК РФ, согласно которому под решениями иностранных судов понимаются решения по гражданским делам, за исключением дел по экономическим спорам и других дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, приговоры по делам в части возмещения ущерба, причиненного преступлением.

В каких случаях возможно признание и приведение в исполнение иностранного судебного решения в России? АПК РФ и ГПК РФ по-разному отвечают на этот вопрос. Согласно п. 1 ст. 241 АПК РФ решения судов иностранных государств, принятые ими по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, признаются и приводятся в исполнение в Российской Федерации арбитражными судами, если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено международным договором РФ и федеральным законом. Согласно п. 1 ст. 409 ГПК РФ решения иностранных судов, в том числе решения об утверждении мировых соглашений, признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором РФ. Казалось бы, упомянутые в п. 1 ст. 241 АПК РФ слова «федеральный закон» не меняют существа дела, так как основной акцент в обоих кодексах сделан на международном договоре как основании для признания и исполнения иностранного судебного решения, однако в действительности это совсем не так.

Возможность признания и исполнения иностранного судебного решения на основании федерального закона означает введение нового основания для такого признания и исполнения, а именно принципа взаимности, который и закрепляется в отдельных федеральных законах. Однако следует еще раз подчеркнуть, что принцип взаимности служит основанием для признания и принудительного исполнения лишь таких иностранных судебных решений, которые вынесены по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.

Процедура признания и приведения в исполнение иностранного судебного решения выглядит следующим образом. Согласно арбитражному процессуальному законодательству заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда подается стороной в споре, в пользу которой состоялось решение (взыскателем), в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства должника неизвестно, по месту нахождения имущества должника. Заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда рассматривается в судебном заседании судьей единолично в срок, не превышающий трех месяцев со дня его поступления в арбитражный суд, по правилам АПК РФ, если иное не предусмотрено международным договором РФ. При рассмотрении дела арбитражный суд не вправе пересматривать решение иностранного суда по существу (ст. 243 АПК РФ).

По результатам рассмотрения заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда арбитражный суд выносит определение по правилам, установленным для принятия решения (ст. 245 АПК РФ). Принудительное исполнение решения иностранного суда производится на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом, вынесшим определение о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, в порядке, предусмотренном АПК РФ и Федеральным законом от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ в ред. от 21 июля 2014 г. «Об исполнительном производстве». Решение иностранного суда может быть предъявлено к принудительному исполнению в срок, не превышающий трех лет со дня вступления его в законную силу. В случае пропуска указанного срока он может быть восстановлен арбитражным судом по ходатайству взыскателя (ст. 246 АПК РФ). Сходная процедура принудительного исполнения иностранного судебного решения предусмотрена и в гражданском процессуальном законодательстве России (ст. 409–411 ГПК РФ).

Оба кодекса содержат примерно одинаковый перечень оснований для отказа арбитражным судом или судом общей юрисдикции в принудительном исполнении иностранного судебного решения (ст. 244 АПК РФ и ст. 412 ГПК РФ). Отказ допускается в следующих случаях, перечень которых является исчерпывающим:

1) решение по закону государства, на территории которого оно принято, не вступило в законную силу (п. 1(1) ст. 244 АПК РФ) или не подлежит исполнению (п. 1(1) ст. 412 ГПК РФ);

2) сторона, против которой принято решение, не была своевременно и надлежащим образом извещена о времени и месте рассмотрения дела или по другим причинам не могла представить в суд свои объяснения (п. 1(2) ст. 244 АПК РФ и п. 1(2) ст. 412 ГПК РФ);

3) рассмотрение дела в соответствии с международным договором РФ или федеральным законом относится к исключительной компетенции суда в Российской Федерации (п. 1(3) ст. 244 АПК РФ и п. 1(3) ст. 412 ГПК РФ);

4) имеется вступившее в законную силу решение суда в Российской Федерации, принятое по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям, либо на рассмотрении суда в Российской Федерации находится дело по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям, производство по которому возбуждено до возбуждения производства по делу в иностранном суде, или суд в Российской Федерации первым принял к своему производству заявление по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям (п. 1(4–5) ст. 244 АПК РФ и п. 1(4) ст. 412 ГПК РФ);

5) истек срок давности приведения решения иностранного суда к принудительному исполнению, и этот срок не восстановлен судом (п. 1(6) ст. 244 АПК РФ и п. 1(6) ст. 412 ГПК РФ);

6) исполнение решения иностранного суда противоречило бы публичному порядку РФ (п. 1(7) ст. 244 АПК РФ), либо исполнение решения может нанести ущерб суверенитету РФ или угрожает безопасности РФ (п. 1(5) ст. 412 ГПК РФ).

Процедура признания и исполнения иностранных судебных решений помимо процессуального законодательства закреплена также в международных договорах, в которых участвует Россия. Такими международными договорами, в частности, выступают Минская конвенция, содержащая разд. III «Признание и исполнение решений», и Киевское соглашение. Под термином «решения» применительно к международному гражданскому процессу Минская конвенция понимает решения учреждений юстиции по гражданским и семейным делам, включая утвержденные судом мировые соглашения по таким делам и нотариальные акты в отношении денежных обязательств (далее – решения) (ст. 52). Ходатайство о разрешении принудительного исполнения решения подается в компетентный суд Договаривающейся стороны, где решение подлежит исполнению (ст. 53). Ходатайства о признании и разрешении принудительного исполнения решений рассматриваются судами Договаривающейся стороны, на территории которой должно быть осуществлено принудительное исполнение (ст. 54).

В отличие от Минской конвенции Киевское соглашение не предусматривает судебное производство о разрешении на принудительное исполнение. В связи с этим ходатайство о приведении в исполнение решения заинтересованной стороной не может рассматриваться как ходатайство о разрешении принудительного исполнения. Таким образом, ходатайство взыскателя о приведении в исполнение судебного решения равноценно по своему назначению заявлению о возбуждении исполнительного производства. Следует отметить, что Киевское соглашение предусматривает возможность исполнения судебных решений не только судебными исполнителями, но и другими органами, назначенными судом либо определенными законодательством места исполнения. Таковыми могут быть кредитные организации, обладающие определенными полномочиями в отношении имущества ответчика, на которое обращено взыскание по решению суда.

Луганская конвенция содержит гл. III «Признание и приведение в исполнение», специально регулирующую вопросы признания и принудительного исполнения иностранных судебных решений на территории государств, участвующих в конвенции. Согласно нормам Луганской конвенции термин «судебное решение» означает любое решение, принятое судом или трибуналом Договаривающегося государства, независимо от его названия, в том числе постановление, приказ, решение или исполнительный документ, а также определение о судебных издержках или расходах, изданное должностным лицом суда (ст. 32). Судебное решение, вынесенное в одном Договаривающемся государстве, признается в других Договаривающихся государствах, для чего не требуется какой-либо специальной процедуры (п. 1 ст. 33). Судебное решение не признается в случаях:

1) если такое признание явно противоречит (manifestly contrary) публичному порядку в государстве, в котором испрашивается признание;

2) если оно вынесено в отсутствие ответчика, которому не был вручен документ о возбуждении судебного разбирательства или равноценный ему документ в достаточное время и надлежащим образом, чтобы дать возможность ответчику подготовиться к защите;

3) если оно несовместимо с решением, вынесенным по спору между теми же сторонами в государстве, в котором испрашивается признание;

4) если решение несовместимо с решением, вынесенным ранее в другом Договаривающемся государстве или в государстве, не являющемся участником Луганской конвенции, по делу с тем же основанием и между теми же сторонами, при условии, что это решение отвечает требованиям, необходимым для его признания в запрашиваемом государстве (п. 1–4 ст. 34).

Ни при каких обстоятельствах иностранное судебное решение не может быть пересмотрено по существу (ст. 36). Суд Договаривающегося государства, в котором испрашивается признание судебного решения, вынесенного в другом Договаривающемся государстве, может приостановить рассмотрение ходатайства, если на это решение подана обычная апелляция (п. 1 ст. 37). Судебное решение, вынесенное в одном Договаривающемся государстве и подлежащее принудительному исполнению в этом государстве, приводится в исполнение в другом Договаривающемся государстве после того, как по ходатайству заинтересованной стороны оно объявлено подлежащим принудительному исполнению (п. 1 ст. 38).

Процедура подачи ходатайства определяется законом государства, в котором испрашивается исполнение решения (п. 1 ст. 40). Запрашиваемый суд принимает постановление об исполнении решения (declaration of enforceability) безотлагательно. Сторона, против которой испрашивается исполнение решения, на этой стадии не вправе делать какие-либо представления в отношении ходатайства (ст. 41). Постановление об исполнении вручается стороне, против которой такое исполнение испрашивается. К постановлению прилагается само судебное решение (п. 2 ст. 42). При рассмотрении ходатайства о приведении в исполнение судебного решения и выдаче постановления об исполнении судом того Договаривающегося государства, где испрашивается исполнение, не взимаются никакие пошлины (duties), сборы (fees) и выплаты (charges), рассчитываемые в зависимости от суммы, указанной в судебном решении (ст. 52).

MCHPravo.ru : Международное Частное Право Вся актуальная информация по международному частному праву в одном месте и всегда под рукой! Предмет, субъекты, правовое регулирования, трудовые семейные и наследственные отношения в МЧП

Признание и исполнение иностранных судебных решений

Вынесение решения по конкретному спору, т.е. достижение определенного правового результата, часто бывает недостаточным для сторон. Целью судебного разбирательства является упорядочение общественных отношений, реальная защита прав физических и юридических лиц. Поэтому лицо, обратившееся в суд, надеется на восстановление своего нарушенного права, что в первую очередь означает фактическое выполнение ответчиком указанных в решении действий. Получение документа, в котором закреплено право истца (или, наоборот, ответчика), еще не является гарантией того, что это право он сможет реализовать.

Исполнение национальных, не говоря уже об исполнении иностранных судебных решений, бывает сопряжено со многими трудностями, например, отсутствием денег у должника, обязанного уплатить причитающуюся истцу сумму; неустановлением места жительства ответчика.

Что касается решений иностранных судов, то помимо объективных причин, затрудняющих их исполнение, существует еще и ряд дополнительных. Основной проблемой является то обстоятельство, что решения суда одного государства не имеют юридической силы на территории другого государства. В случае, например, когда суд Алжира выносит решение по какому-либо гражданско-правовому спору, то для того, чтобы это решение было исполнено на территории Российской Федерации, необходимо добровольное признание Российской Федерацией юридической силы данного решения.

Подобная ситуация имеет место в любом иностранном государстве: для взыскания алиментов по решению суда Латвии с гражданина Российской Федерации, обязанного выплачивать алименты, необходимо согласие России на признание юридической силы решения латвийского суда. И наоборот: решение российского суда не будет иметь юридическую силу в Латвии до тех пор, пока Латвия не признает российское судебное постановление и не примет решение о его исполнении на своей территории.

Согласие на исполнение иностранного судебного решения чаще всего закрепляется в международных договорах об оказании правовой помощи. Международный договор выступает в качестве своеобразного «спасательного круга»: в нем не только закрепляется процедура исполнения иностранных решений (хотя и этот вопрос является, несомненно, важным), но и содержится норма, обязывающая государство — участника договора исполнять решения судов других государствучастников.

В Российской Федерации правовой основой для исполнения решений иностранных судов является наличие международного договора.

Именно такое императивное правило, не позволяющее двусмысленно его толковать, закреплено в пункте 1 ст. 409 ГПК РФ и пункте 1 ст. 241 АПК РФ. Правда, между этими статьями имеются редакционные отличия, позволяющие утверждать, что признание и приведение в исполнение иностранных судебных решений в российских арбитражных судах более демократично и не требует наличия международного договора. Такое обоснование вытекает из формулировки нормы о том, что решения судов иностранных государств признаются и приводятся в исполнение в Российской Федерации арбитражными судами, если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено международным договором России и федеральным законом.

В отличие от Арбитражного процессуального, в Гражданском процессуальном кодексе признание и исполнение иностранных судебных решений ставится в зависимость только от имеющегося международного договора. Ничего о наличии федеральных законов в статье 409 не говорится. Может ли на практике эта ситуация измениться, если будет принят соответствующий федеральный закон, позволяющий признавать и исполнять решения иностранных судов, покажет будущее. Во всяком случае, на сегодняшний день никаких федеральных законов, допускающих исполнение иностранных судебных решений российскими арбитражными судами, также не имеется.

По вопросам признания и исполнения иностранных судебных решений не существует универсальных конвенций. Эти вопросы стали предметом регулирования региональных международных соглашений.

Среди них — Киевское соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, 1992 г. Согласно статье 7 Киевского соглашения государства-участники обязаны признавать и исполнять вступившие в законную силу решения судов государств-участников. Ходатайство о приведении в исполнение решения предусмотрено в статье 8 Киевского соглашения и по своему назначению соответствует заявлению о возбуждении исполнительного производства.

В 1998 г. в рамках СНГ было дополнительно заключено Московское соглашение о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств — участников Содружества. В этом Соглашении подробно определен орган, которому взыскатель должен отправлять документы для приведения в исполнение судебного решения.

Следует заметить, что процедура признания и исполнения судебных решений в рамках государств СНГ представляет собой упрощенный механизм по сравнению с порядком признания иностранных судебных решений, вынесенных судебными учреждениями других государств. Основанием для исполнения судебных решений на территории государства — члена СНГ является непосредственный исполнительный документ, выданный другим государством — участником Московского соглашения.

Принципиальное значение в вопросе признания и исполнения иностранных судебных решений имеют правовые основания для отказа в принудительном исполнении. Российский законодатель подробным образом излагает основания для отказа в принудительном исполнении решения иностранного суда. В Гражданском процессуальном кодексе соответствующие основания изложены в статье 412, которая содержит исчерпывающий перечень следующих оснований:

решение не вступило в законную силу;

ответчик не был надлежащим образом извещен о рассмотрении дела;

дело могло быть рассмотрено в силу исключительной подсудности только в суде России;

имеется вступившее в законную силу решение суда РФ по данному спору;

исполнение решения может нанести ущерб Российской Федерации или противоречит публичному порядку России;

истек 3-годичный срок предъявления решения к принудительному исполнению.

Основания для отказа в принудительном исполнении иностранных судебных решений, ходатайство об исполнении которых заявляется в арбитражном суде, примерно совпадают с перечисленными. Между тем следует обратить внимание на отличия, имеющиеся в указанных кодексах по данному вопросу.

В Арбитражном процессуальном кодексе сформулированы одинаковые основания для отказа как в признании иностранного судебного решения, так и в его принудительном исполнении; это подтверждается названием статьи 244 «Основания отказа в признании и приведении в исполнение решений иностранного суда и иностранного арбитражного решения». В Гражданском процессуальном кодексе отказ в принудительном исполнении и отказ в признании решений иностранных судов рассматриваются в двух самостоятельных статьях. В отличие от принудительного исполнения судебных решений, для признания решений иностранных судов никакого производства не требуется, если не поступит со стороны заинтересованного лица возражения относительно этого (ст. 413 ГПК РФ).

Помимо национального законодательства, основания отказа в признании иностранных судебных решений и принудительном исполнении закрепляются в международных договорах, что, опятьтаки, в силу приоритета применения последних будет иметь преимущественное значение для правоприменителя. Из этого следует, что для подготовки соответствующей правовой позиции задачей первостепенной важности является выяснение надлежащих правовых норм, регулирующих вопрос признания и исполнения.

Признание и исполнение иностранных судебных решений

Как правило, судебные решения имеют юридические последствия за пределами того государства, где они вынесены, только если это допускается государством, на территории которого решение должно быть признано и исполнено. Признание решений судов другого государства означает придание им такой же юридической силы, какую имеют вступившие в законную силу решения судов данного государства.

В России решения иностранных судов по гражданским делам признаются и исполняются, если это предусмотрено международным договором РФ с государством, суд которого вынес решение. Это прямо следует из ч. 3 ст. 6 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», ст. 409 ГПК РФ и ст. 241 АПК РФ. И ранее иностранные судебные решения исполнялись только при наличии соответствующего международного договора. Имеются в виду международные договоры, прямо указывающие на взаимное признание и исполнение судебных решений – указание в договоре на обеспечение свободного доступа граждан и организацией договаривающихся государств в суды другого государства, вполне понятно, нельзя рассматривать как договоренность о взаимном признании и исполнении решений. Поскольку закон требует наличия международного договора о признании и исполнении решений, суды не вправе приводить в исполнение решения судов государств, с которыми Россия соответствующего договора не имеет.

При разработке ГПК РФ и АПК РФ обсуждался вопрос о закреплении в законодательстве более широкого подхода – допущения исполнения решений иностранных судов и при отсутствии международного договора, если соблюдена взаимность, т.е. если в стране, суд которой вынес решение, акты российских судов исполняются. Такое расширение возможностей исполнения способствовало бы развитию международного сотрудничества. Однако законодатель, как видно, отверг эту позицию, не сочтя в современных условиях возможным менять традиционный подход.

Среди международных договоров России, касающихся признания и исполнения судебных решений, прежде всего должна быть названа Минская конвенция 1993 г. (вопросы признания и исполнения решений урегулированы и в Кишиневской конвенции 2002 г.), а также бо́льшая часть двусторонних договоров о правовой помощи но гражданским, семейным и уголовным делам. Исполнение судебных решений по некоторым категориям гражданских дел вытекает и из других многосторонних конвенций с участием России: Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 г., Международной конвенции о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1992 г., Римской конвенции об ущербе, причиненном иностранными воздушными судами третьим лицам на поверхности 1952 г. и др. Взаимное признание и исполнение судебных решений по спорам, связанным с осуществлением хозяйственной деятельности, предусмотрено Киевским соглашением 1992 г.

Согласно ст. 51 Минской конвенции 1993 г. и ряду договоров о правовой помощи признаются и исполняются в принципе все решения по гражданским и семейным делам, т.е. решения но любым категориям таких дел (имеются в виду решения, принятые по существу дела или о взыскании судебных расходов) и судебные решения по уголовным делам о возмещении ущерба потерпевшему, а также мировые сделки, заключенные в судах. Так же решен вопрос и в ст. 54 Кишиневской конвенции 2002 г.; здесь, однако, кроме того, предусмотрено признание и исполнение решений судов о наложении ареста на имущество, включая денежные средства на банковских счетах, в целях обеспечения иска. Решения судов стран – участниц Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 г. исполняются в России только в том случае, если они касаются уплаты судебных расходов и вынесены против истцов или третьих лиц, являющихся гражданами одной из стран-участниц. Достаточно узок но сравнению с Минской конвенцией и договорами о правовой помощи круг решений, подлежащих исполнению на основании других многосторонних конвенций: обычно это решения лишь по отдельным категориям гражданских дел. В Киевском соглашении 1992 г. речь идет о решениях судов общей компетенции, арбитражных (хозяйственных) судов, третейских судов и других органов, к ведению которых относятся дела, возникающие из договорных и иных гражданско-правовых отношений между хозяйствующими субъектами, из их отношений с государственными и иными органами.

Некоторые судебные решения по своему характеру не требуют исполнения. Это решения по делам о признании лица недееспособным, об установлении фактов, о расторжении брака и т.п. Они признаются в России не только если это предусмотрено международным договором, как это установлено для исполнения решений, по и если на признание указывает российское законодательство (федеральный закон). Так, на признание иностранных решений указывает ст. 415 ГПК РФ, называя решения по делам: относительно статуса иностранных граждан (о право- и дееспособности, праве на имя, опеке и попечительстве, признании безвестно отсутствующим и объявлении умершим, об усыновлении); о расторжении брака и признании его недействительным (если хотя бы один из супругов, имеющих разное гражданство, одно из которых – российское, проживал вне пределов России и если оба супруга – российские граждане в момент рассмотрения дела проживали вне пределов России). Кроме того, допускается признание решений и по другим делам, если это предусмотрено в иных, кроме ГПК РФ, федеральных законах. Так, признание в России иностранных судебных решений о расторжении брака и об усыновлении предусмотрено и в СК РФ (см. об этом гл. 20 учебника).

При отсутствии в законе или международном договоре указания на признание актов иностранных судов такие акты, легализованные в установленном порядке (если международным договором РФ не предусмотрено освобождение от легализации), могут приниматься нашими судами, но лишь в качестве доказательств, оцениваемых в соответствии с российскими процессуальными нормами.

Для признания и исполнения иностранного судебного решения, которое входит в круг подлежащих признанию и исполнению, в России, как и в других странах, требуется соблюдение определенных условий, которые обычно предусматриваются в соответствующем международном договоре. Так, Минская конвенция 1993 г. и договоры о правовой помощи требуют соблюдения следующих условий: 1) решение должно вступить в законную силу (факт вступления в законную силу официально подтверждает вынесший решение иностранный суд на основании законодательства своего государства); 2) при рассмотрении дела должны быть соблюдены процессуальные права сторон. Если будет установлено, что лицо, возбудившее ходатайство об исполнении, или ответчик по делу не участвовали в процессе вследствие того, что им или их представителям не был своевременно и в надлежащем порядке вручен вызов в суд, в признании и исполнении решения, вынесенного по делу, может быть отказано; 3) решение не должно противоречить предшествующему решению российского суда, вступившему в законную силу и вынесенному по делу между теми же сторонами, о том же требовании и по тому же основанию. В противном случае решение иностранного суда не подлежит признанию и исполнению. В некоторые договоры о правовой помощи включены и другие условия. Так, ряд договоров требует соблюдения судом, вынесшим решение, правил о разграничении компетенции (международной подсудности), содержащихся в договоре, и правил внутреннего законодательства страны места исполнения об исключительной подсудности. Киевское соглашение 1992 г. тоже формулирует основания для отказа в исполнении иностранных решений (ст. 9). Они близки к основаниям, предусмотренным договорами о правовой помощи.

При отсутствии в договоре или конвенции указаний на условия признания и исполнения решений суды применяют российское законодательство. Случаи, когда в исполнении решения иностранного суда может быть отказано, установлены в ст. 412 ГПК РФ, а применительно к арбитражным судам – в ст. 244 АПК РФ (ранее условия исполнения формулировались в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г.). Прежде всего надо иметь в виду, что по существу иностранное решение не проверяется, суд лишь устанавливает, все ли предусмотренные в этой статье (или в международном договоре) условия признания и исполнения соблюдены и нет ли формальных оснований для отказа в исполнении. Перечень возможных случаев отказа, содержащийся в законе, носит исчерпывающий характер. Отказ в исполнении допускается, если: решение не вступило в законную силу или не подлежит исполнению, причем факты эти подтверждаются иностранным судом, вынесшим решение, в соответствии с законодательством своей страны; сторона, против которой принято решение, была лишена возможности защиты; рассмотрение дела относится к исключительной подсудности российских судов; имеется решение по тому же делу, вынесенное российским судом; истек срок предъявления решения к принудительному исполнению (три года).

Что касается еще одного упомянутого в ст. 412 ГПК РФ (как и в некоторых международных договорах, например в ст. 19 Минской конвенции 1993 г. и в ст. 244 АПК РФ) случая – противоречия исполнения иностранного решения публичному порядку Российской Федерации, то здесь надо иметь в виду следующее. Общие принципы применения оговорки о публичном порядке, закрепленные в ст. 1193 ГК РФ (они рассмотрены в параграфе 5.4 учебника), применимы и в других сферах ее действия. Но в международном гражданском процессе, где пределы применения иностранного права гораздо у́же, чем в международном частном праве, оговорка о публичном порядке в принципе имеет более узкую сферу применения. Ссылка на публичный порядок Российской Федерации как на основание отказа в признании и исполнении иностранных судебных (как и арбитражных) решений допустима, если исполнение решения приведет к созданию ситуации, не совместимой с публичным порядком, т.е. с основополагающими началами, фундаментальными основами правопорядка Российской Федерации. Надо обратить внимание на то, что речь идет о противоречии публичному порядку признания и исполнения решения, а не самого решения.

Условия признания решений, не требующих по своему характеру исполнения, в принципе, при отсутствии в договоре специальных правил, – те же, что и для признания других решений.

Порядок признания и исполнения иностранных судебных решений, т.е. способ введения их в действие на территории России, в основном урегулирован в международных договорах, посвященных правовой помощи, но в ряде вопросов эти договоры отсылают к внутреннему законодательству страны места исполнения.

Внутреннее законодательство государств по-разному решает вопрос о введении в действие решений иностранных судов. Различают несколько систем исполнения таких решений: 1) система экзекватуры, по которой иностранное решение признается и исполняется после придания ему судом страны, где испрашивается исполнение, принудительной силы путем вынесения соответствующего постановления (экзекватуры); после ее получения решение обычно исполняется в том же порядке, что и решение собственного суда (Германия, Франция и большинство других стран Европы; в упоминавшемся Регламенте Совета ЕС № 44/2001 тоже предусмотрена подача заинтересованной стороной ходатайства в суд или иной компетентный орган и признание иностранного решения подлежащим принудительному исполнению в соответствующем государстве-участнике – ст. 38, 39); 2) система англо-американского общего права, по которой иностранное судебное решение как таковое не исполняется, а служит лишь основой для нового судебного разбирательства; в этом разбирательстве суд исходит из презумпции в пользу стороны, выигравшей дело, проигравшая сторона может ее опровергать. Существуют и другие варианты. Так, в Великобритании возможна регистрация иностранного решения в особом реестре (в суде по гражданским делам Высокого суда), если речь идет о стране, обеспечивающей взаимность в этой области. В странах, где необходимо получение экзекватуры, различаются условия и порядок ее выдачи, степень контроля.

В России порядок исполнения иностранных судебных решений определяется исходя из принципа выдачи экзекватуры. Согласно ст. 410 ГПК РФ для принудительного исполнения иностранного судебного решения необходима подача взыскателем ходатайства о его исполнении и рассмотрение ходатайства компетентным российским судом (общей юрисдикции). Это суды субъектов РФ «второго звена»: верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области или суд автономного округа но месту жительства или нахождения должника в России, а если должник не имеет места жительства (нахождения) в России либо если место его нахождения неизвестно – по месту нахождения его имущества. Процедура разрешения вопроса по ходатайству такова: рассмотрение ходатайства в открытом судебном заседании с извещением должника, оценка представленных данных, вынесение судебного определения о разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда или об отказе в исполнении. Определение суда может быть обжаловано в вышестоящий суд в общем порядке. На основании вступившего в законную силу решения иностранного суда и определения суда о разрешении исполнения выдается исполнительный лист. Действия по принудительному исполнению решения совершаются на основании российского законодательства, т.е. в соответствии с действующим в России общим порядком исполнения судебных решений.

С принятием ГПК РФ и АПК РФ внесена определенная ясность в спорный вопрос о порядке исполнения иностранных судебных решений, вынесенных по спорам и другим делам, связанным с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, активно обсуждавшийся в доктрине и вызывавший затруднения на практике.

Решения по упомянутым спорам в настоящее время вводятся в действие в России арбитражными судами в соответствии с правилами гл. 31 АПК РФ, а по всем другим – судами общей юрисдикции на основании правил ГПК РФ. При этом закон не придает значения тому, какой суд вынес за границей решение – арбитражный (хозяйственный) или суд общей юрисдикции. Важен характер спора.

Предусмотренная в АПК РФ процедура рассмотрения арбитражным судом заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда по экономическому спору основывается, как и в отношении других дел, на принципе выдачи экзекватуры. Но, конечно, рассмотренный порядок (выдача судом разрешения на исполнение) действует, если иное не предусмотрено в международном договоре, участницей которого является Россия. В связи с этим надо указать на подписанное и Россией Соглашение стран СНГ от б марта 1998 г. «О порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств – участников Содружества», согласно которому (ст. 3) решения должны исполняться «в бесспорном порядке». Россией, однако, это Соглашение пока не ратифицировано и, следовательно, на ее территории не действует. Но 29 июля 2002 г. вступило в силу Соглашение между Россией и Республикой Беларусь «О порядке взаимного исполнения судебных актов арбитражных судов Российской Федерации и хозяйственных судов Республики Беларусь» (заключено 17 января 2001 г.). Согласно этому международному договору «судебные акты компетентных судов Сторон не нуждаются в специальной процедуре признания и исполняются в таком же порядке, что и судебные акты судов своего государства на основании исполнительных документов судов, принявших решения» (ст. 1). Как видно, Соглашение предусматривает признание и исполнение иностранных судебных решений без какой- либо процедуры и какой-либо даже минимальной проверки их судом, что не часто встречается в мировой практике и может расцениваться как самая высокая степень доверия к решениям судов другого государства.

Решения иностранных судов, которые по своему характеру не требуют принудительного исполнения (о признании брака недействительным, об установлении отцовства и т.п.), признаются без какого-либо специального («дальнейшего») производства, если со стороны заинтересованного лица не поступит возражений против этого. При наличии возражений вопрос рассматривается в установленном порядке теми же судами, которые компетентны выдавать разрешение на исполнение решений (ст. 413 ГПК РФ). Верховный Суд РФ применительно к решениям о расторжении брака, вынесенным в странах СНГ, подчеркнул, что в случае заявления возражений заинтересованных лиц признание производится в судебном порядке.

Признанные в России решения иностранных судов имеют те же правовые последствия, что и решения российских судов. Отсюда следует, что: 1) наличие признанного решения иностранного суда является основанием отказа в принятии искового заявления к производству (ст. 134 ГПК РФ) либо прекращения находящегося в производстве российского суда дела по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (ст. 220, 221 ГПК РФ). На правовые последствия рассмотрения дела иностранным судом указывает ч. 1 ст. 406 ГПК РФ; применительно к арбитражу см. ч. 2 ст. 252 АПК РФ; 2) наличие дела в производстве иностранного суда, решения которого подлежат в Российской Федерации признанию в силу договора с соответствующим государством или российского законодательства, служит основанием для возвращения искового заявления (ст. 135 ГПК РФ) или оставления его без рассмотрения (ст. 222 ГПК РФ). На это прямо указывает ч. 2 ст. 406 ГПК РФ; см. также ч. 1 ст. 252 АПК РФ.

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.