Приговор по ст 116 ч1 ст 119 ук рф

Дата опубликования: 28 сентября 2011 г.

Советский районный суд г.Томска

Именем Российской Федерации

г.Томск 03 августа 2011 года

Судья Советского районного суда г.Томска Богданов М.А. с участием государственного обвинителя помощника прокурора Советского района г.Томска Муковозова Р.А.,

подсудимого Солтанова Г.А.,

защитника Кох Е.С.,

при секретаре Иванцовой М.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по апелляционной жалобе защитника уголовное дело в отношении

Солтанова Г.А., ранее судимого:

1) 22.04.2010 г. мировым судьей судебного участка № 5 Советского судебного района г.Томска по ч.1 ст.116 УК РФ(4 эпизода), ч.2 ст.69 УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей;

2) 13.01.2011 г. мировым судьей судебного участка № 5 Советского судебного района г.Томска по ч.1 ст.116 УК РФ к 140 часам обязательных работ,

осужденного по приговору мирового судьи судебного участка № 5 Советского судебного района г.Томска от 13.05.2011 г. по ч.1 ст.116, ч.1 ст.119 (в ред. ФЗ от 07.03.2011 г.), ч.2 ст.69 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы условно, с испытательным сроком 1 год, с возложением обязанностей, способствующих исправлению,

Солтанов Г.А. совершил насильственные действия, причинившие физическую боль, не повлекшие вредя здоровью С., угрожал ей убийством при следующих обстоятельствах.

11.01.2011 г. в период с 23.00 час. до 02.15 час. 12.01.2011 г. Солтанов Г.А. в , действуя умышленно, с целью причинения физической боли сдавил руками предплечья С. возле локтевых сгибов, затем схватил руками за запястья обеих рук, с силой стал выкручивать ей руки, причинил потерпевшей физическую боль и телесные повреждения в виде кровоподтеков на правой и левой верхних конечностей, не повлекшие вреда здоровью.

Он же в указанное время и в указанном месте угрожал С. убийством, говоря при этом: «на том свете успокоишься», «если ты не угомонишься, то я успокою тебя навсегда». Угрозы убийством потерпевшая воспринимала реально, поскольку Солтанов Г.А. был агрессивно настроен, применял к ней насилие, имелись основания опасаться осуществления угрозы.

Подсудимый Солтанов Г.А, вину в совершении преступлений не признал, показал, что насилия в отношении потерпевшей не применял. Между ними действительно происходил конфликт, за руки ее схватил для того, чтобы забрать икону, которой потерпевшая пыталась его перекрестить. Угрозу убийством в адрес С. не высказывал. Потерпевшая оговаривает его, поскольку имеет цель выселить его из квартиры любыми средствами.

Несмотря на отрицание, вина подсудимого подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств.

Из показаний потерпевшей С. следует, что ночь на 12.01.2011 г. между ней и Солтановым Г.А. произошел конфликт, в ходе которого он сдавливал предплечья ее рук своими руками, причиняя физическую боль. Когда в комнату зашла дочь, он отпустил ее руки, она взяла икону и перекрестила его. Тогда Солтанов Г.А. схватил ее за запястья и начал выкручивать руки, в результате чего она также испытала физическую боль. В процессе конфликта подсудимый также высказал в ее адрес угрозу убийством, говоря, что, если «она не успокоится, он успокоит ее навсегда», «на том свете успокоишься». Данные угрозы она воспринимала реально, поскольку Солтанов Г.А. неоднократно ранее угрожал ей, причинял побои. /л.д. 45-46/

Свидетель С. подтвердила показания потерпевшей, пояснила, что в ходе конфликта, происходившего между родителями, услышала, что Солтанов Г.А. угрожал матери, говоря ей: «я тебя убью». Когда она вошла в комнату, увидела, что отец держит руки С. за предплечья, сдавливает. Затем пошла за братом. Кроме того, после обнаружила на запястьях матери кровоподтеки.

Из показаний свидетеля Солтанова А.Г. следует, что сестра сообщила ему о конфликте родителей, попросила поговорить с отцом, успокоить его. Когда он вошел в комнату, обнаружил, что Солтанов Г.А. удерживает С. за запястья, она просил отпустить ее руки, говорила, что испытывает боль, но он продолжать сжимать руки.

Согласно заключению экспертизы кровоподтеки на верхних конечностях С. причинены действием тупых твердых предметов, не повлекли вреда здоровью. Давность причинения ДД.ММ.ГГГГ не исключается. /л.д.57-59/

Оценивая в совокупности представленные доказательства, суд приходит к выводу о том, что вина подсудимого в совершении преступлений нашла свое подтверждение.

По приговору мирового судьи Солтанов Г.А. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.116, ч.1 ст.119 УК РФ.

Защитником в интересах Солтанова Г.А. подана апелляционная жалоба, в которой поставлен вопрос об отмене приговора, оправдании подсудимого, поскольку бесспорных доказательств его вины не добыто. Мировым судьей не дана оценка всем обстоятельствам уголовного дела, в частности, причиной конфликтов является нерешенный квартирный вопрос. Потерпевшая – бывшая жена подсудимого, она является лицом, заинтересованным в исходе дела, стремиться любым способом выселить Солтанова Г.А. из квартиры. Мировым судьей также на дана оценка показаниям С., которые полностью согласуются с версией подсудимого.

Оценивая доводы апелляционной жалобы, суд не находит их обоснованными, а показания подсудимого в части отрицания совершения преступлений суд отвергает по следующим основаниям.

Из показаний потерпевшей и свидетелей А. С., бесспорно, следует, что Солтановым Г.А. в отношении С. совершены насильственные действия, причинившие физическую боль.

Более того, показания как потерпевшей, так и свидетеля С. подтверждают, что подсудимым в адрес С. во время применения насилия высказывались угрозы убийством.

Оценивая обстоятельства, при которых было совершено преступление, суд приходит к выводу о том, что у С. имелись основания опасаться осуществления подсудимым угрозы, поскольку он был агрессивно настроен, ранее совершал в отношении не противоправные действия, во время угрозы убийством применил насилие.

Довод подсудимого и апелляционной жалобы о том, что С. оговаривает его, стремясь выселить из квартиры, а сын и дочь дают показания в интересах матери и по ее наставлению, не являются убедительными. Напротив, показания указанных лиц получены с соблюдением закона, согласуются между собой в деталях, объективно подтверждены заключением экспертизы, а поэтому признаются судом достоверными.

Кроме того, показания потерпевшей косвенно, но подтверждены показаниями свидетелей Н. и Л., которым потерпевшая описала действия Солтанова Г.А., пояснив, что Солтанов Г.А. применил в отношении нее насилие, угрожал убийством. Из показаний Л. и Н. следует, что в семье С. постоянно происходят конфликты, потерпевшая опасается за свое здоровье, что подтверждает вывод суда о наличии у потерпевшей оснований для осуществления угроз убийством со стороны подсудимого.

Оценивая же показания свидетеля С., суд приходит к выводу о том, что показания не отвечают требованию относимости, поскольку о действиях подсудимого, связанных с его обвинением в совершении преступлений, ему ничего не известно. Он в целом пояснил о том, что между подсудимым и потерпевшей происходят конфликты. А поэтому показания данного свидетеля не подтверждают версию подсудимого.

Вместе с тем, приговор мирового судьи подлежит отмене в соответствии со ст.381 УПК РФ по основанию нарушения уголовно-процессуального закона.

Так, показания потерпевшей мировым судьей получены с существенными нарушениями процессуальных требований, предусмотренных ст.ст.277, 278 УПК РФ, поскольку перед допросом ей не были разъяснены права, обязанности и ответственность, предусмотренные ст.56 УПК РФ. Не разъяснено право отказаться свидетельствовать против себя в соответствии со ст.51 Конституции.

Более того, в протоколе судебного заседания отсутствуют сведения о предупреждении С. об уголовной ответственности за дачу заведомо-ложных показаний, отказ от дачи показаний в соответствии со ст.ст.307, 308 УК РФ.

Таким образом, показания С., полученные в мировом суде, нельзя признать допустимыми.

В соответствии с п.9 ч.2 ст.381 УПК РФ обоснование приговора доказательствами, признанными недопустимыми, является безусловным основанием для отмены приговора.

Кроме того, мировой судья вышел за пределы предъявленного подсудимому обвинения, существенно нарушив право подсудимого на защиту, указав о совершении действий, связанных с угрозой убийством также около 14.30 час., тогда как формулировка обвинения не содержит указания на совершение указанных действий.

В соответствии со ст.367 УПК РФ отмена приговора мирового судьи влечет постановление нового приговора.

Действия Солтанова Г.А. суд квалифицирует по ч.1 ст.116 УК РФ как совершение насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ.

Кроме того действия Солтанова Г.А. суд квалифицирует по ч.1 ст.119 УК РФ (в ред. ФЗ от 07.03.2011 г.) как угроза убийством.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, относящихся к категории небольшой тяжести, данные о личности подсудимого.

Солтанов Г.А. ранее судим за совершение аналогичных преступлений, характеризуется положительно, трудоустроен и занят социально-позитивной деятельностью, обстоятельств, отягчающих его наказание, не установлено. Обстоятельством, смягчающим наказание Солтанова Г.А., является наличие у него несовершеннолетнего ребенка.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу о назначении подсудимому наказания по ч.1 ст.116 УК РФ в виде штрафа. По ст.119 УК РФ суд назначает наказание в виде лишения свободы с применением ст.73 УК РФ, поскольку находит возможным его исправление без реального отбывания наказания. Одновременно суд устанавливает испытательный срок и возлагает на осужденного обязанности, способствующие исправлению.

Руководствуясь ст.ст.365, 367, 368 УПК РФ,

Солтанова Г.А. признать виновным в совершении перступлений, предусмотренных ч.1 ст.116, ст.119 УК РФ (в ред. ФЗ от 07.03.2011 г.), назначить ему наказание:

— по ч.1 ст.116 УК РФ в виде штрафа в размере 7000 рублей;

— по ч.1 ст.119 УК РФ (в ред. ФЗ от 07.03.2011 г.) в виде 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим назначить окончательное наказание в виде 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст.73 УК РФ назначенное наказание считать условным, установить испытательный срок 1 год, в течение которого обязать Солтанова Г.А. один раз в два месяца являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий исправление осужденного, не менять места жительства без уведомления указанного органа.

Приговор мирового судьи судебного участка № 5 Советского судебного района г.Томска от 13.01.2011 г. исполнять самостоятельно.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Томский областной суд в течение 10 суток со дня провозглашения.

Разъяснить осужденному право в случае подачи кассационной жалобы, а также в течение 10 суток со дня получения копии кассационной жалобы ходатайствовать о своем участии и об участии защитника в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, о чем сообщить в письменном виде.

Судья: М.А. Богданов

Приговор вступил в законную силу: 12.09.2011

Разрешить публикацию «____»_____________2011

Приговор по ст 116 ч1 ст 119 ук рф

ПРИГОВОР ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

13 сентября 2010 года г. Астрахань Суд в составе: Мирового судьи судебного участка № 1 Трусовского района г. Астрахани Кавериной О.В., с участием государственного обвинителя Дорофеевой Д.Е., защитника-адвоката Нуждовой Л.О., представившей ордер № 035805 от 13.09.2010г, подсудимого Епифанова О.Н., потерпевшей Епифановой Л.Г., при секретаре Шакировой Э.Ш. рассмотрев в открытом судебном заседании, в порядке особого судопроизводства, уголовное дело в отношении Епифанова , г.рождения, уроженца г. , гражданина РФ, имеющего два высших образования, разведенного, имеющего на иждивении детей 1992 и 1998 г. рождения, не работающего, зарегистрированного и проживающего по адресу: г. , ул. , , ранее судимого

— 06.05.2008 г. Нальчикским гарнизонным военным судом по п. «б» ч.2 ст.131 УК РФ, ст.64 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года (судимость не погашена), обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.119 УК РФ, ч.1 ст.116 УК РФ, УСТАНОВИЛ: Епифанов О.Н. имея непогашенную судимость, на путь исправления не встал и вновь совершил преступление при следующих обстоятельствах. 18.05.2010 года примерно в 00 часов 10 минут Епифанов О.Н., находясь в зальном помещении по , района , в состоянии алкогольного опьянения, имея умысел на угрозу убийством своей матери Епифановой Л.Г., в процессе ссоры, возникшей на бытовой почве, стал оскорблять ее словами грубой нецензурной брани, разговаривая с ней на повышенных тонах, высказывая при этом угрозы убийством, после этого желая создать видимость осуществления своих угроз и подкрепляя их реальными действиями, ринулся в ее сторону, схватив за горло правой рукой, стал осуществлять «сжимательные» движения, удерживая руку в течении минуты, при этом навалившись всем телом, прижал Епифанову Л.Г. к шкафу. Реально испугавшаяся за свою жизнь Епифанова Л.Г. стала звать на помощь внука Епифанова А.О., который подойдя к отцу Епифанову О.Н., стал отрывать его руку от шеи бабушки. После чего Епифанов О.Н. прекратил сои преступные действия, направленные а осуществление угрозы убийством Епифановой Л.Г. Высказанные Епифановым О.Н. угрозы убийством Епифанова Л.Г. восприняла реально, так как ею было учтено субъективное представление о личности Епифанова О.Н., его состояние ярости и агрессии в момент высказывания угроз, а также то, что его слова сопровождались реальными действиями посредством удушения. Таким образом, Епифанов О.Н. совершил преступление, предусмотренное ч.1 ст.119 УК РФ — угроза убийством, если имелись основания опасаться осуществления такой угрозы.

Он же, Епифанов О.Н. 18.05.2010 года примерно в 00 часов 15 минут, находясь в зальном помещении по ул. , района г. , в процессе совершения угрозы убийством в отношении своей матери Епифановой Л.Г., из неприязненных отношений, имея умысел на совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, схватил правой рукой горло Епифановой Е.Г. и стал осуществлять «сжимательные» движения, удерживая руку в течение минуты, стал сдавливать его, причиняя при этом Епифановой Л.Г. физическую боль. Таким образом, Епифанов О.Н., совершил преступление, предусмотренное ч.1 ст. 116 УК РФ — совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ. В судебном заседании подсудимый поддержал ранее заявленное ходатайство о рассмотрении уголовного дела, в порядке особого судопроизводства, о чем представил письменное заявление и пояснил, что он полностью признает свою вину в предъявленном ему обвинении в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.119, ч.1 ст.116 УК РФ и пояснил, что ходатайство заявлял ранее, при ознакомлении с уголовным делом и ему известны последствия рассмотрения дела, в особом порядке. Он раскаивается за содеянное преступление. Защитник-адвокат Нуждова Л.О. ходатайство подзащитного поддержала, пояснив, что такое ходатайство заявлялось подзащитным, при ознакомлении с материалами уголовного дела. Дополнительно консультировала его и разъяснила ему такое право. Потерпевшая Епифанова Л.Г. выразила согласие на рассмотрение дела в порядке особого судопроизводства, о чем представила письменное заявление. Государственный обвинитель выразил согласие на постановление приговора, без проведения судебного разбирательства. Выслушав ходатайство подсудимого, поддержанное защитником, выслушав мнение государственного обвинителя, учитывая согласие потерпевшей, суд приходит к выводу о рассмотрении уголовного дела, в порядке особого судопроизводства, поскольку установлено, что подсудимый полностью согласен с предъявленным ему обвинением в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.119, ч.1 ст.116 УК РФ и объемом обвинения. Вину признал полностью и раскаялся за содеянное. Подсудимому понятны характер и последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства, а государственный обвинитель, потерпевшая выразили согласие на постановление приговора, без проведения судебного разбирательства. Отсюда следует, что соблюдены все условия, установленные ст.314 УПК РФ, позволяющие постановить приговор без проведения судебного разбирательства. Проверив материалы дела, суд приходит к выводу, что обвинение, предъявленное Епифанову О.Н. в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.119, ч.1 ст.116 УК РФ является обоснованным и подтверждается собранными по делу доказательствами. Действия Епифанова О.Н. суд квалифицирует по ч.1 ст.119 УК РФ по признаку — угроза убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы и по ч.1 ст. 116 УК РФ по признаку — совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса. При определении вида и размера наказания учитываются требования ст.316 УПК РФ. Учитывается характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности и материальном положении виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. При назначении наказания суд также учитывал требование закона по необходимости назначения справедливого наказания, а также по учету при назначении наказания влияния назначенного наказания на исправление осужденного. При определении размера наказания подсудимому Епифанову О.Н. суд также руководствуется требованиями ст.68 ч.2 УК РФ, так как в действиях подсудимого Епифанова О.Н., имеется рецидив преступлений, оснований для применения ч.3 ст.68, ст.64 УК РФ суд не находит и при этом суд учитывает характер и степень общественной опасности ранее совершенных подсудимым преступлений, обстоятельства, в силу которых, исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным, а также характер и степень общественной опасности вновь совершенного преступления и обстоятельства совершения данного преступления. Как смягчающими вину обстоятельствами суд учитывает признание вины, раскаяние за содеянное, а также учитывается, то, что он является участником боевых действий, ранее заявлял ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, и что у него имеются на иждивении двое несовершеннолетних детей 1992 и 1998 г рождения. Суд учитывает также мнение потерпевшей, которая просила подсудимого строго не наказывать и не лишать его свободы. Судом также учитывается то, что Епифанов О.Н. не имеет постоянного места работы, отрицательно характеризуется по месту жительства. Как отягчающим вину обстоятельством, учитывается рецидив преступления, предусмотренный ст.63 УК РФ, то есть совершение умышленного преступления, при наличии непогашенной судимости за ранее совершенное умышленное преступление. На основании выше изложенного, прихожу к выводу, что исправление Епифанова О.Н. может быть достигнуто, в условиях изоляции от общества и прихожу к выводу о назначении ему наказания, в виде лишения свободы, с отбыванием наказания, в соответствии со ст.58 УК РФ, в исправительной колонии строгого режима, поскольку Епифанов О.Н. является ранее судимым и ранее отбывал наказание в местах лишения свободы. Процессуальные издержки в виде суммы, выплаченной защитнику, следует отнести на счёт федерального бюджета РФ в связи с рассмотрением дела в особом порядке в силу ч.10 ст.316 УПК РФ. На основании изложенного, руководствуясь ст.63 УК РФ, ст. 316 УПК РФ, суд

Признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.119 УК РФ и ч.1 ст.116 УК РФ и назначить ему наказание:

— по ч.1 ст.119 УК РФ в виде 1(Одного) года лишения свободы.

— по ч.1 ст.116 УК РФ в виде 3 (трех) месяцев исправительных работ с удержанием 5% заработной платы ежемесячно в доход государства.

На основании ст.71 УК РФ произвести перерасчет назначенного наказания в виде исправительных работ, по ч.1 ст.116 УК РФ, из расчета того, что три дня исправительных работ равны одному дню лишения свободы и определить наказание по ч.1 ст.116 УК РФ в виде 1 (одного) месяца лишения свободы.

На основании ст.69 ч.2 УК РФ путем полного сложения назначенных наказаний, окончательное наказание Епифанову О.Н. определить в виде 1 (Одного) года 1 (одного) месяца лишения свободы, с отбыванием наказание в исправительной колонии Строгого режима. Меру процессуального принуждения Епифанову О.Н. в виде обязательства о явке изменить на заключение под стражу, до вступления приговора в законную силу и взять его под стражу в зале суда. Срок наказания Епифанову О.Н. исчислять с 13 сентября 2010 года. Вещественных доказательств по делу нет, гражданский иск не заявлен. Процессуальные издержки в виде суммы, выплаченной защитнику, отнести на счёт федерального бюджета РФ в связи с рассмотрением дела в особом порядке в силу ч.10 ст.316 УПК РФ. Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке через мирового судью в Трусовский районный суд г. Астрахани в течение 10 дней со дня вынесения, с соблюдением требования ст. 317 УПК РФ. Разъяснить Епифанову О.Н., что в случае подачи апелляционной жалобы, он вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, а так же поручать осуществление своей защиты избранному защитнику либо ходатайствовать перед судом о назначении защитника. Приговор постановлен и изготовлен в совещательной комнате.

Постановление о прекращении дела по ст.116, ст.119 УК РФ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о прекращении уголовного дела

Мировой судья судебного участка № 329 Лосиноостровского района города Москвы с участием государственного обвинителя – помощника Бабушкинского межрайонного прокурора г.Москвы Старцевой И.М. подсудимого Бойко В.Г., защитника адвоката Жуковой О.С. при секретаре Сальниковой С.Т. с участием потерпевшей Л., рассмотрев материалы уголовного дела в отношении Бойко В.Н. 1978 года рождения, уроженца г. Хабаровска, гражданина РФ, имеющего высшее образование, работающего в ООО «ХХ», зарегистрированного по адресу: «адрес», не судимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.119 ч.1, 116 ч.1 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Бойко В.Г. обвиняется в совершении угрозы убийством и имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

11 февраля 2013 года, примерно в 23 часа 40 мин., он, будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь в квартире по адресу: «адрес», в ходе ссоры с Л., учиненной на почве личных неприязненных отношений, подверг ее избиению, после чего схватил последнюю за шею и, высказывая в адрес Л. угрозу убийством, стал с силой сжимать руками шею Л., лишая ее тем самым свободного доступа воздуха. В сложившейся ситуации потерпевшая данную угрозу убийством восприняла как реальную опасность для своей жизни и здоровья и у нее имелись основания опасаться осуществления данной угрозы.

Он же обвиняется в нанесении побоев и иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ:

11 февраля 2013 года, примерно в 23 часа 38 мин., он, будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь в квартире по адресу «адрес», в ходе ссоры с Л., учиненной на почве личных неприязненных отношений, нанес ей несколько ударов кулаками по лицу и телу, причинив своими действиями Л. физическую боль и повреждения в виде кровоподтеков в области лица и обеих верхних конечностей, которые не причинили вреда здоровью. Затем, в продолжение своих преступных действий, он (Бойко В.Г.) умышленно схватил Л. руками за шею и с силой стал сжимать руками шею последней, причинив Л. физическую боль и повреждение в виде кровоподтека в области шеи справа, не причинившее вреда здоровью.

В судебном заседании потерпевшей Л. заявлено ходатайство о прекращении в отношении Бойко В.Г. уголовного дела за примирением с подсудимым и заглаживанием со стороны последнего причиненного вреда, при этом потерпевшая пояснила, что с подсудимым, с которым она состоит в фактических брачных отношениях, примирилась и простила его, тот принес ей свои извинения, они продолжают проживать одной семьей, ведут совместное хозяйство, отношения в их семье наладились; свое ходатайство заявляет добровольно, его характер и последствия осознает. Подсудимый Бойко В.Г. и его защитник указанное ходатайство поддержали в полном объеме и также просили о прекращении уголовного дела за примирением с потерпевшей и полным заглаживанием причиненного вреда, в соответствии со ст. 25 УПК РФ, при этом подсудимый пояснил, что раскаивается в содеянном, вину признает полностью, сделал для себя выводы из случившегося, отношения с потерпевшей в настоящее время хорошие. Государственный обвинитель не возражал против прекращения уголовного дела в части частного обвинения и возражал против прекращения дела в части ст.119 ч.1 УК РФ.

Суд, выслушав заявленное потерпевшей ходатайство, мнения участников процесса, полагает необходимым прекратить уголовное преследование в отношении Бойко В.Г. по ст.116 ч.1 УК РФ по следующим основаниям.

В соответствии со ст.20 УПК РФ, в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления, уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст.ст.115 ч.1, 116 ч.1, 129 ч.1, 130 УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым; примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что заявленное потерпевшей ходатайство подлежит удовлетворению, поскольку в данном случае закон связывает прекращение уголовных дел, отнесенных к категории частного обвинения, именно с волеизъявлением потерпевшего. В связи с изложенным, суд полагает необходимым прекратить дальнейшее уголовное преследование в отношении Бойко В.Г. по ст.116 ч.1 УК РФ за примирением с потерпевшей.

Также суд считает возможным прекратить по ходатайству потерпевшей уголовное преследование в отношении Бойко В.Г. по ст.119 ч.1 УК РФ по следующим основаниям.

В соответствии со ст.25 УПК РФ суд вправе на основании заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст.76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Подсудимый Бойко В.Г. впервые привлекается к уголовной ответственности, преступление, в совершении которого он обвиняется, относится к категории небольшой тяжести, он согласен с предъявленным обвинением и раскаялся в содеянном. Подсудимый и потерпевшая, которые состоят в фактических брачных отношениях, примирились, причиненный вред заглажен полностью, претензий со стороны потерпевшей к подсудимому нет, отношения в их семье наладились, о чем свидетельствует представленное суду заявление потерпевшей. При таких обстоятельствах, суд считает возможным прекратить данное уголовное дело дальнейшим производством в связи с примирением подсудимого и потерпевшей, заглаживанием причиненного вреда, на основании ст. 25 УПК РФ, ст. 76 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 254-256 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Прекратить уголовное преследование в отношении Бойко В.Г., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.116 ч.1 УК РФ, – в соответствии с требованиями ст.20 УПК РФ, за примирением потерпевшего с подсудимым, освободив его от уголовной ответственности.

Прекратить уголовное преследование в отношении Бойко В.Г., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.119 ч.1 УК РФ, на основании ст.25 УПК РФ, ст.76 УК РФ, в связи с примирением подсудимого с потерпевшим и заглаживанием причиненного вреда.

Уголовное дело в отношении Бойко В.Г. дальнейшим производством прекратить, освободив его от уголовной ответственности по основаниям, указанным в описательной части постановления.

Меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке, избранную подсудимому в стадии дознания, отменить после вступления постановления в законную силу.

Настоящее постановление может быть обжаловано в Бабушкинский районный суд г. Москвы в течение 10 суток со дня его вынесения.

Каталог информации

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД ПРЕКРАТИЛ УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА (ч.1 ст. 116 УК РФ, ч.1 ст.119 УК РФ).

За юридической помощью по уголовному делу обратился гражданин – Клиент. Дело в том, что в отношении него мировым судьей был постановлен обвинительный приговор за совершение преступления предусмотренного ч.1 ст. 116 УК РФ, ч.1 ст.119 УК РФ. С наказанием по совокупности в виде 6 месяцев ограничения свободы.

Для справки: Уголовный кодекс РФ

Статья 116. Побои

1. Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, —

наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо арестом на срок до трех месяцев.

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Клиент свою вину в предъявленном обвинении признавал, с потерпевшей примирился, ущерб возместил. Потерпевшая примирилась с клиентом по факту совершенного преступления и ходатайствовала перед мировым судьей о прекращении уголовного дела. Необходимо отметить то, что между клиентом и потерпевшей сложились фактически семейные отношения, имеется общий ребенок.

Однако, мировой судья в прекращении уголовного дела отказал и постановил обвинительный приговор признав клиента виновным в совершении преступления ч.1 ст.116 УК РФ и ч.1 ст. 119 УК РФ.

Изучение материалов судебного производства адвокатом были выявлены грубые нарушения уголовно законодательства РФ при разрешении дела и постановлении приговора судьей, а именно ст. 20 УПК РФ, ст. 25 УПК РФ и ч.2 ст. 15 УК РФ

С учетом выше названных нарушений, фактических обстоятельств дела адвокатом была подготовлена и подана апелляционная жалоба на приговор мирового судьи.

В ходе рассмотрения жалобы были установлены все нарушения закона, вновь подтвердились факты и обстоятельства, позволяющие в данном случае, прекратить уголовное дело за примирением сторон.

Районный суд, рассмотрев апелляционную жалобу согласился с доводами защиты и принял решение приговор отменить производство по уголовным дела ч.1 ст.116, ч.1 ст.119 УК РФ в отношении клиента прекратить за примирением сторон.

Адвокат по уголовным делам г. Екатеринбург и города Свердловской области

Апелляция отменила приговор хулигану, в котором не объяснялось, как ограничить его свободу

Свердловский областной суд отменил приговор в отношении «автохулигана» Игоря Новоселова из-за допущенных в нем ошибок. Инстанция также уменьшила срок его наказания на полгода ограничения свободы, сообщает пресс-служба суда.

В феврале 2014 года Новоселов был приговорен Кировским районным судом Екатеринбурга к трем годам ограничения свободы и штрафу в размере 25 000 руб. за нанесение побоев председателю ТСЖ, а также за угрозы убийством соседу и случайному участнику дорожного движения, то есть по ч. 1 ст. 116 УК РФ (побои) и по двум эпизодам по ч. 1 ст. 119 УК РФ (угроза убийством).

Приговор был обжалован как потерпевшими, так и прокурором. Потерпевшие требовали для Новоселова лишения свободы, а прокурор ходатайствовал о смягчении наказания, ссылаясь на ошибки, допущенные судом. По словам обвинителя, суд не учел в качестве смягчающего вину обстоятельства явку с повинной Новоселова по эпизоду с угрозой убийством водителю, а также не уточнил, какие именно ограничения свободы установлены осужденному. Кроме того, принимая решение о наказании, суд необоснованно добавил срок по приговору от 28 мая 2013 года по эпизоду с хулиганством в магазине «Ларец».

Свердловский областной суд удовлетворил апелляционное представление прокурора, оставив жалобы потерпевших без внимания.

В результате апелляции Игорь Новоселов оштрафован на 25 000 руб. за нанесение побоев, также суд наложил на него ограничения свободы на два с половиной года за угрозы убийством, что на полгода меньше первоначального срока. Кроме того, Новоселов должен выплатить потерпевшим в счет компенсации морального вреда 60 000 руб., а также возместить материальный вред свыше 7000 руб. и расходы на услуги представителей в размере 75 000 руб.

Новоселов стал известен общественности после появления ролика с его участием под названием «Ты кому сигналишь, дядя?», который привлек внимание правоохранительных органов.

Как юрист в сфере банкротства, я вижу много человеческих страданий. Никто не идет к банкротному юристу с хорошими новостями. Чаще из-за болезни, смерти, потери работы, развода или других непредвиденных жизненных событий, которые привели их к финансовому краху. Меня должны были научить на юрфаке, что страдания тех, кто рядом, влияют и на тебя тоже. Обычно юристы по ошибке принимают это чувство за слабость, некомпетентность или другой профессиональный недостаток.

Распознать викарную травму

Я хотела бы раньше узнать, что эти все предположения неверны. Или что стресс юриста, который он испытывает рядом со страдающим клиентом, – нормальное человеческое явление. Для него есть диагноз – викарная («вторичная») травма.

Симптомы викарной травмы такие же, как и у непосредственной. У юриста могут быть нарушения сна или яркие кошмары, онемение во время общения с клиентами или, наоборот, необычная интенсивность переживаний. Например, навязчивые мысли о страшных событиях. Также часто встречается большая тревожность или страх, что поверенный попадет в такую же ситуацию, как его клиент. Некоторые юристы испытывают физиологические изменения. У них меняются привычки в еде, угасает сексуальное влечение, даже начинаются панические атаки.

Если юрист не чувствует себя обособленным от клиента (хоть и сочувствующим), если его переполняют эмоции настолько, что он не может конструктивно думать, – по этим признакам он может распознать викарную травму, говорит бывший юрист, а сейчас психотерапевт Сара Вайнштейн. «Эмоции постоянно берут верх над познанием», – объясняет она. Викарная травма может появиться в результате накопления травматического опыта или от одного-единственного воздействия.

Шэннон Калахан, старший советник Seyfarth Shaw, поделилась, что пережила викарную травму, когда занималась делом, связанным с психиатрической больницей и изнасилованием. «Мне было очень грустно, я не могла перестать плакать. Я избегала подобных дел. Не хотела опять потерпеть поражение, не хотела, чтобы оно отразилось на моем клиенте».

Иногда дела, над которыми мы работаем, несут с собой тяжелые последствия, однако наши возможности повлиять на исход являются ограниченными. Юрист может добиваться определенного результата, но должен помнить, что это может отразиться на его собственном благополучии.

Калахан говорит: «Я до сих пор думаю о своем клиенте: как там она после депортации. Я переживаю за нее, желаю ей всего лучшего и грущу, что проиграла. Чтобы помочь себе справиться, я говорю, что это был сложный случай и я сделала все, что смогла».

Много лет я боролась с хронической бессонницей, была в грусти и оцепенении, работала круглые сутки и наконец-то стала искать терапевта. Я расслабилась, когда узнала, что я не одна борюсь с этими чувствами, что это нормально – думать о своих клиентах и облегчать их боль. Я узнала, что могу стать более стойкой через практики осознанности и самопомощь. Я узнала, как не утонуть в страданиях клиентов и как, покидая офис, не «брать» работу с собой.

«Тем, у кого викарная травма, важно настроиться на сопереживание, но не на эмпатию с клиентами», – подчеркивает Вайнштейн.

Когда юристам нужна помощь

Когда вы сопереживаете, вы неравнодушны к страданиям окружающих и стремитесь их облегчить. Эмпатия означает, что вы становитесь на место клиента. Для юристов важно уметь обе вещи. Но юристы, которые часто работают со страдающими клиентами, должны себе напоминать, что они не клиенты.

Отделять себя от клиента – навык, который поможет вам добиться больших профессиональных высот и не получить травму самому. Еще важно свести к минимуму стресс в других сферах и заботиться о себе. Здоровые привычки – сон, правильное питание, физкультура – имеют большое значение.

Юристы могут быть немногословными. Разговоров о собственном стрессе легче избегать. К тому же часто мы можем отрицать наши страдания, а это чревато нездоровыми компенсациями. По мнению Вайнштейн, юристу надо искать психотерапевта, когда он больше двух-трех месяцев испытывает симптомы травмы – оцепенение, навязчивые мысли, физиологические изменения, сильный страх или беспокойство, что страшные события произойдут в его жизни.

Кому-то может показаться эгоистичным фокусироваться на своих страданиях в свете трагедии клиентов. Но успешным юристом может быть только тот, кто в порядке. Как говорят, наденьте кислородную маску сначала на себя, потом на окружающих.

Перевод статьи Джины Чу «Suffering can be the human consequence of lawyering».

Переживания и крепкая психика

Ирина Фаст из Гражданских компенсаций больше 20 лет помогает получать компенсации за вред здоровью или потерю кормильца. По ее словам, в первые годы она включалась эмоционально, переживала события каждого случая даже во сне. «Я тогда очень волновалась за близких, потому что каждый день видела, какой трагедией может обернуться обычная жизнь, – делится Фаст. – Затем защитные механизмы психики, видимо, взяли верх, и я стала спокойнее реагировать на дела своих клиентов».

Управляющий партнёр МКА Солдаткин, Зеленая и Партнеры Дмитрий Солдаткин защищает по уголовным делам и считает, что здесь адвокату изначально нужна крепкая психика. Его эмпатия выражается в том, что защитник должен сделать все возможное для доверителя, работать добросовестно и профессионально, правильно понять потребности клиента и не вводить его в заблуждение, перечисляет Солдаткин. Он уверен, что адвокат, погруженный в негативные эмоции клиента, не сможет в полной мере ему помочь, потому что ему самому нужна помощь.

Арбитражный управляющий Андрей Шафранов занимается банкротствами физлиц. «Конечно, я испытываю определенное сочувствие людям, которые переживают потерю работы, безденежье, болезни, развод», – рассказывает он. Но голову при этом надо оставлять холодной, убежден Шафранов.

Расчеты по договору еще не закончены, но стороны уже расписались, что все готово и претензий нет. Это отнюдь не редкая ситуация, признает старший юрист BGP Litigation Олег Хмелевский. Госзаказчик может просить оформить акты в конце года, чтобы он смог закрыть все договоры и перейти в следующий финансовый год «без хвостов», объясняет Хмелевский. При этом, по словам юриста, госзаказчик уверяет, что подрядчик получит недостающую сумму в следующем году – якобы тогда на оплату предоставят финансовые лимиты.

На самом деле они не выделяются на «прошлогодний» договор, и единственным способом получить деньги остается суд, продолжает Хмелевский. Но подписанный документ может стать в процессе доказательством против подрядчика. Особенно если подписан не только акт, но и соглашение о расторжении договора. Так произошло в деле № А84-1117/2016, где «Стройиндустрия» требовала 3,7 млн руб. с казенного учреждения «Управление по эксплуатации объектов городского хозяйства» Севастополя.

Компания взялась отремонтировать дорогу на одной из городских улиц за 5,4 млн руб. Из них она получила 1,6 млн руб. в качестве аванса. «Стройиндустрия» попыталась сдать результат летом 2015 года, но учреждение указало на дефекты ремонта. Их исправили. В результате бумаги о приемке стороны оформили в декабре 2015-го. В их числе был не только акт выполненных работ, но и соглашение о расторжении договора от 30 декабря 2015 года. В нем подтверждалось, что «подрядчик выполнил, а заказчик оплатил работы на сумму 5,4 млн руб., обязательства сторон прекращены, кроме гарантийных».

Прекратил или подарил

Следом «Стройиндустрия» подала иск, в котором заявила, что получила лишь аванс, но не оставшиеся 3,7 млн руб. Учреждение предъявило встречные требования. Оно решило действовать радикально и потребовало признать недействительным договор подряда, потому что компания якобы изначально представила недостоверные сведения. Три инстанции оказались единодушны в том, что встречный иск надо отклонить. Но разошлись в оценке первоначальных требований «Стройиндустрии».

АС Севастополя отклонил иск подрядчика, сославшись на соглашение о расторжении договора. Ведь истец не отрицал, что завизировал этот документ, не оспаривал его. Это решение исправил 21-й арбитражный апелляционный суд, который встал на сторону «Стройиндустрии». По его мнению, из решения первой инстанции можно понять, что подрядчик подарил заказчику ремонт ценой 3,7 млн руб. Но в документах ничего не говорится о том, что «Стройиндустрия» готова работать безвозмездно. Наоборот, в соглашении написано, что работы оплачены в полном объеме, указал 21-й ААС. Учреждение перечислило лишь аванс и никак не смогло доказать, что перевело оставшиеся 3,7 млн руб. Поэтому апелляция приняла решение взыскать эту сумму, учитывая то, что госзаказчику нужен был ремонт и он его получил. Такое решение поддержала кассация.

Но с ним не согласилась экономколлегия ВС. По ее мнению, стороны воспользовались свободой договора, когда записали в соглашении, что работы оплачены и обязательства прекращены. Эта сделка действует и никем не оспорена. При этом, уточнил Верховный суд, соглашение о расторжении нельзя квалифицировать как дарение. Ведь п. 2 ст. 572 ГК требует, чтобы намерение одарить было четким и ясным. Экономколлегия подытожила мотивировочную часть выводом, что учреждение не должно доказывать полную оплату работ, поскольку этот факт уже подтвержден соглашением. Таким образом, в силе осталось решение первой инстанции в пользу учреждения.

ВС исходил из того, что обязательство по оплате прекращено, пусть даже оно и не исполнено до конца, говорит партнер юркомпании Нортия ГКС Роман Тарасов. При этом ВС не расценил расторжение договора как предоставление «скидки» на недостающую сумму, обращает внимание Тарасов.

Экономколлегия приняла решение на основании соглашения о расторжении, а также в отсутствие доказательств факта неоплаты, комментирует руководитель судебной практики юрфирмы Клифф Елена Кузнецова.

Ксения Козлова из КА Делькредере солидарна с позицией Верховного суда: «При наличии действительного соглашения о расторжении, где стороны подтвердили исполнение обязательств по договору, суды не могли в этом деле рассматривать доводы истца о неполной оплате». Иного мнения придерживается руководитель юрдепартамента Национальной юридической службы «Амулекс» Надежда Макарова. Она напоминает, что расторжение договора прекращает обязательства, если иное не следует из их сути (п. 2 ст. 453 ГК). А суть строительного подряда как раз в том, что подрядчик выполняет работы, а заказчик их оплачивает, объясняет Макарова.

В деле «Стройиндустрии» было подписано соглашение о расторжении, но акт о приемке работ – это другой документ с другими юридическими последствиями, обращает внимание Тарасов. Если акт о приемке работ подтверждает, что все сделано и претензий нет, то это не мешает участнику договора доказывать в суде ненадлежащее исполнение обязательств, говорит Тарасов.

В то же время иногда такое противоречивое поведение могут расценить как недобросовестное, предупреждает Тарасов.

Не только подрядчик может требовать деньги – заказчик может быть недоволен качеством работ, которые он уже принял по акту. Козлова советует последнему своевременно заявлять возражения, ведь суды учитывают, сколько времени прошло между сдачей работ и предъявлением претензий. Они учитывают и другие обстоятельства. Например, недостатки скрытые или явные. В то же время нередко критика заказчика может объясняться лишь нежеланием оплачивать работы, признает Козлова. Юрист дала советы, какие доводы и доказательства пригодятся в таком споре.

В пользу стороны, которая имеет претензииВ пользу стороны, которая ссылается на подписанный актЗаключения специалистов о несоответствии качества/объема выполненных работ условиям договора, о нарушениях, которые повлияли на результат работ.Ссылки на положения договора, которые предусматривают порядок приемки работ и заявление возражений.Возражения заказчика, заявленные по ходу исполнения договора, но не исполненные подрядчиком.Отсутствие мотивированного отказа и возражений на актах приемки.Доказательства, что использовать результат работ невозможно (например, отказ ввести объект в эксплуатацию, отказ в госэкспертизе проектной документации).Доказательства, которые подтверждают, что заказчик был информирован о ходе выполнения работ (например, на объекте был супервайзер или проводились дополнительные исследования по ходу исполнения договора).Доказательства, подтверждающие скрытый характер недостатков (например, результат работ – технически сложный объект (проектно-изыскательные работы), при приемке работ невозможно проверить надлежащее выполнение).Доказательства использования объекта на момент рассмотрения спора (например, отделочные работы на объекте).

«Главный совет» даёт Хмелевский из BGP Litigation: в документах отражать только то, что было, а не то, что будет. Если всё-таки хочется отразить будущие факты, Хмелевский рекомендует прямо указать, что они только наступят.

В судебной практике наметилась тенденция к сохранению стабильности гражданского оборота, и из-за этого сделки признают недействительными лишь в исключительных случаях, говорит Елена Норкина, старший юрист ЮФ Волга Лигал. Исключением из этого являются оспаривания сделок по так называемым банкротным основаниям, отмечает она: «Участившееся число подобных разбирательств очевидно связано с нынешними экономическими реалиями».

Сроки и специальный субъект

Заявители объективно ограничены в возможности доказать основания недействительности обжалуемых соглашений, объясняет Полина Стрельцова, юрист по банкротным проектам ЮФ Vegas Lex: «Истцы не имеют доступа ко всей документации и сведениям, относящимся к оспариваемой сделке». Учитывая такую особенность, правоприменитель упростил задачу заявителям в подобных спорах. Истцам достаточно подтвердить существенность сомнений в реальности сделки и ее действительной цели, а ответчик уже должен опровергнуть эти аргументы (п. 20 Обзора судебной практики Верховного суда № 5, который утвержден Президиумом ВС РФ 27 декабря 2017 года).

Самое общее обстоятельство в таком оспаривании – злоупотребление правом при заключении сделки. Но чем более специальным будет основание, тем эффективнее признать соглашение недействительным, говорит Анастасия Муратова, юрист правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры.

Но в таких случаях и сложнее собрать доказательства, правильно их квалифицировать, сформировать правовую позицию, добавляет она. Эксперт поясняет, что на практике одна и та же сделка зачастую содержит в себе признаки недействительности по разным причинам одновременно: «Поэтому важен не только сбор доказательств (выписки по счетам должника, сведения о его имуществе на различные периоды, документы по конкретным сделкам), но и их правильная интерпретация».

В обсуждаемых спорах, по сравнению с обычным оспариванием, есть специальный субъект –это управляющий должника, обращает внимание Голенев. Но не на каждом этапе банкротства арбитражный управляющий наделен возможностью оспорить сделки, предупреждает Муратова. В процедуре наблюдения он таким правом не обладает. В споре о банкротстве ООО «НГЦ МЖК» (дело № А43-19799/2015) арбитражный управляющий Анна Кириллова оспаривала сделку несостоятельной организации по уступке долга, когда уже шло конкурсное производство. Но параллельно с этим суды постановили отменить решение о банкротстве предприятия и вернули фирму в процедуру наблюдения. Ссылаясь на это обстоятельство, три инстанции посчитали правильным не рассматривать требование Кирилловой о признании сделки недействительной, пока компания не войдет в конкурсный этап. Производство по заявлению управляющего приостановили. Суды указали на то, что по закону временный управляющий в процедуре наблюдения не может оспаривать соглашения банкротящейся фирмы.

Трудности возникают и при определении правильных сроков в этой теме. По общему правилу годичный срок для оспаривания подозрительной сделки считается с даты открытия конкурсного производства, говорит Артур Зурабян, руководитель практики международных судебных споров и арбитража ART DE LEX. Хотя управляющий или кредиторы могут доказать, что они узнали о спорной операции значительно позже. Так, в деле № А46-6454/2015 управляющий оспорил сделки банкрота через два года после принятия судом решения о несостоятельности предприятия. Тем не менее три инстанции признали столь позднее обращение законным, сославшись на то, что заявитель не получал первичные документы по спорным соглашениям и вообще узнал о них случайно, участвуя в другом разбирательстве.

Срок для оспариванияОснование для оспаривания1 месяц до принятия заявления о признании банкротом.

Когда сделка привела или может привести к досрочному удовлетворению требований одних кредиторов перед другими Если одному из кредиторов оказано предпочтение.

6 месяцев до принятия заявления.Когда сделка направлена на обеспечение обязательства, возникшего до ее совершения. Если операция изменила или может изменить очередность удовлетворения требований одного из кредиторов должника.6 месяцев до принятия заявления.Когда кредитор или контрагент по сделке знал о признаках несостоятельности должника или недостаточности его имущества.1 год до принятия заявления.Когда по сделке получено неравноценное встречное предоставление. Если цена в худшую для должника сторону отличается от цены по аналогичным операциям.3 года до принятия заявления.Если сделка причиняет вред имущественным правам и интересам кредиторов и другая сторона соглашения знала о такой противоправной цели. Вывод активов и банкротство банков

Но главные проблемы в банкротстве возникают, когда бенефициары должника пытаются спасти имущество. Для этого они используют различные схемы, одна из таких – вывести активы из несостоятельной компании путем заключения нескольких последовательных сделок между контрагентами, которые формально не связаны между собой. Зачастую в этой ситуации одно или несколько промежуточных звеньев в дальнейшем ликвидируются, объясняет Зурабян. Ранее подобные хитрости помогали не возвращать имущество в конкурсную массу, даже если сделки успешно оспаривались, говорит эксперт. Но сейчас судебная практика защищает добросовестных участников оборота, отмечает юрист. Теперь в таких делах суды не оценивают аффилированность банкрота с его контрагентами лишь по юридическим признакам (участие в уставном капитале общества, наличие полномочий на принятие решений от имени обществ), предупреждает Стрельцова. Суды стали смотреть на признаки фактической аффилированности между участниками спорного соглашения.

В подобных ситуациях получится применить и последствия недействительности сделки в отношении последнего приобретателя выведенных активов. Так, в деле № А40-33328/16 компания «Инвестиционный Торговый Бизнес Холдинг», получив от Инвестторгбанка кредит на 300 млн руб., по цепочке сделок передала эти средства другим фирмам и физлицам. Операции эти провели менее чем за год до того, как ЦБ назначил в банке временную администрацию – Агентство по страхованию вкладов. АСВ обжаловало спорные соглашения, доказав, что 300 млн руб. через цепочку сделок фактически ушли акционерам кредитной организации. Суды признали спорные соглашения недействительными и постановили, что истинные заемщики должны вернуть эту сумму банку.

Вообще, когда оспариваются банковские операции, совершенные перед банкротством кредитной организации, доказательства недобросовестности второго участника сделки порой не выдерживают никакой критики, возмущается Норкина. По ее словам, иногда кажется, что суду достаточно одного лишь заявления АСВ, чтобы признать такие сделки недействительными. Она замечает, что аналогичные ситуации возникают и с банками, которые не стали несостоятельными, а лишь переживают финансовые трудности. Так, в деле № А40-183445/2016 на втором круге рассмотрения АСГМ отказался взыскивать с санируемого банка «Уралсиб» возмещения по банковским гарантиям на $20 млн. Суд пришел к выводу, что сделки по выпуску гарантий наносят ущерб банку и другим его кредиторам. А бенефициар по спорным соглашениям является недобросовестным лицом, так как принял гарантии от «проблемной» кредитной организации, заключил суд.

Участниками подобных разбирательств при банкротстве кредитных организаций становятся и их заёмщики. Клиент Волжского социального банка внес очередной платеж по кредиту за месяц до того, как у банка отозвали лицензию. Если учитывать временной период, в который прошла эта операция, то временная администрация банка в лице АСВ добилась признания этой сделки недействительной (дело № А55-28168/2013). Заявитель указал, что клиент, перечисляя деньги ВСБ, знал о плачевном финансовом состоянии своего кредитора. Вместе с тем Норкина считает, что такие сделки надо оспаривать лишь в тех случаях, когда есть весомые доказательства осведомленности заемщика о проблемах банка, деньги клиента для погашения займа хранятся в этой же кредитной организации, а корреспондентский счет банка уже заблокирован.

Если говорить о еще одном основании («неравноценном встречном предоставлении»), то по нему получится оспорить сделки предбанкротного периода, когда ликвидное имущество должника продали по цене существенно ниже рыночной, приводит пример Евгений Пугачев из ЮФ Интеллектуальный капитал: «Или когда покупатель так и не заплатил деньги за приобретенный актив». Кроме того, по специальным банкротным основаниям можно оспорить не только договоры или соглашения, но и платежи должника, говорит юрист: «Например, банковский безналичный перевод, который в судебной практике расценивается как сделка».

В обсуждаемых спорах нередко приходится доказывать и осведомленность контрагента о неплатёжеспособности фирмы в ее предбанкротный период, чтобы признать сделку недействительной, замечает Муратова. Но подтвердить такой факт сложно, поэтому суды чаще всего принимают решение не в пользу заявителя. В деле № А40-16677/16 о банкротстве «Р-Холдинга» 9-й ААС разъяснил, что знание о наличии у предприятия многочисленных кредиторов еще нельзя приравнивать к осведомленности о неплатежеспособности компании.

Недостатки и сложности

Оспаривание сделок в банкротстве – это сложный комплексный процесс, который требует учесть финансово-экономическое состояние должника за период, предшествующий спорной операции, говорит Роман Речкин, старший партнер Интеллект-С. Кроме того, такое оспаривание, как правило, происходит не один месяц – за это время ответчик успевает вывести все свои активы, рассказывает Муратова. Поэтому даже успех в подобном деле вовсе не гарантирует, что удастся реально пополнить конкурсную массу должника, резюмирует Муратова.

Говоря о других недостатках в регулировании обсуждаемых отношений, Алмаз Кучембаев, руководитель юрагентства Кучембаев и партнеры, предлагает законодательно регламентировать, что оспаривать сделку по выводу имущества может любой взыскатель, а не только тот, который являлся взыскателем на дату спорной сделки. В заключение эксперт считает справедливым установить одинаковые правила по оспариванию подобных сделок для юридических и физических лиц – по аналогии со ст. 213.32 «Закона о банкротстве» («Особенности оспаривания сделки должника-гражданина»).

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.