Нецелевое использование земельного участка арендатором

uristinfo.net

Земельный участок может быть передан в аренду для государственных или муниципальных нужд либо для проведения изыскательских работ на срок не более чем 1 год. При этом арендатор земельного участка в пределах срока договора аренды земельного участка обязан по требованию арендодателя привести земельный участок в состояние, пригодное для его использования в соответствии с разрешенным использованием; возместить убытки, причиненные при проведении работ; выполнить необходимые работы по рекультивации земельного участка, а также исполнить иные обязанности, установленные законом и (или) договором аренды земельного участка.

Как уже сказано ранее, в случае наследования земельных участков лицами, не достигшими совершеннолетия, их законные представители могут передать эти земельные участки в аренду на срок до достижения наследниками совершеннолетия.

Изъятые из оборота земельные участки не могут быть переданы в аренду, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

При аренде земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, на срок более чем 5 лет арендатор земельного участка имеет право в пределах срока договора аренды земельного участка передавать свои права и обязанности по этому договору третьему лицу без согласия собственника земельного участка при условии его уведомления. Изменение условий договора аренды земельного участка без согласия его арендатора и ограничение установленных договором аренды земельного участка прав его арендатора не допускаются. Досрочное расторжение договора аренды земельного участка, заключенного на срок более чем 5 лет, по требованию арендодателя возможно только на основании решения суда при существенном нарушении договора аренды земельного участка его арендатором.

Собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны:

использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением и принадлежностью к той или иной категории земель и разрешенным использованием способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в том числе земле как природному объекту;

сохранять межевые, геодезические и другие специальные знаки, установленные на земельных участках в соответствии с законодательством;

осуществлять мероприятия по охране земель, соблюдать порядок пользования лесами, водными и другими природными объектами;

своевременно приступать к использованию земельных участков в случаях, если сроки освоения земельных участков предусмотрены договорами;

своевременно производить платежи за землю;

соблюдать при использовании земельных участков требования градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов;

не допускать загрязнение, захламление, деградацию и ухудшение плодородия почв на землях соответствующих категорий;

выполнять иные требования, предусмотренные ЗК РФ, федеральными законами.

Арендатор земельного участка вправе передать свои права и обязанности по договору аренды земельного участка третьему лицу, в том числе отдать арендные права земельного участка в залог и внести их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного товарищества или общества либо паевого взноса в производственный кооператив в пределах срока договора аренды земельного участка без согласия собственника земельного участка при условии его уведомления, если договором аренды земельного участка не предусмотрено иное. В указанных случаях ответственным по договору аренды земельного участка перед арендодателем становится новый арендатор земельного участка, за исключением передачи арендных прав в залог. При этом заключение нового договора аренды земельного участка не требуется.

Арендатор земельного участка имеет право передать арендованный земельный участок в субаренду в пределах срока договора аренды земельного участка без согласия собственника земельного участка при условии его уведомления, если договором аренды земельного участка не предусмотрено иное. На субарендаторов распространяются все права арендаторов земельных участков, предусмотренные Кодексом.

В данном случае возникает коллизия между нормами гражданского и земельного законодательства. Дело в том, что в ГК РФ нет специальных норм, регулирующих аренду земли, и к ней применяются общие правила Кодекса об аренде. Распространяемые на аренду земельных участков положения ГК РФ содержат в п. 2 ст. 607 оговорку, согласно которой законом могут быть установлены особенности сдачи в аренду земельных участков. Они вызывают ряд вопросов и не могут остаться без внимания.

Положения, касающиеся сдачи в аренду земельных участков, закрепленные в ЗК РФ, указывают на неопределенность соотношения земельного и гражданского законодательства, что создает правовые коллизии.

Согласно п. 2 ст. 615 ГК РФ арендатор вправе распоряжаться арендованным имуществом с согласия арендодателя, если иное не установлено ГК РФ, другим законом или иными правовыми актами. Представляется, что оговорка «если иное не установлено настоящим Кодексом, другим законом или иными правовыми актами» свидетельствует о том, что ЗК РФ может установить порядок осуществления правомочия арендатора по распоряжению арендованным земельным участком, отличный от того, что установлен в ГК РФ. Следовательно, норма п. 5 ст. 22 ЗК РФ, в соответствии с которой арендатор вправе распоряжаться арендованным земельным участком без согласия арендодателя, не противоречит п. 2 ст. 615 ГК РФ. Тогда как норма п. 5 ст. 22 ЗК РФ о том, что при передаче прав и обязанностей по договору аренды третьему лицу ответственным перед арендодателем становится новый арендатор (за исключением случая передачи арендных прав в залог без требования заключать новый договор аренды), противоречит п. 2 ст. 615 ГК РФ. В соответствии с указанной нормой ГК РФ при реализации арендатором своих прав по распоряжению арендованным имуществом ответственным перед арендодателем остается сам арендатор, за исключением случая перенайма.

Представляется, однако, что при определении лица, ответственного перед арендодателем в случае передачи прав и обязанностей по договору аренды третьему лицу, следует руководствоваться нормой п. 5 ст. 22 ЗК РФ, поскольку в п. 2 ст. 607 ГК РФ предусмотрено, что законом могут быть установлены особенности аренды земельных участков.

Следовательно, ЗК РФ может вводить особенности аренды земельных участков, однако он не должен противоречить нормам ГК РФ, которые определяют общие принципы договорных обязательств, т.е. ЗК РФ не должен нарушать предмет ведения, установленный в п. 1 ст. 2 ГК РФ.

Из пункта 6 ст. 22 ЗК РФ следует, что арендатор вправе передать арендованный участок в субаренду в пределах срока договора аренды без согласия собственника земельного участка, но при условии его уведомления, если договором аренды не предусмотрено иное. Пункт 2 ст. 615 ГК РФ разрешает субаренду с согласия арендодателя, если иное не установлено ГК РФ, другим законом или иными правовыми актами.

Порядок осуществления прав арендатора по распоряжению арендованным земельным участком, предусмотренный ГК РФ, представляется более разумным, чем порядок, установленный в ЗК РФ. Так, ст. 22 ЗК РФ ввела уведомительный порядок реализации распорядительных прав арендатора, который позволяет арендатору распоряжаться арендованным земельным участком помимо воли арендодателя. Поскольку арендодателю (как правило) не все равно, как арендатор распоряжается его участком, представляется, что закон должен защищать права и законные интересы и собственников, и арендаторов земельных участков. Кроме того, уведомительный порядок может затруднить контроль за использованием арендованного земельного участка в соответствии с его целевым назначением.

В общем, можно сказать, что лица, не являющиеся собственниками земельных участков, за исключением обладателей сервитутов, осуществляют права собственников земельных участков, установленные ст. 40 ЗК РФ, за исключением прав, установленных подп. 2 п. 2 указанной статьи.

А права собственника закреплены в ст. 40 ЗК РФ. Собственник земельного участка имеет право:

1) использовать в установленном порядке для собственных нужд имеющиеся на земельном участке общераспространенные полезные ископаемые, пресные подземные воды, а также закрытые водоемы в соответствии с законодательством Российской Федерации;

2) возводить жилые, производственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов;

3) проводить в соответствии с разрешенным использованием оросительные, осушительные, культуртехнические и другие мелиоративные работы, строить пруды и иные закрытые водоемы в соответствии с установленными законодательством экологическими, строительными, санитарно-гигиеническими и иными специальными требованиями;

4) осуществлять другие права на использование земельного участка, предусмотренные законодательством.

Собственник земельного участка имеет право собственности на:

1) посевы и посадки сельскохозяйственных культур, полученную сельскохозяйственную продукцию и доходы от ее реализации, за исключением случаев, если он передает земельный участок в аренду, постоянное (бессрочное) пользование или пожизненное наследуемое владение либо безвозмездное срочное пользование;

2) расположенные на земельном участке многолетние насаждения, за исключением случаев, установленных Лесным кодексом РФ.

Арендатор же в соответствии со ст. 41 ЗК РФ, как указано выше, права собственности на них не имеет.

Досрочное расторжение договора аренды участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключенного более чем на 5 лет, по требованию арендодателя возможно только на основании решения суда при существенном нарушении договора аренды арендатором (п. 9 ст. 22 ЗК РФ). Статья 619 ГК РФ предусматривает досрочное расторжение договора аренды по требованию арендодателя в судебном порядке, но срок действия договора, для которого возможно такое расторжение, не оговаривается.

Аренда земельного участка прекращается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены гражданским законодательством (п. 1 ст. 46 ЗК РФ). Кроме того, аренда земельного участка может быть прекращена по другим основаниям.

Вообще, в соответствии с гражданским законодательством договор аренды может быть расторгнут по требованию одной из сторон. Досрочное расторжение договора земельного участка по инициативе одной из сторон вызывает большое количество споров в арбитражной практике.

Специфика споров о расторжении договора аренды такова, что при их разрешении судами прежде всего применяются положения гражданского законодательства, регулирующие данный круг отношений. Нормы земельного законодательства в сфере регулирования арендных отношений определены в п. 3 ст. 3 ЗК РФ: имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, а также по совершению сделок с ними регулируются гражданским законодательством, если иное не предусмотрено земельным, лесным, водным законодательством, законодательством о недрах, об охране окружающей среды, специальными федеральными законами. Пункт 1 ст. 46 ЗК РФ прямо отсылает к Гражданскому кодексу: аренда земельного участка прекращается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены гражданским законодательством.

Дополнительные основания предусмотрены земельным законодательством в п. 2 ст. 46 ЗК РФ.

Земельный кодекс РФ предусматривает дополнительные основания расторжения договора аренды с учетом специфики земельных отношений:

1) использование земельного участка не в соответствии с его целевым назначением и принадлежностью к той или иной категории земель.

Статья 8 ЗК РФ классифицирует земли по 7 категориям. При использовании земельного участка не по назначению должен применяться порядок изъятия земельного участка, предусмотренный земельным законодательством. Судебная практика в настоящее время исходит из того, что существенное нарушение условий договора аренды земли, выразившееся в нецелевом использовании земельного участка, основано прежде всего на применении экономического критерия. Сторона, заявившая в суде требование о расторжении договора, должна доказать, что при продолжении действия договора она может понести ущерб в форме упущенной выгоды и тех расходов, которые возникнут в процессе исполнения договора;

2) использование земельного участка, приводящее к существенному снижению плодородия сельскохозяйственных земель или значительному ухудшению экологической обстановки.

Используя формулировку «значительное ухудшение экологической обстановки», законодатель не указывает на критерий, позволяющий определить, что следует считать значительным ухудшением. Очевидно, что любое вмешательство в природную среду не проходит бесследно. Скажем, капитальное строительство неизбежно оказывает определенное неблагоприятное влияние на окружающую экологическую обстановку. Даже при соблюдении экологических нормативов остаются такие негативные составляющие строительного процесса, как пыль, шум, изменение природного ландшафта. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» указывает, что существенный экологический вред характеризуется возникновением заболеваний и гибелью водных животных и растений, иных животных и растительности на берегах водных объектов, уничтожением рыбных запасов, мест нереста и нагула; массовой гибелью птиц и животных, в том числе водных, на определенной территории, при котором уровень смертности превышает среднестатистический в 3 и более раза; экологической ценностью поврежденной территории или утраченного природного объекта, уничтоженных животных и древесно-кустарниковой растительности; изменением радиоактивного фона до величин, представляющих опасность для здоровья и жизни человека, генетического фонда животных и растений; уровнем деградации земель и т.п.

Однако остается открытым вопрос о соотношении понятий «значительное ухудшение экологической обстановки» и «существенный экологический вред»;

3) неустранение совершенного умышленно земельного правонарушения, выражающегося в отравлении, загрязнении, порче или уничтожении плодородного слоя почвы вследствие нарушения правил обращения с удобрениями, стимуляторами роста растений, ядохимикатами и иными опасными химическими или биологическими веществами при их хранении, использовании и транспортировке, повлекших за собой причинение вреда здоровью человека или окружающей среде;

4) неиспользование земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства, в указанных целях в течение 3 лет, если более длительный срок не установлен федеральным законом или договором аренды земельного участка, за исключением времени, необходимого для освоения земельного участка, а также
времени, в течение которого земельный участок не мог быть использован по назначению из-за стихийных бедствий или ввиду иных обстоятельств, исключающих такое использование.

На основании вышесказанного можно сделать вывод о том, что в любом случае договор аренды может быть досрочно расторгнут только судом по иску заинтересованной стороны договора .

Судебная практика

Основанием для расторжения договора аренды земельного участка является именно использование арендатором земли не по целевому назначению, то есть не с целью, установленной договором, а не тот факт, что, по мнению истца, земельный участок не используется арендатором в определенный период времени

20 мая 2015 года Судебная палата по хозяйственным делам Верховного Суда Украины, рассмотрев в открытом судебном заседании заявление Государственной инспекции сельского хозяйства в Житомирской области о пересмотре Верховным Судом Украины постановления Высшего хозяйственного суда Украины от 15 января 2015 года по делу по иску прокурора Володарско-Волынского района в интересах государства в лице Государственной инспекции сельского хозяйства в Житомирской области, Володарско-Волынской районной государственной администрации (Володарско-Волынская РГА) к частному предприятию «В» (ЧП «В») о расторжении договора аренды земельного участка, установила следующее.

В сентябре 2012 года прокурор Володарско-Волынского района в интересах государства в лице Государственной инспекции сельского хозяйства в Житомирской области, Володарско-Волынской РГА обратился в Хозяйственный суд Житомирской области с иском к ЧП «В» и (с учетом уточнений) просил суд расторгнуть договор аренды земельного участка сельскохозяйственного назначения от 7 ноября 2005 года (договор аренды), заключенный между ЧП «В» и Володарско-Волынской РГА, прекратить права ЧП «В» на указанный земельный участок и возвратить его Володарско-Волынской РГА.

Заявление обосновано тем, что ЧП «В» не пользуется арендованным земельным участком, в том числе для ведения товарного сельскохозяйственного производства — его целевого назначения, что противоречит существенным условиям договора аренды и требованиям статьи 629 Гражданского кодекса (ГК) Украины, статей 22, 96, части 1 статьи 141 и части 1 статьи 143 Земельного кодекса (ЗК) Украины, статьи 25 Закона Украины «Об аренде земли», статей 35, 36 Закона Украины «Об охране земель».

Решением Хозяйственного суда Житомирской области от 20 ноября 2012 года исковые требования прокурора Володарско-Волынского района удовлетворены частично: расторгнут договор аренды и возвращен Володарско-Волынской РГА Житомирской области земельный участок; отказано в удовлетворении исковых требований в части о прекращении права ЧП «В» на земельный участок.

Постановлением Ровенского апелляционного хозяйственного суда от 27 октября 2014 года апелляционная жалоба ЧП «В» удовлетворена, решение Хозяйственного суда Житомирской области от 20 ноября 2012 года отменено в части удовлетворения исковых требований и взыскания судебного сбора, в этой части принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований о расторжении договора аренды земельного участка и возврате указанного земельного участка Володарско-Волынской РГА отказано. В остальной части решение Хозяйственного суда Житомирской области оставлено без изменений.

Постановлением Высшего хозяйственного суда Украины от 15 января 2015 года постановление Ровенского апелляционного хозяйственного суда от 27 октября 2014 года оставлено без изменений.

Не соглашаясь с постановлением Высшего хозяйственного суда Украины от 15 января 2015 года по делу № 17/5007/1093/12, Государственная инспекция сельского хозяйства в Житомирской области в порядке статьи 111 19 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины обратилась с заявлением о его пересмотре Верховным Судом Украины на основании неодинакового применения судом кассационной инстанции положений статей 24, 25, 32 Закона Украины «Об аренде земли», статей 141, 143 ЗК Украины, просит отменить указанное постановление и направить дело на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

В обоснование неодинакового применения судом кассационной инстанции норм материального права заявителем предоставлены копии постановлений Высшего хозяйственного суда Украины от 3 апреля 2008 года по делу № 37/300-07 и от 6 апреля 2010 года по делу № 54/91-09, в которых, по мнению заявителя, суд кассационной инстанции при аналогичных основаниях и предмете иска, содержании исковых требований пришел к противоположному выводу, а именно — о наличии оснований для удовлетворения исковых требований о расторжении договора аренды земельного участка ввиду того, что спорный земельный участок не используется ответчиком в соответствии с условиями договора аренды, поскольку строительство объектов не было начато.

При этом суд кассационной инстанции признал правильным и соответствующим статьям 25, 32 Закона Украины «Об аренде земли» вывод апелляционного хозяйственного суда, что нарушение условий договора об использовании земельного участка по его целевому назначению охватывает не только случаи его использования с другой, не предусмотренной условиями договора аренды целью, но и случаи неиспользования земельного участка вообще (по какому-либо назначению).

В то же время постановление Высшего хозяйственного суда Украины от 3 апреля 2008 года по делу № 37/300-07 не может быть примером неодинакового применения норм материального права, поскольку спор по делу не решен окончательно, судебные решения отменены, а дело направлено на новое рассмотрение.

Определением от 31 марта 2015 года Высший хозяйственный суд Украины допустил к производству дело № 17/5007/1093/12 для пересмотра Верховным Судом Украины постановления Высшего хозяйственного суда Украины от 15 января 2015 года.

Заслушав доклад судьи-докладчика, пояснения представителей сторон, проверив изложенные заявителем обстоятельства, Судебная палата по хозяйственным делам Верховного Суда Украины пришла к выводу, что заявление не подлежит удовлетворению на таких основаниях.

Как установлено судами, 7 ноября 2005 года между Володарско-Волынской РГА как арендодателем и ЧП «В» как арендатором заключен договор аренды сроком на 30 лет, по условиям которого арендодатель передал в аренду, то есть в срочное платное пользование, земельный участок общей площадью 231,0653 га, расположенный на территории Добрынского сельского совета вблизи с. Емелевка, на основании распоряжения председателя Володарско-Волынской РГА от 27 октября 2005 года № *.

Согласно условиям этого договора, в аренду передан земельный участок общей площадью 231,0653 га, в том числе пашни — 42,7879 га, пастбища — 105,059 га, под хозяйственными постройками и дворами — 5,6257 га, болота — 76,5379 га, под каналами — 1,0079 га, для ведения товарного сельскохозяйственного производства (выращивания сельскохозяйственных культур и разведения водоплавающей птицы). Целевое назначение земельного участка — земли для ведения товарного сельскохозяйственного производства (пункты 15, 16).

Отделом Государственного комитета Украины по земельным ресурсам в Володарско-Волынском районе была проведена проверка соблюдения требований земельного законодательства ЧП «В» и установлено, что арендованный ЧП «В» земельный участок не используется вообще и имеет такие недостатки, как засоренность бурьяном и древесно-кустарниковые заросли, что привело к нарушению требований земельного законодательства, о чем составлены акты проверки соблюдения требований земельного законодательства от 22 ноября 2011 года и от 6 сентября 2012 года.

О выявленных нарушениях составлены административные протоколы от 22 ноября 2011 года и от 6 сентября 2012 года, вынесены постановления о наложении административного взыскания и направлены руководству ЧП «В» предписания об устранении этих нарушений путем выкорчевывания древесных и кустарниковых насаждений на землях сельскохозяйственного назначения.

Поскольку ответчик допущенные нарушения требований земельного законодательства не устранил, прокурор обратился с иском в суд.

Пересматривая дело в кассационном порядке, Высший хозяйственный суд Украины согласился с выводом суда апелляционной инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований о расторжении договора аренды в связи с неиспользованием арендованного земельного участка по целевому назначению, поскольку судами предыдущих инстанций установлены факты неиспользования земельного участка арендатором (ответчиком) для сельскохозяйственного производства, однако доказательства нецелевого использования земли не предоставлены.

Устраняя разногласия в применении судами кассационной инстанции норм материального права, Судебная палата по хозяйственным делам исходит из следующего.

Частью 1 статьи 2 Закона Украины «Об аренде земли» установлено, что отношения, связанные с арендой земли, регулируются ЗК Украины, ГК Украины, этим Законом, законами Украины, другими нормативно-правовыми актами, принятыми в соответствии с ними, а также договором аренды земли.

Согласно положениям части 2 статьи 651 ГК Украины, договор может быть изменен или расторгнут по решению суда по требованию одной из сторон в случае существенного нарушения договора второй стороной и в других случаях, установленных договором или законом. Существенным является такое нарушение стороной договора, когда вследствие причиненного этим вреда вторая сторона в значительной степени лишается того, на что она рассчитывала при заключении договора.

Как следует из части 1 статьи 32 Закона Украины «Об аренде земли», по требованию одной из сторон договор аренды земли может быть досрочно расторгнут по решению суда в случае неисполнения сторонами обязанностей, предусмотренных статьями 24 и 25 этого Закона и условиями договора, при случайном уничтожении или повреждении объекта аренды, что существенно препятствует предусмотренному договором использованию земельного участка, а также на основаниях, определенных ЗК Украины и другими законами Украины.

Согласно статьям 24 и 25 Закона Украины «Об аренде земли», арендодатель вправе требовать от арендатора использования земельного участка по целевому назначению в соответствии с договором аренды, а арендатор имеет право самостоятельно хозяйствовать на земле с соблюдением условий договора аренды земли.

Статьей 143 ЗК Украины предусмотрено, что основанием принудительного прекращения права пользования земельным участком является, в частности, использование земельного участка не по целевому назначению.

Таким образом, из приведенных норм действующего законодательства и условий договора аренды следует, что основанием для расторжения договора аренды земельного участка является именно использование арендатором земли не по целевому назначению, то есть не с целью, установленной договором, а не тот факт, что, по мнению истца, земельный участок не используется арендатором в определенный период времени.

С учетом изложенного Высший хозяйственный суд Украины пришел к обоснованному выводу, что основанием для расторжения договора аренды земли в судебном порядке может быть надлежащим образом доказанный факт использования арендованного земельного участка не по целевому назначению, который предусматривает действие — использование земельного участка для иных, чем предусмотрено договором, целей, что не было надлежащим образом доказано ответчиком.

Согласно части 1 статьи 111 26 ХПК Украины, Верховный Суд Украины отказывает в удовлетворении заявления, если обстоятельства, ставшие основанием для пересмотра дела, не подтвердились.

Руководствуясь пунктом 2 заключительных и переходных положений Закона Украины «Об обеспечении права на справедливый суд» от 12 февраля 2015 года № 192-VIII и статьями 111 23 , 111 24 , 111 26 ХПК Украины в редакции, действовавшей до вступления в силу этого Закона, Судебная палата по хозяйственным делам Верховного Суда Украины постановила:

— отказать в удовлетворении заявления Государственной инспекции сельского хозяйства в Житомирской области о пересмотре постановления Высшего хозяйственного суда Украины от 15 января 2015 года по делу № 17/5007/1093/12.

Постановление является окончательным и может быть обжаловано только на основании, установленном пунктом 4 части 1 статьи 111 16 ХПК Украины.

(Постановление Верховного Суда Украины от 20 мая 2015 года. Дело № 3-166гс15. Председательствующий — Колесник П.И. Судьи — Барбара В.П., Бердник И.С., Гуль В.С., Емец А.А., Жайворонок Т.Е., Шицкий И.Б.)

Нецелевое использование земли: каковы последствия и условия наступления ответственности

Руководствуясь ст. 7 ЗК РФ, суды признают нецелевым использование земельного участка не в соответствии с его принадлежностью к той или иной категории земель. Кроме того, зачастую суды оперируют термином «нецелевое использование земельного участка» также в случае использования участка не в соответствии с установленным для него видом разрешенного использования (ВРИ). Следствием этого, в частности, может быть требование о сносе самовольных построек. Примеры того, как суды квалифицируют действия ответчика в связи с заявленными истцом доводами о нецелевом использовании земельного участка, а также возможных последствий нецелевого использования земли — в материале.

Определении от 02.08.2016 № 35-КГПР16-12 Верховный суд РФ поддержал выводы нижестоящих инстанций, признавших действия ответчика нецелевым использованием земельного участка и обязавших снести возведенные на данном участке постройки.

В этом деле собственник земельного участка, относящегося к землям сельскохозяйственного назначения (сельхозугодья), возвел на его территории ангары. По его словам, строения предназначались для хранения сельскохозяйственной продукции. С исковыми требованиями о сносе данных строений обратился прокурор, который представил суду доказательства использования ангаров для хранения самолетов. В результате суд поддержал доводы прокурора о нецелевом использовании земельного участка и обязал ответчика снести указанные строения.

Представляет интерес позиция о том, что нецелевое использование здания (его части), расположенного на земельном участке, не является признаком нецелевого использования земельного участка (постановление ВС РФ от 20.02.2015 по делу № 305-АД14-5167, А41-20594/14). Такая позиция представляется небесспорной, поскольку фактически хозяйственная деятельность лица на земельном участке во многом определяется тем, как используются размещенные на нем объекты, а нецелевое использование объектов недвижимости связано с нецелевым использованием земельного участка.

Так, например, в одном деле собственник земельного участка, которому присвоен ВРИ «Эксплуатация складского комплекса», использовал находящиеся на нем складские помещения для размещения офисов (постановление АС Московского округа от 11.07.2017 по делу № А40-151922/2016). Суды не согласились с доводами Управления Росреестра о том, что данный факт свидетельствует о нецелевом использовании земельного участка. Напротив, они указали, что использование помещений в нежилом здании относится к вопросу использования объекта недвижимости, а не земельного участка.

Аналогичного подхода придерживался АС Центрального округа в постановлении от 07.12.2017 № Ф10-4923/2017 по делу № А08-72/2017, установив, что одно из помещений нежилого здания производственного назначения, расположенного на земельном участке, имеющем ВРИ «Для размещения и эксплуатации производственных зданий и сооружений», используется в торговой деятельности.

При этом в другом деле суд признал незаконными действия ответчика по возведению и эксплуатации торгового павильона на земельном участке, имеющем ВРИ «Для обслуживания здания клуба». Суд отклонил доводы ответчика о том, что торговый павильон используется им для обслуживания клуба, а следовательно, его возведение не свидетельствует о нецелевом использовании участка (постановление ВС РФ от 24.03.2016 № 31-АД16-3).

Интерес также представляет постановление ВС РФ от 12.05.2017 № 31-АД17-5. В этом деле собственник земельного участка, относящегося к категории земель населенных пунктов и с ВРИ «Для эксплуатации гаражного бокса», разместил на кровле гаражного бокса опору станции сети сотовой радиотелефонной связи с соответствующим оборудованием. Таким образом, по мнению Управления Росреестра, собственник использовал земельный участок не по целевому назначению. Суд не согласился с данной позицией, указав следующее.

В классификаторе видов разрешенного использования земельных участков (утв. приказом Минэкономразвития России от 01.09.2014 № 540, далее — Классификатор) установлено, что содержание ВРИ допускает без отдельного указания в Классификаторе размещение и эксплуатацию линейного объекта (кроме железных дорог общего пользования и автомобильных дорог общего пользования федерального и регионального значения), размещение защитных сооружений (насаждений), объектов мелиорации, антенно-мачтовых сооружений, информационных и геодезических знаков, если федеральным законом не установлено иное. Основываясь на положениях Классификатора и разъяснениях Минэкономразвития России, приведенных в письме от 18.03.2016 № Д23и-1239, суд пришел к выводу, что размещение антенно-мачтовых сооружений допускается на земельных участках с любым ВРИ (в том числе на земельных участках, в ВРИ которых специально не оговорено размещение объектов связи) без дополнительного кадастрового учета изменений в части разрешенного использования земельного участка.

В дополнение к случаям нецелевого использования земельного участка следует отметить, что использование земельного участка не в соответствии с целью его предоставления, указанной, например, в договоре аренды, может стать основанием для расторжения данного договора, а также применения договорной ответственности, если таковая предусмотрена (см. определения ВС РФ от 17.02.2017 по делу № А81-293/2016, от 17.02.2016 по делу № А40-206687/2014, постановления АС Московского округа от 29.05.2017 по делу № А40-102752/16, Уральского округа от 16.09.2015 по делу № А60-38963/2014). В частности, за несоблюдение цели предоставления земельного участка может быть взыскана неустойка или арендная плата, рассчитанная с учетом повышающего коэффициента.

При этом факт использования земельного участка в соответствии с целевым назначением (то есть при отсутствии нарушений, связанных с использованием земельного участка не в соответствии с категорией земель и ВРИ) не исключает гражданско-правовую ответственность арендатора за использование земельного участка не в соответствии с целью его предоставления и право арендодателя требовать расторжения договора.

Так, например, АС Московского округа удовлетворил требование арендодателя о расторжении договора аренды земельного участка, предоставленного для целей эксплуатации здания кафе, после того, как это кафе было снесено арендатором (постановление от 29.05.2017 по делу № А40-102752/16). Суд указал, что снос здания кафе следует квалифицировать на основании ст. 451 ГК РФ как существенное изменение обстоятельств, предоставляющее арендодателю земельного участка право на досрочное расторжение договора аренды.

Суды удовлетворяют требования о расторжении договора аренды при схожих обстоятельствах, применяя также нормы ст. 450, п. 1 ст. 619 ГК РФ о существенном нарушении условий договора как основания для его расторжения.

Вместе с тем не только факт нецелевого использования земельного участка может привести к неблагоприятным последствиям, но и неиспользование земельного участка в случаях, предусмотренных ч. 2, 2.1 и 3 ст. 8.8 КоАП РФ.

Рассмотрим отдельные вопросы наступления ответственности за нецелевое использование земельных участков более детально.

Привлечение к административной ответственности

Административная ответственность за нецелевое использование земельных участков установлена ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ. При этом под действие данной статьи подпадает использование участка как не в соответствии с целевым назначением с учетом его категории, так и с нарушением ВРИ.

Например, согласно статистике, опубликованной Росреестром (уполномоченным на рассмотрение данной категории дел), по состоянию на 1 января 2016 г. за использование земельных участков не по целевому назначению было привлечено к ответственности 5861 лицо, общая сумма наложенных штрафов составила более 200 млн руб., при этом было устранено менее половины выявленных нарушений — всего 2625 (данные доступны на сайте Росреестра в разделе «Статистическая отчетность»).

Санкцией за совершение правонарушения по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ является штраф. С марта 2015 г. размер штрафов был существенно увеличен, а также был установлен новый механизм расчета штрафа: в размере, кратном в процентном выражении кадастровой стоимости участка. Теперь на организацию может быть наложен штраф в размере от 1,5 до 2% кадастровой стоимости участка, но не менее 100 000 руб. (ранее ответственность организаций ограничивалась 50 000 руб.)

Следует отметить, что действия могут быть квалифицированы по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ, даже если лицо использовало не в соответствии с целевым назначение только часть земельного участка, а не весь участок целиком (см. постановление Президиума ВАС РФ от 18.06.2013 № 71/13 по делу № А67-4294/2012).

Спорный вопрос связан с подведомственностью дел об обжаловании привлечения к ответственности по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ. Так, многие арбитражные суды, руководствуясь разъяснениями ВС РФ (п. 33 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»), указывают, что данное нарушение относится к нарушениям в сфере природопользования, не связано с предпринимательской деятельностью и далеко не во всех случаях может рассматриваться в арбитражном суде (Определение ВС РФ от 04.09.2017 по делу № А40-227685/2016).

В некоторых делах, напротив, суд указывает на незаконность прекращения производства по делу арбитражным судом, поскольку привлечение к ответственности по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ напрямую затрагивает экономические (предпринимательские) интересы лица и не может обжаловаться в судах общей юрисдикции (Определение ВС РФ от 26.09.2017 по делу № А56-5983/2016).

Обязание привести земельный участок в пригодное для использования (исходное) состояние

Устранение нарушений целевого использования земельного участка в натуре является распространенным способом защиты прав на земельный участок и охраны земельного участка как природного объекта.

Требование о приведении участка в исходное состояние может быть связано с обязанностью освободить его от незаконно размещенных некапитальных объектов, например торговых палаток, а также самовольно возведенных объектов недвижимости (постановление АС Московского округа от 28.07.2017 по делу № А41-33933/2016). Приведение земельных участков в пригодное для использования состояние осуществляется самими нарушителями или за их счет (п. 2 ст. 62 и п. 3 ст. 76 ЗК РФ).

При рассмотрении требований о приведении земельного участка в исходное состояние суды также обязывают нарушителя обеспечить рекультивацию участка и восстановить почвенный слой, нарушенный в результате его нецелевого использования. В первую очередь такие требования заявляются в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения (см., например, постановление АС Восточно-Сибирского округа от 10.10.2016 по делу № А78-11504/201).

При этом суд может обязать лицо, уже осуществившее рекультивацию поврежденного земельного участка, возместить вред еще и в денежной форме. Такое двойное взыскание применимо, если суд установит, что восстановление состояния земельного участка возможно лишь частично, в том числе в силу наличия невосполнимых экологических потерь, в связи с чем в полном объеме вред должен возмещаться не только в натуре, но и в денежной форме (п. 17 постановления Пленума ВС РФ от 30.11.2017 № 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде», Определение ВС РФ от 17.07.2017 по делу № А34-5469/2014).

Взыскание убытков, причиненных нецелевым использованием земельного участка

Зачастую нецелевое использование земельного участка приводит к причинению вреда участку как природному объекту. На настоящий момент сформирована обширная судебная практика по возмещению вреда, причиненного земельным участкам (на основании ст. 15 ГК РФ, п. 1 ст. 62, п. 1 ст. 76 ЗК РФ). При этом положения земельного и гражданского законодательства применяются судами в тесной увязке с нормами природоохранного законодательства (ст. 77—79 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»).

Причинение вреда земельному участку может быть связано, например, с неправомерным использованием участка для складирования мусора, строительных материалов, замощением части участка, размещением объектов недвижимого имущества (см., например, Определение ВС РФ от 29.08.2017 по делу № А43-16958/2016). Вопрос оценки размера и возмещения вреда особенно остро стоит в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения.

Для взыскания убытков с нарушителя необходимо доказать наличие вреда, его размер и причинно-следственную связь между действиями лица и причиненным вредом. При этом размер вреда определяется в соответствии с утвержденными таксами и методиками, например Методикой исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды (утв. приказом Минприроды России от 08.07.2010 № 238).

Помимо возмещения вреда, причиненного нецелевым использованием, с нарушителя могут быть взысканы иные убытки, например расходы собственника земельного участка на снос (демонтаж) объектов, возведенных не в соответствии с разрешенным использованием участка, а также недополученная прибыль правообладателя участка в связи с невозможностью его использования.

Прекращение прав арендаторов, землепользователей на земельный участок, изъятие земельного участка у собственника

Основаниями для принудительного прекращения ограниченных прав на землю (в частности, права постоянного (бессрочного) пользования) и прав аренды, безвозмездного пользования участком являются использование земельного участка не по целевому назначению, а также использование участка, приводящее к порче земель, невыполнение правообладателем обязанности по рекультивации и восстановлению состояния участка. Отметим, что, исходя из буквального толкования соответствующих положений ЗК РФ (ст. 45—47), использование участка не в соответствии с его разрешенным использованием в число таких оснований не входит.

При этом, исходя из сложившейся практики, во многие договоры аренды земельных участков включается условие о праве арендодателя в одностороннем внесудебном порядке отказаться от исполнения договора при нарушении арендатором как разрешенного использования, так и цели предоставления участка в аренду.

Статья 285 ГК РФ, в свою очередь, предусматривает, что земельный участок может быть изъят у собственника, если его использование осуществляется с нарушением требований законодательства, в частности не в соответствии с целевым назначением. В судебной практике существуют единичные и исключительные случаи применения данной нормы, что позволяет оценить данный инструмент как декларативный и фактически не работающий.

Вместе с тем в судебной практике существуют примеры судебного изъятия земельных участков у собственника по специальным основаниям, установленным для земельных участков сельскохозяйственного назначения.

Согласно ст. 6 Федерального закона от 24.07.2002 № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» земельный участок может быть изъят у собственника в судебном порядке, если его использование приводит к существенному снижению плодородия земель (Критерии существенного снижения плодородия земель сельскохозяйственного назначения утверждены постановлением Правительства РФ от 22.07.2011 № 612), а также в случае неиспользования в течение трех и более лет подряд участка для ведения сельского хозяйства, если ранее в рамках земельного надзора были выявлены нарушения в его использовании.

Отметим, что абсолютное большинство изъятий земельных участков связано именно с неиспользованием участков для сельскохозяйственного производства (см., например, Определение ВС РФ от 10.10.2016 по делу № А66-10514/2015).

Однако в целом институт изъятия земельных участков в связи с нецелевым использованием, в отличие от механизма прекращения права аренды, в правоприменительной практике не слишком развит. Скорее всего, причина кроется в том, что суды опасаются принимать такие крайне меры, как прекращение права собственности нарушителя.

Иные виды ответственности и негативные последствия нецелевого использования земельных участков

Статьями 74 и 75 ЗК РФ предусмотрены также уголовная (ст. 254 «Порча земель») и дисциплинарная (применяемая к работникам и должностным лицам) ответственность, которые могут применяться при нецелевом использовании земельных участков.

Также не стоит забывать, что размещение здания, сооружения на земельном участке не в соответствии с его разрешенным использованием свидетельствует о самовольности постройки, которую могут снести по решению суда (п. 1 ст. 222 ГК РФ).

Среди иных последствий нецелевого использования следует упомянуть также повышение ставки земельного налога в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения, не используемых для сельскохозяйственного производства (п. 1 ст. 394 НК РФ).

Таким образом, нецелевое использование земельных участков чревато существенными негативными последствиями как материального, так и неимущественного характера, что необходимо учитывать текущим землепользователям и лицам, приобретающим права на земельные участки.

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.