Ложь свидетелей в суде

Показания свидетелей

Достоверность показаний свидетелей значительно выше, чем у объяснений сторон потому, что свидетели несут уголовную ответственность за заведомо ложные показания [1] .

Слово “заведомо” означает, что она наступает только в том случае, когда свидетель точно знает, что говорит неправду. Если же он ошибается, то об уголовной ответственности не может быть и речи.

К сожалению, вероятность привлечения к ответственности не всегда удерживает от лжи недобросовестных свидетелей, поскольку многие из них прекрасно понимают, что доказать “заведомость”, т.е. сознательную ложь с их стороны будет очень трудно. Тем не менее, лжесвидетелей периодически привлекают к уголовной ответственности, и это приносит нам всем большую пользу.

Совет . Если в вашем деле дает показания лжесвидетель, и вы можете доказать, что он лжет, то в некоторых случаях можно сказать ему об этом и заставить изменить свои показания. Но можно и позволить ему сделать свое черное дело, а потом представить доказательства его лживости. Такой прием выглядит очень эффектно и производит на суд большое впечатление.

Если вы считаете нужным наказать лжесвидетеля, то подайте заявление о возбуждении против него уголовного дела, и пусть это послужит ему уроком!

Свои и чужие свидетели

Свидетелей можно разделить на “своих”, “чужих” и “нейтральных”. Свой свидетель — это свидетель, который готов прийти в суд и дать показания в вашу пользу (конечно же, правдивые). Чужой свидетель собирается сделать то же самое в пользу противной стороны, а нейтральный не имеет отношений ни с одной из них и не собирается никому помогать.

Работу со своим свидетелем нужно построить так, чтобы суд не пришел к выводу, что он заинтересован в исходе дела. Очень некрасиво смотрятся сцены, когда свидетель простодушно говорит, что дает такие показания только потому, что его попросили об этом или обращается к одной из сторон с вопросом: “Что мне говорить дальше?”

Во-вторых, нужно обеспечить явку “своего” свидетеля в суд, а это не такое простое дело, как кажется, поскольку наши люди не любят ходить по судам. Иногда они сами не отдают себе в этом отчета, но по мере приближении дня “икс”, начинают болеть, уезжать в командировки или у них появляется множество неотложных дел.

Поэтому, когда вы подбираете людей, которые должны будут засвидетельствовать какой-либо факт, старайтесь найти таких, которые ничего не перепутают, придут в суд, и с которыми у вас не испортятся отношения, по крайней мере, до окончания дела.

Другая проблема заключается в том, что свидетель может забыть детали событий, которые были задолго до судебного заседания. Если же вы напомните ему о них, то может оказаться, что он будет давать показания с ваших слов.

Поэтому я рекомендую своим клиентам сразу же составлять с участием свидетелей примерно такой акт:

АКТ

г. Москва “20” января 1999 г.

Настоящим мы, Васильев Петр Петрович, проживающий по адресу _____

_______________и Иванова Мария Ивановна, проживающая по адресу ________________________, подтверждаем, что 20 января 1999 г. мы вместе с Даниловым Алексеем Алексеевичем пришли в помещение ЗАО “Норма прибыли” по адресу _______________________.

В коридоре мы встретили директора указанного ЗАО Поплавскую Елену Анатольевну, и Данилов А.А. обратился к ней с просьбой выдать ему трудовую книжку в связи его увольнением по собственному желанию.

Поплавская Е.А. ответила, что не отдаст ее до тех пор, пока Данилов А.А. не вернет деньги, выданные ему под отчет на покупку писчей бумаги и что, кроме того, она привлечет его к уголовной ответственности.

Когда Данилов А.А. попытался объяснить ей, что ее действия незаконны, Поплавская Е.А. назвала его “негодяем” и “мошенником” и сказала, что вызовет милицию, после чего мы ушли.

Этот акт не предусмотрен ни одним законом, но он и не запрещен, а с его помощью можно зафиксировать практически любые обстоятельства. Его нельзя будет использовать вместо свидетельских показаний (за исключением случаев, когда свидетель умрет ко дню рассмотрения дела или по другим причинам не сможет явиться в суд), но, благодаря ему, свидетель сможет вспомнить то, что произошло, не с ваших слов, а из подписанного им документа. Кроме того, после подписания акта ему будет трудно изменить свои показания и сказать, что на самом деле все было иначе.

С “чужими” свидетелями нужно работать по-другому. Если они добросовестно заблуждаются или что-то путают, то во время допроса можно попытаться или запутать их окончательно и показать суду, что они сами не понимают, что говорят, или помочь им вспомнить обстоятельства дела.

Если же “чужой” свидетель лжет, то ничего не остается, как опровергать его показания своими доказательствами.

Также можно попытаться убедить суд в том, что имеются сомнения в его правдивости. Это нетрудно сделать, если он находится в зависимости от одной из сторон (например, работает на предприятии, в пользу которого дает показания) или является ее родственником или другом.

Нейтрального свидетеля нужно допрашивать доброжелательно и аккуратно подталкивать к тому, чтобы он дал нужные показания.

Следующие материалы:

  • Определение. Письменными доказательствами называются акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в виде …

«>Письменные доказательства
Все мы помним, как герой известного фильма предлагал человеку с честными глазами пойти свидетелем в суд. Очень часто, когда не хватает доказательств, …

Ложь свидетелей в суде

В литературе принято различать следующие виды лжи.

Активная ложь – сообщение заведомо ложных сведений. Активная ложь классифицируется следующим образом: сокрытие – действие с целью исключения выявления признаков гражданского, административного или уголовного правонарушения; маскировка – действие с целью затруднения распознания деликта; демонстрация – броское вызывающее поведение с целью отвлечения внимания от существенных для дела явлений.

2. Пассивная ложь – сокрытие информации, умолчание (полное или частичное).

Гр. В. с 1994 г. состоял в браке с гр. А. В 1995 г. у супругов родился сын. В 1997 г. брак между гр-ми В.и А. Был расторгнут. При расторжении брака спора о том, с кем из родителей должен проживать ребенок, не возникло, он остался с матерью. Гр. А вместе с ребенком переехала на другое место жительства.

В 1998 г. гр. В. обратился в суд с иском к гр. А об отобрании ребенка и взыскании с нее алиментов, мотивируя это тем, что она уделяет больше времени своей личной жизни, чем ребенку. Сам гр. В. проживал в это время на их бывшей общей квартире вместе со своей матерью, нигде не работал, часто выпивал. Суд направил своих представителей по месту жительства гр. В, с целью выяснить его жилищные условия и опросить соседей о его моральном облике. Мать гр. В, с целью утаить от представителей суда правду, уговорила соседей скрыть истинное положение вещей. На вопросы представителей соседи умолчали по поводу аморального облика жизни гр. В. [1] .

На основании вышеизложенного мы видим, что в этом случае было проявление пассивной лжи (сокрытие информации, умалчивание).

3. Осознаваемая ложь – когда человек сознательно искажает факты, соответствующие реальной действительности. К осознаваемой лжи можно также отнести «ложь во спасение», которая характеризуется тем, что индивид расценивает свою ложь как нечто, совершаемое во имя какой-либо «благородной» цели. Он уверен, что его действия правомерны и не могут быть подвергнуты осуждению. Например, один человек по просьбе другого дает ложные показания. С точки зрения лжесвидетеля, его действия продиктованы чувством товарищества, с точки зрения закона, они неправомерны.

Гр. Г. с 1987 г. стояла в очереди на улучшение жилищных условий по месту работы.

В 1993 г. ей на семью из четырех человек (она, муж, двое сыновей) предоставлена двухкомнатная квартира размером 30,2 кв. м. На тот же состав семьи в 1994 г. по решению администрации фабрики гр. Г. была выделена трехкомнатная квартира жилой площадью 36 кв. м, взамен ранее предоставленной двухкомнатной квартиры.

Администрация фабрики обратилась в суд с иском к гр. Г. и ее мужу С. о признании недействительным ордера, выданного на трехкомнатную квартиру, и выселении из нее. Истец ссылался на то, что трехкомнатная квартира предоставлялась гр. Г. на семью из четырех человек с условием освобождения занимаемой двухкомнатной квартиры, которая распределена другому очереднику. Однако при получении ордера гр. Г. ввела в заблуждение лицо, выписывавшее ордер, просила не включать в ордер фамилию старшего сына, заявив, что он прописан у бабушки. Получив же ордер, она переехала в трехкомнатную квартиру только с мужем и младшим сыном, а старшего прописала в двухкомнатную квартиру, и он остался проживать в ней [2] .

В этом случае мы видим проявление осознаваемой лжи, то есть сознательное искажение фактов, соответствующих реальной действительности.

4. Неосознаваемая ложь – встречается чаще всего тогда, когда индивид, будучи в эмоциональном состоянии напряжения, не всегда точно помнит произошедшее и неосознанно начинает искажать фактические события. Данный вид лжи в гражданском судопроизводстве, как правило, встречается в показаниях истца или свидетеля.

5. Патологическая ложь – имеет место тогда, когда человек выдумывает, прибавляет или полностью искажает реальную действительность. Гражданин испытывает чувство удовлетворения от самого процесса введения окружающих в заблуждение. Его сознание направлено сначала на измышление каких-либо подтверждений своей лжи, а впоследствии – выдумывание новых подтверждений. В зависимости от мотивации можно выделить: ложь во спасение, ложь из страха быть наказанным (например, быть выселенным из жилого помещения, лишенным родительских прав и т. п.), ложь из-за боязни конфликта (с друзьями, родственниками, соседями и др.), ложь из-за желания быть значительным в глазах других людей.

Процесс формирования заведомо ложных показаний предполагает последовательное прохождение определенных стадий: восприятие лицом истинного события, то есть действительного обстоятельства дела; запоминание и осмысление этого события; осознание цели сообщения ложных сведений и последствий данного акта; переработка воспринятого и создание мысленной модели задуманного лжесвидетельства; удержание в памяти модели ложных показаний; воспроизведение ложных показаний.

Ложность показаний диагностируется по ряду признаков: бедности эмоционального фона показаний, схематичности, заученности их вербальной структуры, уклончивости ответов [3] .

В процессе судебного разбирательства перед судом может возникнуть задача изобличения во лжи как ответчика, так истца и свидетеля. Мотивами сообщения ложных сведений свидетелем нередко являются: 1) боязнь испортить отношения с другими лицами, проходящими по делу, боязнь мести со стороны ответчика и лиц, с которыми он связан; 2) стремление скрыть свои собственные неблаговидные поступки, аморальное поведение, трусость; 3) стремление выгородить ответчика или смягчить его вину в силу родственных, дружеских отношений или из корыстных соображений либо, наоборот, усугубить вину этого лица из мести, ревности или иных жизненных побуждений; 4) нежелание в последующем выступать в качестве свидетеля, быть вызванным в суд.

Основным критерием установления ложности объяснений (показаний) является обнаружение несоответствия сообщенных допрашиваемым лицом сведений о каком-либо событии, обстоятельстве фактически данным по тому же поводу, установленным по делу, объективность которых не вызывает сомнений. Сделанный на этой основе вывод доводится до сведения допрашиваемого лица, в результате чего (в качестве ожидаемой реакции) может произойти изменение его позиции, признание факта лжесвидетельства и дача им правдивых показаний. Действия суда, которые должны проводиться по делу в связи с проверкой версии о возможности искажения информации, могут быть разбиты на четыре группы:

1) Действия, направленные на предотвращение лжи.

2) Действия, направленные на распознание лжи.

3) Действия, направленные на разоблачение лжи.

4) Действия, направленные на изменение позиции лжеца, формирование у него установок на отказ от ложных показаний и дачу правдивых показаний.

Тактические приемы, используемые судьей (судом) с целью изобличения свидетеля в даче ложных показаний, по своему характеру и направленности подразделяются на: приемы эмоционального воздействия; приемы логического воздействия; тактические комбинации.

К приемам эмоционального воздействия при изобличении во лжи свидетеля относятся:

убеждение в неправильно занятой позиции, в ее антигражданском характере;

разъяснение правовых последствий дачи ложных показаний;

разъяснение вредных последствий дачи ложных показаний для близких допрашиваемому лиц из числа истцов, ответчиков;

воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого – чувство собственного достоинства, благородство и т. д.

Приемы логического воздействия предназначены для доказательства допрашиваемому того, что он изобличен во лжи, для демонстрации несоответствия его показаний действительности, «тупиковости» ситуации, возникшей в связи с этим. К таким приемам относятся: логический анализ противоречий, имеющихся в показаниях допрашиваемого, необъяснимых с точки зрения его показаний обстоятельств дела; логический анализ противоречий между интересами допрашиваемого и интересами участников дела.

Приемы логического воздействия могут быть с успехом использованы в случаях пассивной лжи допрашиваемого, когда он скрывает правду, отвечая на вопросы «не знаю», «не помню», «не видел».

Обычно принято думать, что нет ничего более случайного и неподчиняющегося никаким законам, чем ложь. Однако такое представление не верно. Ложь, как и всякое мышление, построенное по другому принципу, имеет свои формы, свои правила, свои приемы.

Борьбу за истину приходится вести в течение всего судебного процесса. Одно из первых мест в ней занимает психология допроса – диалога. Существуют различные методики, с помощью которых делаются попытки диагностики причастности человека к тем или иным событиям, путем наблюдения и анализа его жестов, мимики и различных физиологических показателей [4] .

Очерчивая круг современных исследований в области криминалистической тактики, О. Я. Баев отмечает, что развитие этого раздела науки криминалистики в настоящее время характеризуется обращением ученых к разработке так называемых «нетрадиционных методов расследования»: возможностям использования при расследовании теории и практики биоритмологии, учения о запахах, гипнологии и т. д. [5] .

В этой связи, наряду с применением ряда приемов криминалистической тактики при допросе с целью выявления как противоречий, так и лжи в показаниях свидетелей, целесообразным, на наш взгляд, является использование судьей (судом) такого чувственного «инструмента», как интуиция. Играя сугубо вспомогательную роль и не имея процессуального знания, она обогащает возможность приближения к истине, позволяет строить иногда весьма ценные догадки и версии. По мнению В. И. Комиссарова, «пренебрежение интуицией как особой, порой весьма существенной подсказкой направления движения к истине, идет вразрез со здравым смыслом» [6] .

Признав интуитивный сигнал полезным и существенным, судья (суд) реагирует на него соответствующим процессуальным действием. Без должной процессуальной переработки интуитивный импульс не только не дает истины, но, наоборот, способен увести от нее. Выводы, основанные непосредственно на интуиции, при всех условиях являются всего лишь предположениями и не могут служить обоснованием решения.

Таким образом, полное отрицание интуиции идет вразрез с природой человеческого мышления, но в судебном доказывании, в частности при анализе и оценке свидетельских показаний, она используется в качестве дополнительного, непроцессуального средства, помогающего найти наиболее верный и кратчайший путь к установлению истины по делу.

В юридической литературе обоснованно отмечается, что универсальных методов психодиагностики лжи не существует. В целях детекции лжи, как известно, в рамках специальных гражданских процедур в США достаточно широко используются полиграфы (лайдетекторы) [7] .

В отечественной судебной практике, тем более в гражданском судопроизводстве, как отмечает Е. Р. Россинская, применение полиграфов не находит отражения в силу множества причин, среди которых наиболее значимой выступает отсутствие нормативно-процессуальной регламентации использования полиграфов в судопроизводственных целях [8] .

Доброкачественность свидетельских показаний определяется не только теми условиями, в которых происходило их формирование, или особенностями психики свидетеля, но и отношением свидетеля к делу, по которому он вызван в суд, или состоянием свидетеля в особых отношениях с одной из сторон. Таким образом, оценить свидетельское показание – это значит проследить процесс формирования свидетельского показания и составить мнение о наличии или отсутствии связи между свидетельским показанием и искомым обстоятельством с учетом и оценкой указанных связей, вплетающихся в основную связь и откладывающих отпечаток на достоверность показаний свидетеля. Изучение и оценка связей свидетельского показания с искомым фактом должны быть ограничены рамками тех связей, которые влияют на доброкачественность свидетельского показания.

Всесторонняя оценка свидетельских показаний слагается из выяснения и учета:

1) всей совокупности условий, в которых происходило восприятие;

2) возможности влияния особенностей психики свидетеля на достоверность формирования его показаний;

3) возможности влияния заинтересованности или особых отношений свидетеля с одной из сторон на достоверность его показаний;

4) влияния на достоверность свидетельского показания противоречий между отдельными его частями или последних с показаниями в целом;

5) возможности влияния на достоверность свидетельского показания объективных условий восприятия и особенностей психики свидетеля – источника первоначального доказательства, – если лицо, дающее в суде показание, не является очевидцем устанавливаемого факта.

Таким образом, использование судьей (судом) тактических приемов допроса свидетелей, разработанных криминалистикой, позволяет осуществить оценку свидетельских показаний с учетом объективных условий, в которых происходило восприятие, с учетом особенностей состояния и психики свидетелей.

[1] Судебная практика по гражданским делам / Под ред. В. М. Жуйкова. – М., 1997. – С. 104.

[2] Судебная практика по гражданским делам/ Под ред. В. М. Жуйкова. – М., 1997. – С. 105.

[3] См.: Романов В. В. Юридическая психология. – М., 1997. – С. 184.

[4] См.: Филонов Л. Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. – М., 1979.

[5] См.: Российское государство и правовая система : современное развитие, проблемы, перспективы / Под ред. Ю. Н. Старилова. – Воронеж,1999. – С. 700.

[6] См.: Комиссаров В. И. Роль интуиции в судебном доказывании. // Проблемы применения гражданского процессуального кодекса РСФСР. – Калинин, 1974. – С. 80.

[7] См.: Коваленко А. Г. Институт доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. – М., Норма, 2002. – С. 180–181.

[8] См.: Россинская Е .Р. Использование специальных познаний в гражданском и арбитражном процессе. – М., 2000. – С. 74.

Как разоблачить ложные показания свидетелей

Насколько актуальна эта проблема, я думаю, говорить нет смысла. Когда клиенты вспоминают известную пословицу «закон – что дышло…», я уточняю: «свидетель – что дышло», а закон тут ни при чем. На самом деле судебные решения выносятся не судом, а в большей степени свидетелями и экспертами, хотя они, как правило, не осознают своей роли в судьбах людей.

Свидетеля не проверишь на полиграфе, хотя до сих пор этот метод не является общепризнанным в распознавании лжи. Можно, обладая соответствующими навыками, провести психологическую диагностику лжи свидетеля, основанную на отслеживании невербальных сигналов говорящего (изменение голоса, мимики, позы, жестов и пр.), но психологическими наблюдениями на практике оспорить доказательство невозможно, так как суд не отвергнет, например, показания свидетеля лишь на том основании, что он при допросе краснел и заикался от волнений [22] . К тому же, как отмечают психологи, от человека могут не исходить невербальные сигналы, если он не осознает, что говорит неправду, а полагает либо внушил себе уверенность, что говорит правду.

Что обычно предлагают юристы

Добропорядочные юристы, сталкиваясь с показаниями лжесвидетелей, обычно обрушивают на допрашиваемых шквал вопросов, иногда до конца непродуманных и бессмысленных, при этом вопросы нередко задаются в повышенном тоне. Но эмоциональное воздействие на свидетелей голосом, интонацией, жестами, разъяснение последствий ложных показаний и убеждение в неправильности занятой позиции обычно пресекаются судом как неуместные и неэтичные.

Я ни в коем случае не склонен считать, что ласковое обращение может склонить наглого лжеца показывать правду. Однако запугиванием свидетеля добиться правды в суде сложно, поскольку раздраженный человек похож на упрямую лошадь: он будет делать все, что угодно, кроме того, что от него требуется. Чуть что – и на дыбы. К тому же в таком состоянии свидетель может оговориться, а форсированный допрос свидетеля без предоставления ему времени для размышления может закончиться тем, что секретарь судебного заседания попросту не успеет отразить в протоколе все вопросы и ответы.

Недобропорядочные юристы приглашают в противовес лжесвидетелям и лжеэкспертам своих лжесвидетелей (если отсутствуют настоящие свидетели) либо договариваются со свидетелями и экспертами процессуального противника об изменении показаний либо их корректировке в свою пользу. Как известно, закон не устанавливает ответственности сторон в гражданском процессе и обвиняемого в уголовном процессе (его представителей) за дачу ложных объяснений и показаний. Тем не менее нужно иметь в виду, что ложь, связанная с фальсификацией документов, показаний свидетелей и экспертов, иногда выявляется и не всегда остается безнаказанной.

Что можно сделать еще

Общепсихологической основой, на базе которой возможно получение интересующих сведений, является теория бессознательного . Поскольку лжесвидетель сознательно не хочет передавать правдивую информацию, то его необходимо побудить к неосознанной ее передаче. Исходя из общих теоретических положений и практического опыта, выработанного человечеством, выделяют два основных способа получения необходимой информации.

• Первый – это побуждение субъекта к непроизвольным высказываниям об имеющихся фактах, представляющих интерес для дела.

• Второй – побуждение интересующего лица к непроизвольным физическим и экспрессивным действиям, содержащим соответствующую информацию.

Психологические методы широко используются при получении информации оперативными сотрудниками. Однако рамки судебного разбирательства часто не позволяют прибегать ко всему спектру психологических приемов. Например, не всегда возможна демонстрация свидетелям каких-либо предметов, оживляющих образы; разговоры на смежные темы; «подбрасывание» ложных доказательств и т. п. Особенно сложно приходится выявлять ложь при допросе несовершеннолетних, людей преклонного возраста, инвалидов или лиц, страдающих какими-либо хроническими заболеваниями, а тем более лиц, состоящих в дружеских отношениях со стороной.

Если существует возможность встречи со свидетелем противника (например, посредством общих знакомых или других свидетелей), то нужно этим обязательно воспользоваться и провести беседу с привлечением технических средств, чтобы подготовиться к допросу, выявить мотивацию свидетелей и впоследствии сопоставить переданные сведения с показаниями, данными свидетелями на суде.

В первую очередь необходимо выявлять мотивы дачи свидетелями показаний . Свидетеля легко «выбросить» из доказательственной базы противника в случае выявления дружеских или родственных отношений его с противником либо прочей заинтересованности.

Поскольку оглашение показаний свидетелей и потерпевших в случае их неявки в суд не дает возможности проверки их показаний, то необходимо категорически возражать против этого, если, конечно, отсутствуют законные основания оглашения показаний, даже если в этих показаниях ничего существенного нет: свидетель может знать больше, чем записано. Именно по названным причинам соглашаться на производство по уголовному делу в особом порядке (то есть без допроса свидетелей) следует в исключительных случаях.

В случае если показания свидетелей, несмотря на возражения стороны, в нарушение закона оглашены, то в дальнейшем необходимо руководствоваться позицией Конституционного суда РФ, согласно которой обвиняемому в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон должна предоставляться возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами, в том числе путем заявления ходатайств об исключении недопустимых доказательств или об истребовании дополнительных доказательств в целях проверки допустимости и достоверности оглашенных показаний [23] .

Неправду в показаниях свидетелей можно высветить в редких случаях детализацией тех или иных обстоятельств, а если свидетель, напротив, акцентирует внимание на подробностях, то следует выяснить, почему он запомнил незначительные обстоятельства, оказывался ли он ранее в аналогичных ситуациях. Однако данный прием пригоден не во всех ситуациях, поскольку отсутствие знаний о деталях свидетель может объяснить избирательностью памяти или давностью событий.

Юристу, участвующему в судебном процессе, нужно стремиться к тому, чтобы свидетель был допрошен неоднократно, поскольку наличие противоречий в различных его показаниях может свидетельствовать о лжи. Именно поэтому в ходе следствия целесообразно ходатайствовать об очных ставках со свидетелем, а также о его дополнительных допросах. Но противоречия в показаниях свидетеля могут возникнуть в связи с разным временем допроса, поэтому наиболее важные противоречия – это противоречия, возникающие в одном и том же допросе.

Для того чтобы не дать свидетелю возможности сгладить нестыковки в своих показаниях, целесообразно каждый раз уточнять у него, точно ли он помнит описываемые обстоятельства либо показания содержат лишь его предположение. Тем более что многие свидетели не понимают разницы между достоверным и вероятным знанием и свои версии иногда преподносят как сведения о достоверных фактах.

Еще один метод распознавания лжи – это выявление противоречий в показаниях допрашиваемого свидетеля и других лиц . Лучше сравнивать «равнозначные» показания, то есть данные примерно в одно время. Но обнаружить реально существующие противоречия не всегда удается, поскольку следователи стараются, чтобы в деле не было никаких противоречий, упрощая допросы новых лиц копированием показаний уже ранее допрошенных лиц.

Но даже если в итоге не удается получить от свидетелей правдивых показаний, практически от каждого свидетеля можно добиться слов «не помню», «не уверен», «может быть» и пр., которые ставят под сомнение весь его рассказ или его отдельные утверждения. Вопрос «Вы точно уверены в своих показаниях?» в некоторых случаях настораживает свидетеля, ему кажется, что допрашивающий знает правду и поэтому скрывать ее бессмысленно. Кстати сказать, далеко не каждый способен говорить неправду в суде, поэтому подобные «проговоры» свидетелей – довольно частое явление.

И последнее. Допрошенных свидетелей ни в коем случае нельзя отпускать из зала суда (о такой необходимости у участников процесса обычно спрашивает суд), нужно попросить их остаться для дополнительных вопросов, в том числе для проведения очных ставок с другими свидетелями. Это также позволит исключить их общение с недопрошенными свидетелями.

Порядок допроса свидетеля и дачи показаний

В настоящей статье мы поговорим о свидетельских показаниях, как способе (средстве) доказывания обстоятельств, на которые сторона ссылается в споре.

Соответственно, спор будет рассматриваться в плоскости судебного разбирательства, т.е. под спором мы будет понимать спор в суде.

  1. Информация (сведения о фактах), содержащаяся в свидетельских показаниях – это вид доказательства;
  2. Свидетельские показания — форма доказательства;
  3. Свидетель – источник (носитель) доказательства.

Ранее этот вопрос уже затрагивался в рамках публикации «Доказательства и доказывание», но в общих чертах.

Конечно же, этого явно недостаточно для всестороннего представления. Поэтому мы разложим эту тему на составляющие, так сказать по полочкам. Обо всем, как всегда, коротко и в понятном изложении.

Кто такой свидетель?

Вряд ли найдется человек, который не сможет ответить на этот вопрос. Ответы могут быть разными, но их общий смысл будет сводиться к одному: свидетель – тот, кто что-то видел, слышал, знает. Конечно же этого недостаточно, чтобы лицо стало свидетелем. Свидетель должен иметь возможность донести эту информацию до того, кто будет являться потребителем этой информации.

Также представляется невозможным рассматривать чьи-либо слова как некую заслуживающую внимания информацию, если говорящий не может пояснить, откуда ему стали известны сообщаемые сведения. Это вполне закономерно, т.к. слушая собеседника, мы невольно задаемся очевидным вопросом: «Откуда ему это известно?». Ответ на этот вопрос необходим нам для оценки объективности сообщаемых сведений. Именно результаты такой оценки позволяют отличить свидетельские показания от простой болтовни.

Результаты оценки источника осведомленности свидетеля непосредственно влияет на общую оценку свидетельских показаний. Не стоит забывать, что любая оценка всегда будет субъективной, а значит возможны ошибки. По результатам у оценивающего формируется субъективное мнение в формате «верю – не верю». Конечно же не все так критично – ведь свидетель может говорить отчасти правду, а в остальном сообщать недостоверные сведения. Однако, общепризнанная двуполярность «истица – ложь» определяют именно эту модель восприятия полученной от свидетеля информации. Вряд ли кто из нас будет в достаточной мере доверять «единожды солгавшему» или «уличенному во лжи по мелочам». В основе всего — заложенное в человеке стремление найти истину во всем: истина превыше всего.

Необходимо отличать лжесвидетельствование от заблуждения.

Лжесвидетельствование — умышленное сообщение недостоверных сведений лицом, позиционирующим себя или обозначенным кем-то в качестве свидетеля. При этом лжесвидетель может как искажать реальные обстоятельства и факты, свидетелем которых он являлся, так и вообще не являться свидетелем чего-либо, но выдавать себя за такового. И в том и в другом случае делаться это должно умышленно, т.е. осознанно. Причины тому могут быть различные – корысть, месть, неприязнь, страх и прочее. Суть одна – человек осознанно встал на путь лжи. Хотя, лжесвидетельствование под страхом или давлением надлежит рассматривать в несколько другом ключе, нежели такое же деяние, совершенное в целях отомстить или обрести какие-либо блага. Тем не менее, в любом случае, свидетель сообщает неправду и понимает это, а вот при определении ответственности за такую ложь необходимо учитывать – добровольно или понуждаемо он это делает.

Что же касается заблуждения, то в этом случае свидетель сообщает недостоверные сведения, не осознавая того, что он говорит неправду. Проще говоря, он ошибается. Мы не будет проводить грань между добросовестным и недобросовестным заблуждением, т.к. это довольно сложно для восприятия читателя, не обладающего достаточными познаниями в областях права и психологии.

Все вышеизложенное дает общие представления о том, кто такой свидетель. Закон же содержит более определенное представление по данному вопросу. В гражданском процессе свидетелем является лицо, которое располагает сведениями об обстоятельствах. Информация об этих обстоятельствах должна быть важной, т.е. иметь значение для рассмотрения и правильного разрешения дела. Если свидетель не сообщает источник своей осведомленности, его показания не считаются доказательством, т.е. не принимаются во внимание при разрешение дела. При этом статус свидетеля не утрачивается. Как видите, особого различия между тем, что содержится в законе и понимается на обывательском уровне, нет. Но … дочитайте статью до конца.

Законом установлена обязанность свидетеля явиться в суд в назначенное время и сообщить все, что ему известно об обстоятельствах рассматриваемого дела, т.е. дать показания. Показания должны быть правдивыми, т.е. свидетель обязан быть честным и искренним в том, что он сообщает: правда и ничего кроме правды. Но все ли обязаны давать свидетельские показания?

Свидетельский иммунитет или кто не может являться свидетелем

Иммунитет происходит от латинского ’immunitas’, что означает «освобождение, избавление от чего-либо». Следуя обыкновенной логике, свидетельский иммунитет – освобождение свидетеля от дачи показаний.

Определимся, кто наделен таким иммунитетом в гражданском процессе.

Следует разграничить две группы лиц, обладающих свидетельским иммунитетом:

  1. кто не подлежит допросу в качестве свидетелей;
  2. кто вправе отказаться от дачи свидетельских показаний.

По сути, первая группа вообще не может выступать свидетелями, допрос второй группы – на усмотрение лиц данной группы.

Как видно, первой группе предоставлено достаточно весомое право не выступать в суде в качестве свидетеля, а соответственно не давать ответов на вопросы суда и участников процесса. Это право не абсолютно и процессуальный закон определяет данное право для определенной категории только в отношении обстоятельств, которые им стали известны в результате осуществления определенной деятельности.

Итак, к первой группе относятся, т.е. не могут быть допрошены в качестве свидетелей:

  1. Представители по гражданскому делу, защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении, медиаторы. Данная категория не может быть допрошена только по обстоятельствам, которые стали им известны в связи исполнением обязанностей представителя, защитника или медиатора. По всем иным обстоятельствам иммунитета нет;
  2. Судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели. Для данной категории свидетельский иммунитет определяется тайной совещательной комнаты. Указанные лица не могут давать свидетельские показания по вопросам, возникавшим в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора;
  3. Священнослужители, но только организаций, которые прошли государственную регистрацию. Тайна исповеди охраняется законом, а соответственно, данная категория не может быть допрошена по обстоятельствам, ставшим им известным из исповеди.

Как мы видим из вышеприведенного перечня, защищаемая на законодательном уровне тайна определяет иммунитет той или иной категории граждан. В отличие от первой группы лиц, которые не могут выступать свидетелями и давать показания даже при их желании это сделать, обязанность свидетельствовать для второй группы определяется их волеизъявлением, т.е. как они захотят.

Так имеют право отказаться от дачи свидетельских показаний:

  1. Гражданин в отношении себя;
  2. Супруг против супруга / дети (в том числе усыновленные) против родителей (усыновителей) / родители (усыновители) против детей (в том числе усыновленных);
  3. Братья (сестры) друг против друга / дедушка (бабушка) против внуков / внуки против дедушки (бабушки);
  4. Депутаты законодательных органов. Иммунитет действует только в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депутатских полномочий;
  5. Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации. Право на отказ от дачи свидетельских показаний действует только к отношении сведений, которые стали известны Уполномоченному в результате исполнения им своих обязанностей;
  6. Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей и уполномоченные по защите прав предпринимателей в субъектах Российской Федерации. Данная категория защищена иммунитетом в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением своих обязанностей.

Невольно может возникнуть вопрос: Обязаны ли указанные лица вообще являться в суд? Ответ на него опять же кроется в обязанности свидетеля явиться по вызову суда. Если Вы получили судебную повестку о вызове в качестве свидетеля, Вы в любом случае должны явиться в суд и при наличии свидетельского иммунитета заявить об этом. При необходимости сообщаемые сведения необходимо будет подтвердить документально (например, родственные связи, участие в деле в качестве представителя и прочее). Суд просто может не знать о Вашем иммунитете. Что же касается второй группы освобождаемых от дачи показаний, то суду вообще не может быть заранее известно о Вашем волеизъявлении свидетельствовать. Кроме всего, у суда могут возникнуть к Вам иные вопросы, в отношении которых свидетельский иммунитет не действует.

В заключение хотелось бы обратиться к известной практически каждому 51-й статье Конституции РФ, которая в рассматриваемом вопросе является основополагающей нормой права. В соответствии с ней в процессуальном законодательстве для определенной категории гражданин закрепляется защита от дачи показаний в суде.

Часть первая данной статьи содержит указание на отсутствие обязанности кого бы то ни было свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Как видите, в Конституции РФ формулировка «супруг и близкие родственники» имеет некоторое словесное разделение между «супруг» и «близкие родственники». Иные же нормативные акты более низкого уровня (например, Уголовно-процессуальный кодекс, статья 5) четко относит супругов к близкими родственниками. Скорее всего, в данном случае статья 51 Конституции содержит не разделение, а выделение частного из общего, что, в свою очередь, не несет никакой смысловой нагрузки и не делает какого-либо различия в понимании «супруг» и «близкий родственник».

Представлялось бы морально неправильным заставлять гражданина свидетельствовать против своего близкого и родного человека, а тем более против самого себя. Хотя в истории нашей страны было и такое печальное время, когда людей понуждали доносить и свидетельствовать не смотря ни на что. К счастью, результаты этого печального опыта были учтены при закреплении конституционных прав человека.

Вторая часть статьи 51 Конституции РФ определяет, что федеральным законом могут быть установлены иные случаи предоставления свидетельского иммунитета. К примеру, для медиаторов таким является Федеральный закон от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (статья 5); для депутатов законодательных органов – Федеральный закон от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (статья 15); для священнослужителей зарегистрированных религиозных организаций – Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (статья 3).

Форма свидетельских показаний

Данная часть публикации будет относительно короткой. В ней мы просто дадим ответ на вопрос: Можно ли представить в суд нотариально удостоверенные показания свидетеля? Для юристов ответ на него будет однозначным, а вот не сведущие в области права граждане, в той или иной степени столкнувшиеся с судопроизводством, задаются им достаточно часто.

Запомните правило формы свидетельских показаний

Свидетель дает показания лично суду в устной форме, показания заносятся секретарем в протокол судебного заседания.

Невольно может возникнуть вопрос: Где это написано, в какой норме права закреплено? И опять же обращаемся к процессуальной норме, определяющей обязанности и права свидетеля (ч. 1 ст. 70 ГПК РФ). Согласно ч. 1 ст. 70 ГПК РФ, лицу, которое суд посчитал необходимым вызвать и допросить в качестве свидетеля, вменена обязанность явиться в суд и дать правдивые показания. Приведенные формулировки понимаются буквально: «явиться в суд» — означает личное присутствие в суде; «дать показания» — непосредственное сообщение суду известной свидетелю информации.

Почему так? Почему стороны и третьи лица могут представить в суд письменные пояснения (письменную позицию) и не присутствовать при судебном разбирательстве, а свидетели обязательно должны явиться и очно дать свои показания под протокол? Ответов может быть множество, начиная от необходимости суда взглянуть свидетелю в глаза и дать некую психологическую оценку его откровенности, до необходимости лично предупредить об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний. Сложно однозначно дать полный и верный ответ на поставленные вопросы. Возможно суть кроется в том, что участники процесса в той или иной степени заинтересованы в исходе дела. Свидетели же не должны быть таковыми по определению, в связи с чем, их непосредственный допрос призван обеспечить максимальное соблюдение данного требования.

Из указанного правила о непосредственной даче свидетельских показаний в судебном заседании есть исключение. Бывают ситуации, когда свидетель не в состоянии явиться в суд ввиду наличия уважительных причин. К таким могут относиться болезнь, старость, инвалидность или иные аналогичные обстоятельства (состояние свидетеля), которые объективно препятствуют исполнению свидетелем своей обязанности. В данном случае, закон, выделяя граждан с ограниченными возможностями передвижения в качество особой категории, допускает допрос такого свидетеля по месту его пребывания. Ходатайствовать о такой форме допроса надлежит участнику процесса, который просит суд о вызове свидетеля. Также решение о допросе по месту нахождения свидетеля может являться следствием сообщения суду самим вызванным свидетелем о невозможности явки по вызову. Соответственно, и в первом и во втором случаях суду должны быть представлены доказательства тому, что свидетель не располагает возможностью явиться в суд ввиду наличия уважительных причин.

В теории, это должно происходить следующим образом. Суд в составе, в котором рассматривается гражданское дело, выезжает по месту нахождения свидетеля, которого он посчитал необходимым допросить. К примеру, это может быть медицинское учреждение, в котором на стационарном лечении находится гражданин, не способный самостоятельно передвигаться. По общему правилу, при допросе вправе присутствовать участники процесса, которые наравне с судом вправе задавать свидетелю свои вопросы. Также должен вестись протокол судебного заседания. НО … это все в теории, на практике же такой подход является «мертвым», т.е. практически не применяемым в рамках рассмотрения гражданских дел. Причина тому проста, российские судьи на рабочих местах не успевают выполнять тот огромный объем работы, который взвален на их плечи, в связи с чем, говорить о каких-либо выездах не приходится.

Из всего вышеизложенного следует, что никаких письменных показаний, в том числе и нотариально удостоверенных, для свидетелей законом не предусмотрено. В оспаривание этого обыватель может высказать банальное утверждение «разрешено все то, что не запрещено законом». Применительно к судопроизводству, данный принцип не действует, т.е. процесс рассмотрения дела в суде четко определен федеральным законом. Обратное, т.е. отсутствие каких-либо рамок, практически означало бы возможность проявления любой формы поведения при отсутствии на то запрета.

Процедура допроса свидетеля

Прежде чем перейти к описанию процедуры допроса свидетеля, коротко остановимся на извещении свидетелей, т.е. поясним, каким образом свидетели вызываются в судебное заседание для допроса в качестве таковых.

Вопросу судебных извещений и вызовов посвящена одноименная глава 10 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Вызовы лиц, участвующих в деле, а также свидетелей, экспертов, специалистов и переводчиков осуществляется посредством их информирования о том, куда и когда необходимо явиться. Способ информирования — направление и вручение судебного извещения. Такое извещение может иметь различные формы: письмо с уведомлением о вручении, судебная повестка с уведомлением о вручении, телефонограмма, телеграмма, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи. Основное требования к любой форме извещения – обеспечение фиксации направления и вручения, т.е. наличие подтверждения тому, что извещение направлялось отправителем и было получено адресатом.

Не будем подробно останавливаться на различии в понятиях «извещение» и «вызов», они понимаются на обывательском уровне и не имеют какой-либо дифференциации с пониманием в профессиональной сфере. Синонимом этих двух слов является «уведомление» с тем небольшим различием, что под вызовом понимается уведомление о необходимости явиться, а извещение может быть о чем угодно (не обязательно о надлежащей явке). В сравнении, «извещение» имеет более широкое понятие, чем «вызов».

У большинства граждан вызов в суд ассоциируется с получением судебной повестки, которая является всего лишь одной из форм судебного извещения. В отношении свидетелей, экспертов, специалистов и переводчиков применяется именно данная форма судебного уведомления о необходимости явиться в суд (вызов). Также судебными повестками в суд могут быть вызваны и лица, участвующие в деле. В судебной повестке, равно как и в ином судебном извещении, должно быть указано, в качестве кого извещается или вызывается адресат.

Доставка судебных повесток, а также иных извещений, осуществляется по почте либо лицом, которому судья поручает их доставить. К примеру, судья может поручить доставку повестки (извещения) в адрес ответчика, до которого не доходит корреспонденция, начальнику местного отдела полиции, который, в свою очередь, возложит это бремя на участкового, за которым закреплена территория проживания извещаемого. Аналогичным образом может быть определена доставка повестки военнослужащему через начальника воинской части. На практике второй способ применяется крайне редко и в большинстве случаев является следствием невозможности уведомления посредством почтового отправления. Как правило, его применение определяется значимостью рассматриваемого дела, возможными рисками неправильного разрешения дела или отмены постановления вышестоящим судом по причине отсутствия надлежащего извещения, а также личностным подходом судьи к исполнению своих обязанностей.

Помимо двух вышеуказанных способов (почтовое отправление или доставка по поручению суда), существует третий способ извещения – через лицо, участвующее в деле. Этот способ является наиболее используемым судами для вызова свидетелей. Отличие от второго способа заключается в том, что обременение лица, участвующего в деле, обязанностью доставить извещение возможно только с его согласия. Участник процесса, согласившийся доставить судебное извещение извещаемому или вызываемому, получает на руки судебную повестку или иное извещение для вручения. После этого участник процесса считается лицом, которому суд поручил доставить повестку или иное извещение. По результатам исполнения такого поручения лицо обязано представить в суд подтверждение его исполнения (корешок судебной повестки или копию иного судебного извещения с распиской адресата в их получении). Как же на практике происходит вызов свидетеля?

Для начала определимся, кто может ходатайствовать перед судом о вызове свидетеля. В Гражданском процессуальном кодексе РФ (ч. 2 ст. 69) инициатор такой просьбы именуется «лицом». Как видите, формулировка не блещет конкретикой: то ли это «лицо, участвующие в деле», то ли «любое лицо, которое ходатайствует». Тем не менее, ответ однозначный. Именно лица, участвующие в деле (или по-другому участники процесса), вправе (в числе иного) представлять доказательства (в число которых входит свидетельские показания) и участвовать в их исследовании, задавать вопросы свидетелям и заявлять ходатайства.

Для полноты картины, разберемся, кто является участником процесса. Лицам, участвующим в деле посвящена Глава 4 Гражданского процессуального кодекса РФ; состав лиц определен статьей 34 Кодекса. В число участвующих в деле лиц входят:

  1. стороны;
  2. третьи лица;
  3. прокурор;
  4. лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным статьями 4, 46, 47 ГПК РФ;
  5. заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений.

Соответственно, эксперты, специалисты, переводчики, а также сами свидетели не являются участниками процесса.

Определившись с тем, кто имеет право ходатайствовать перед судом о вызове и допросе свидетеля, можно констатировать, что такое ходатайство заявляет участник процесса. Как он делает?

Процессуальный закон не содержит требования об обязательной письменной форме ходатайства о вызове свидетеля. Тем не менее, лучший способ закрепить сам факт просьбы и ее полноту – представить суду письменное ходатайство, которое будет приобщено к материалам гражданского дела. Если ходатайство заявлено в устном порядке, оно должно быть занесено секретарем судебного заседания в протокол и разрешено судом по существу. Что значит «по существу»? Суд может отложить рассмотрение любого ходатайства (например, посчитав его преждевременным), но в конечно итоге обязан разрешить его по сути, т.е. мотивированно удовлетворить либо оставить без удовлетворения. При этом вынесение отдельного письменного определения по данному вопросу не требуется.

Не лишним будет сказать, что вопрос о вызове свидетеля для допроса в судебном заседании может быть заявлен как на стадии подготовки к судебному заседанию, так и непосредственно в ходе судебного разбирательства. Нередко, такое ходатайство включается прямо в текст искового заявления.

Обратите внимание!

Вне зависимости от формы процессуального обращения участника процесса с просьбой вызвать и допросить свидетеля (письменной или устной), существует основное требование к такому обращению. Данное требование прямо закреплено в Гражданском процессуальном кодексе РФ: автор ходатайства (инициатор вызова) обязан указать 1) обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, которые может подтвердить свидетель, и 2) фамилия, имя, отчество и место жительства этого свидетеля. Таким образом, не достаточно просто заявить ходатайство о вызове свидетеля, нужно еще обосновать необходимость его вызова. Само собой, данные свидетеля нужны для его вызова.

По результатам рассмотрения ходатайства и принятия по нему положительного решения, суд вызывает свидетеля для дачи показаний. Судьи вообще редко отказывают в вызове свидетеля. На практике, ответом на ходатайство является сухая фраза председательствующего, — «Приводите своего свидетеля». После этого явка свидетеля в судебное заседание становится заботой участника, заявившего ходатайство о его вызове, т.е. того, кому это нужно. Максимальная роль участия суда будут сводиться в выдаче секретарем судебного заседания этому участнику повестки на имя свидетеля для последующего вручения. Тем самым реализуется третий способ извещения — через лицо, участвующее в деле. В случае же не явки свидетеля, в рамках гражданского дела суд не будет особо огорчаться по данному поводу и в дальнейшем заниматься обеспечением явки.

Немного разобравшись с вызовом свидетелей для допроса в судебном заседании, перейдем к основной теме настоящей статьи – непосредственно самому допросу свидетеля.

Допрос свидетеля осуществляется в судебном заседании. Еще раз повторюсь, никаких письменных показаний вне рамок судебного заседания, все показания лично суду под протокол. Процессуальным законодательством не предусмотрена возможность допроса свидетеля в предварительном судебном заседании. Одновременный допрос нескольких свидетелей не допустим, каждый допрашивается в отдельности. При определенных обстоятельствах (например, свидетель находится в другом городе на значительном расстоянии и не может прибыть в судебное заседание), допускается допрос свидетеля с использованием систем видеоконференц-связи. При этом допрос проводится по общим правилам с учетом особенностей, обозначенных в статьи 155.1 ГПК РФ. Конечно же, это возможно при наличии в судах, организующих такую связь, технической возможности для осуществления видеоконференц-связи.

Явившийся в суд свидетель может зайти в зал судебного заседания одновременно с участниками процесса, которые вызываются в назначенное время. Данное присутствие будет непродолжительным. Председательствующий открывает судебное заседание и объявляется, какое гражданское дело подлежит рассмотрению. После этого производится проверка явки вызванных лиц, устанавливается личность участников процесса, проверяются полномочия должностных лиц, представителей. Как правило, судья также интересуется, кем являются иные присутствующие в зале суда лица. После того, как будет установлено, что в зале судебного заседания присутствуют подлежащие допросу свидетели, они удаляются из зала

В дальнейшем свидетель может вернуться в зал судебного заседания только по приглашению секретаря судебного заседания, выполняющего указание об этом председательствующего судьи. До вызова свидетель не вправе присутствовать при проведении судебного разбирательства, местом ожидания является коридор суда около зала судебного заседания.

Приведенный порядок не является исключительным. Свидетель не обязан заходить в зал судебного заседания вместе с участниками процесса и находиться там до его удаления, а соответственно, может этого не делать. В данном случае, ему просто необходимо ожидать вызова в зал.

И вот, прозвучало «Свидетель /Иванов/, пройдите в зал судебного заседания». После этого свидетель заходит в зал и встает перед судом (как правило, за кафедру). Председательствующий предлагает свидетелю представиться, т.е. сообщить свои фамилия, имя, отчество, год рождения, место жительства. Одновременно в целях установления личности и проверки сообщенных о себе сведений свидетель передает председательствующему через секретаря судебного заседания документ, удостоверяющий личность (в большинстве случаев, таким документом является гражданский паспорт).

После этого свидетель предупреждается судом об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного показания и за отказ от дачи показаний по мотивам, которые не предусмотрены федеральным законом. О гражданах, которые наделены свидетельским иммунитетом и вправе отказаться от дачи свидетельских показания, мы говорили выше, не будем повторяться. Уголовная ответственность для свидетеля за дачу заведомо ложных показаний установлена статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ), за незаконный отказ от дачи показаний – статьей 308. Об ответственности свидетель предупреждается как в устной, так и в письменной форме. Свидетель дает подписку об извещении об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний, которая приобщается к материалам гражданского дела. Помимо этого, свидетелю устно разъясняются его права и обязанности: право отказаться от дачи показаний при наличии права не свидетельствовать, обязанность дать правдивые показания. Право же свидетеля на возмещение расходов, связанных с вызовом в суд, а также на получение денежной компенсации в связи с потерей времени, в большинстве случаев как-то опускается; у суда и так хватает забот, кроме как рассматривать такие незначительные моменты. Не достигший 16-летнего возраста свидетель не предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи и за дачу заведомо ложных показаний, ему разъясняется только обязанность рассказать правду об известных по делу обстоятельствах.

Председательствующий может коротко проинформировать свидетеля о сути гражданского дела, которое слушается в настоящем судебном заседании, и сообщить цель его вызова – дача свидетельских показаний. Также председательствующий должен выяснить отношение свидетеля к участникам процесса и предложить ему сообщить суду все, что ему лично известно об обстоятельствах дела. Делается это, как правило, для оценки возможной объективности показаний свидетеля. Вряд ли показания свидетеля, который заявит, что он ненавидит кого-либо из участников процесса, будут восприниматься без определенной доли критичности.

Следующей стадией пребывания свидетеля в зале судебного заседания является непосредственно сам допрос, т.е. вопросы свидетелю и его ответы на них. По общему правилу, первым вопросы задает участник процесса (его представитель), который ходатайствовал о вызове и допросе свидетеля, затем все остальные. Конечно же, суд не относится к остальным, он вправе задавать вопросы в любое время, в том числе и в самом начале допроса, до того, как кто-нибудь начнет спрашивать свидетеля об известных ему обстоятельствах.

Время допроса неограниченно. Свидетельские показания даются стоя. Не смотря на то, что часть вопросов задается участниками процесса, свидетель всегда должен отвечать на них суду, а не их авторам. Ответы должны быть четкими и по существу. Вопросы, задаваемые свидетелю, должны относится к делу, быть корректными, не наводящими. На последнем остановимся подробнее.

Что же следует понимать под наводящим вопросом? При прочтении и буквальном понимании, это вопрос, который на что-то наводит. На что? Конечно же на ответ, ведь формат допроса свидетеля «вопрос – ответ». В тексте Гражданского процессуального кодекса РФ отсутствует термин «наводящий вопрос». А вот Уголовно-процессуальный кодекс РФ содержит указание на недопустимость наводящих вопросов. Только вот содержание этого термина не раскрывается, оставляя квалификацию вопроса как наводящего на усмотрение следователя или суда. Если выражаться более информативно, наводящим вопросом можно считать вопрос, содержание которого определяет ответ, подсказывает, как надо на него ответить. В свою очередь, ответ на наводящий вопрос будет подтверждать содержание вопроса (озвученные в нем обстоятельства), не нести какой-либо смысловой нагрузки. Заглядывая глубже, ответ на наводящий вопрос не является для суда носителем ценной информации и представляет собой ответ на подсказку.Последствие постановки свидетелю неправильного (в том числе и наводящего) вопроса – суд снимает данный вопрос, т.е. свидетель не обязан на него отвечать. Суд вообще вправе снять любой вопрос, который посчитает не подлежащим ответу.

Возможно, многие читатели перед прочтение настоящей статьи рассчитывали найти в ней некоторые рекомендации по постановке свидетелю вопросов и формулированию ответов на вопросы, которые могут задать суд или участники процесса. Вынужден разочаровать, дать такие рекомендации просто невозможно. Не только процедура допроса свидетеля, но и в целом весь судебный процесс представляет собой достаточно сложную цепочку мыслительных процессов всех его участников, свидетелей, экспертов, специалистов, переводчиков. Поэтому, в каждом отдельном случае необходимо грамотно ориентироваться в сложившейся ситуации, которая и определяет то, что нужно говорить, спрашивать, отвечать. Это достаточно сложно, и не только для простых граждан без опыта участия в судебных разбирательствах, но и для опытных юристов.

Хотелось бы дать один совет участникам, которые задают вопросы свидетелю — не забывайте, для чего свидетель вызван в суд, задавайте вопросы по обстоятельствам, которые доказываются при помощи свидетельских показаний. Не надо прерывать свидетеля, начинать спорить с ним. Зачастую, в судебных заседаниях можно наблюдать картину, когда автор вопроса, не прерываясь, переходит от вопроса к выступления. Этого тоже делать не стоит, суд все равно прервет вас. Для всего есть свое время, прения проводятся в конце судебного разбирательства, свою оценку свидетельским показаниям вы сможете дать именно на этой стадии процесса.

После окончания допроса, свидетель остается в зале судебного заседания до окончания судебного разбирательства. Удалиться раньше завершения процесса возможно только с разрешения суда. Закон допускает повторный допрос свидетеля в том же или в следующем заседании. Возможно это при наличии достаточных к тому оснований, т.е. при необходимости, в том числе и для выяснения противоречий в показаниях нескольких свидетелей. Допрошенные свидетели не могут общаться с недопрошенными, суд обязан принять к этому надлежащие меры.

Свидетельские показания сегодня

В заключении хотелось бы коротко остановиться на текущем состоянии дел, попробую высказать субъективное видение сегодняшних свидетельских показаний, как наиважнейшей составляющей доказательственного процесса. Сразу оговорюсь, отвечать на извечный вопрос «Что делать?» не буду, пусть каждый для себя попробует дать не него ответ.

К сожалению, такая древнейшая форма доказывания своей правоты в споре, истины, определенных обстоятельств, которая насчитывает не одну тысячу лет истории, как свидетельские показания, переживает не лучшие свои времена. Происходящая деградация с отсутствием перспективы ее прекращения во многом пугает. Почему так происходит? В основе решения любой проблемы, в первую очередь, лежит исследование причин ее возникновения. Именно ответ на вопрос «Почему так происходит?» во многом определяет ответ на вопрос «Что нужно сделать, чтобы этого не было?».

Причин возникновения сегодняшней негативной ситуации предостаточно. Многие, не желая вникать в детали и рассматривать проблему изнутри, придерживаются позиции о том, что во всем виноваты российские суды. Не хочу выступать защитником действующей судебной системы, но винить суды во всех смертных грехах без надлежащего исследования совокупности причин возникновения проблемы, как минимум поверхностно и легкомысленно.

С некой долей уверенности можно констатировать, что в последнее время, допрос свидетеля стал напоминать некий спектакль. Утрируя, участник процесса, который только вчера сидел за одним столом с соседом-свидетелем, задает вопрос – видел ли его свидетель вчера. Конечно, ничего в этом зазорного нет, если все так и было, но ведь бывает и не так.

Наблюдая все происходящее – подготовленных свидетелей с заученными фразами, противоречивость показаний свидетелей с разных сторон по одним и тем же обстоятельствам — суды делают свою поправку на объективность показаний. Следствием такой поправки выступают широкие возможности суда в оценке свидетельских показаний, а ведь судебная оценка показаний очень важный момент и влияет на решение суда в целом. Негативный результат такого подхода определяет некую условность искренности свидетеля. На практике близкое знакомство или родство свидетеля с участником процесса воспринимается как некая предвзятость и неискренность. Но, согласитесь, сам факт родства не является достаточным полагать, а тем более не позволяет быть уверенным в том, что свидетель лжет в интересах своего близкого человека.

Конечно же никто не будет в открытую обвинять свидетеля в лжесвидетельствовании, такое случается крайне редко и, соответственно, может нести определенные последствия. Обычно ложь расценивается как субъективная оценка чего-либо, некое заблуждение, а в судебных решениях просто получает оценку в виде формулировки «суд критически относится к показаниям свидетеля».

Обозначенная проблема лежит не столько в правовой плоскости, сколько определяется менталитетом. На дворе 21-й век, а многие из граждан придерживается позиции, определенной известной поговоркой «закон, что дышло …». Есть и такие которым обозначенный подход очень удобен и зачастую выгоден, но большинство из нас все же хочет жить по закону, который один для всех. Во многом негативное восприятие закона определяется сегодняшней реальностью, неким разочарованием в законе, как носителе справедливости. Тем не менее: dura lex, sed lex – закон суров, но это закон. Неуважение закона является прежде всего проявлением неуважения к обществу, т.е. к находящемуся с тобой рядом. Частные случаи искажения, а иногда и перевернутое с ног на голову толкование, порочное применение закона не могут определять общее отношение общества к правилам своего функционирования. Не стоит забывать, что правильное понимание закона для каждого из нас является важным моментом существования в социуме.

Есть еще одна очень важная проблема, с которой справились арбитражные суды, но упорно не желают справляться суды общей юрисдикции. Вроде казалось бы, все просто: вопросы свидетелю – ответы на них – фиксация всего прозвучавшего. Однако, именно последняя стадия – фиксация вопросов и ответов посредством внесения в протокол судебного заседания — представляет собой то болезненное место, слабость которого оказывает влияние на эффективность всего процесса. Век информационных технологий, а фиксирование хода судебного разбирательства, всего озвученного в заседании, возлагается на секретаря судебного заседания, вооруженного шариковой ручкой и листом бумаги. Как правило, это девушка или молодой человек в начале карьеры, зачастую студенты последних курсов юридических факультетов, с мизерной заработной платой, воодушевленные обещанием перспективы карьерного роста и видящие себя в недалеком будущем в судейской мантии. Разве может человек даже с развитыми навыками письма фиксировать все, что озвучивается в заседании. Если говорить медленно, так сказать надиктовывать под протокол, то возможно и да. Только вот на практике участники процесса говорят достаточно быстро (намного быстрее, чем записывается или набирается на клавиатуре компьютера), желая успеть сообщить суду как можно больше информации. В отрицательном результате всего этого, отсутствие полного и всестороннего отражения хода судебного разбирательства. Думаю, многие согласятся со мной, что протокол судебного заседания объемом 2-3 страницы, одна из которых содержит сведения общего характера (сторонам разъяснены права, отводов нет и прочие формальности), при длительности судебного заседания около часа не может отразить всех реалий происходящего в суде. Конечно, есть возможность подать замечания на протокол судебного заседания, самостоятельно произвести аудиозапись, но это не решает существующую много лет проблему. Надлежащее фиксирование хода судебного заседания – это обязанность суда, его процесс и результаты не должны заботить участников процесса.

В качестве третьей проблемы хотелось бы отметить отсутствие в гражданском процессе надлежащей реализации механизма привлечения к ответственности за сообщение недостоверных сведений суду. Прописная истина: безнаказанность порождает безответственность, которая, в свою очередь, приводит к вседозволенности. Прийти в суд и сказать то, что нужно твоему знакомому, когда это не соответствует действительности, при этом наплевав на обязанность дать правдивые показания, в полной мере можно квалифицировать как вседозволенность – что хочу, что надо, то и скажу. По своей сути, вседозволенностью представляет собой отрицательную форму реализации свободы, ее черную сторону, человек просто игнорирует общепринятые нормы, ограничения, запреты. Не буду развивать тему ответственности за ложь в суде, уж слишком тонкая грань между лжесвидетельствованием и заблуждением. В конечном итоге, от закручивания гаек можно получить обратный эффект. Ведь граждане, опасаясь привлечения к такой ответственности, могут вообще начать избегать посещения судов. Даже сейчас в представлении многих из них явка в суд является чем-то запредельным сродни полету в космос.

Подведя итог вышеизложенному, можно констатировать, что проблем достаточно много, но все они решаемые. Главная сегодняшняя проблема, это сложившиеся недоверчивое отношение граждан к судебной системе, отсутствие веры в справедливый суд. Почему так происходит? Сложно ответить, работа по повышению доверия населения требует определенного и грамотного подхода, долгого и кропотливого выстраивания диалога между обществом и государством. К сожалению, пока этого не будет сделано, гражданское общество в своем стремлении стать демократическим не получит должного развития.

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.