Доследование уголовного дела статья

Доследование уголовного дела статья

Интернет-конференция
Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева Вячеслава Михайловича
«Реформирование процессуального законодательства в Российской Федерации»

Обзор публикаций СМИ

ДОПУСКАЕТ ЛИ СТАТЬЯ 237 УПК РФ ВОЗМОЖНОСТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ?

Непродолжительный отрезок времени, прошедший со дня введения в действие нового УПК, оказался достаточным для того, чтобы обозначились проблемы, затрагивающие некоторые принципиальные положения уголовного судопроизводства, ввиду возможности двоякого толкования ряда новых процессуальных норм и наличия пробелов в регулировании уголовно-процессуальных правоотношений. Это касается, прежде всего, института дополнительного расследования и предпринимаемой ныне попытки реанимации хорошо известной по УПК РСФСР процедуры возвращения судом дела прокурору для организации дополнительного расследования, нередко использовавшейся на практике с целью исключения возможности вынесения оправдательного приговора (1).

Первое впечатление после введения в действие нового УПК было таково, что институт дополнительного расследования сохранился лишь на досудебных стадиях, а после поступления уголовного дела в суд с обвинительным заключением доследование как таковое исключено.

В самом деле, с одной стороны, полномочие прокурора по принятию решения о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, предусмотренное п. 3 ч. 1 ст. 221 УПК РФ, включено в главу 31: «Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением». Сама эта глава находится в разделе 8: «Предварительное расследование», а раздел, в свою очередь, — в части 2 «Досудебное производство».

С другой стороны, статья 237 УПК РФ, хотя и предусматривает возможность в перечисленных в ней случаях возвращения уголовного дела судом прокурору, но не подразумевает при этом какого-либо дополнительного расследования, прежде всего, ввиду характера самих оснований возвращения дела. Действительно, зачем проводить дополнительное расследование для устранения таких препятствий к рассмотрению дела судом, как: (1) составление обвинительного заключения или обвинительного акта с нарушением требований УПК, (2) невручение копии обвинительного заключения или обвинительного акта обвиняемому, (3) необходимость составления обвинительного заключения или акта по делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера.

Против дополнительного расследования прямо, казалось бы, говорит и 5-суточный срок, в течение которого, согласно части 2 ст. 237 УПК, прокурор обязан обеспечить устранение допущенных нарушений. Традиционный срок дополнительного расследования, как известно, один месяц (п. 3 части 1 ст. 221 УПК). С точки зрения новых подходов к рассматриваемому вопросу 5 суток — срок вполне разумный для устранения вышеперечисленных нарушений.

Поэтому многие правоведы, в том числе принимавшие участие в разработке и принятии нового УПК России, поспешили сделать вывод об упразднении института дополнительного расследования на стадиях судебного производства (2), то есть о недопустимости направления дела прокурором для производства дополнительного расследования после его возвращения прокурору судом для устранения процессуальных нарушений, перечисленных в части 1 ст. 237 УПК.

Но как показывает практика, данный вывод является преждевременным. Институт дополнительного расследования оказался значительно живучее. Пользуясь невнятностью и нечеткостью формулировок ряда процессуальных норм и пробелов в законе, некоторые правоприменители небезуспешно пытаются реанимировать это незаменимое «средство от оправдательных приговоров».

Это оказалось возможным потому, что, во-первых, недостаточно определенно, на наш взгляд, сформулировано такое основание для возвращения дела прокурору, как «обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта».

Как известно, требования, предъявляемые к обвинительному заключению и обвинительному акту, содержатся соответственно в статьях 220 и 225 УПК. Если бы речь шла только о нарушении требований, указанных в этих статьях, то все было бы понятно. Большинство технических ошибок и недостатков действительно возможно устранить в течение 5 суток. Но как быть в тех случаях, когда выявлены другие существенные нарушения, например, в деле отсутствует необходимое процессуальное решение (постановление о возбуждении уголовного дела или о принятии его к производству, постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого): формулировка обвинения в обвинительном заключении существенно отличается от формулировки обвинения, изложенной в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого; дело, по которому участие защитника обязательно, расследовано без его участия; обвиняемому во время предварительного следствия не был предоставлен переводчик и т. п.? Эти случаи не охватываются частью 1 статьи 237 УПК, в которой перечислены нарушения уголовно-процессуального закона, препятствующие рассмотрению дела судом. Но законодатель, к сожалению, пренебрег необходимостью регламентации правовых последствий подобных процессуальных нарушений.

Во-вторых, из ст. 237 УПК не ясно содержание обязанности прокурора обеспечить устранение допущенных нарушений, а также непонятен дальнейший ход судопроизводства по делу. Действия прокурора по поступившему из суда в порядке ст. 237 УПК уголовному делу в Кодексе специально не регламентированы. Из текста закона невозможно сделать однозначный вывод: допустимо или нет после возвращения дела судом прокурору производство дополнительного следствия. Не случайно в литературе появилось утверждение: «Прокурору даны конкретно-неопределенные полномочия, которые он может использовать на свое усмотрение» (3). Не указаны в законе и последствия нарушения прокурором 5-суточного срока, предоставляемого ему для обеспечения устранений допущенных нарушений.

Отмеченные недостатки и пробелы законодательного регулирования уголовно-процессуальной деятельности повлекли разделение мнений юристов при толковании закона на два направления. Одни, к ним в первую очередь относятся представители органов, осуществляющих уголовное преследование, склоняются к расширительному толкованию процессуальных норм и вследствие этого видят в основании возвращения дела прокурору, предусмотренном п. 1 части 1 ст. 237 УПК (составление обвинительного заключения или акта с нарушением требований УПК), практически аналог п. 2 части 1 ст. 232 старого УПК (существенное нарушение уголовно-процессуального закона органами дознания или предварительного следствия) и потому считают безусловно допустимым обращение дела к дополнительному расследованию по возвращении его из суда, ссылаясь на соответствующее полномочие прокурора, предусмотренное п. 3 части 1 ст. 221 УПК РФ.

Более того, имеют место высказывания о том, что суд вправе обратиться к вопросу о возвращении дела прокурору и принять соответствующее решение не только на предварительном слушании, но и во время судебного разбирательства уголовного дела по существу, то есть даже во время судебного следствия. При этом небезосновательно ссылаются на статью 256 УПК, определяющую порядок вынесения определений, постановлений по вопросам, разрешаемым судом во время судебного заседания, в которой среди прочих упомянуто определение или постановление о возвращении уголовного дела прокурору в соответствии со статьей 237 УПК. Такое законоположение вызывает недоумение, поскольку статья 256, как известно, включена в главу 35: «Общие условия судебного разбирательства», следующую за главой 34 «Предварительное слушание».

Таким образом, вновь, как и в период действия УПК РСФСР 1960 года, складывается ситуация, когда прокурор получает потенциальную возможность в любой удобный для него момент, во-первых, «забрать» из суда «разваливающееся» уголовное дело, а во-вторых, по своему усмотрению направить его для дополнительного следствия либо принять любое другое решение из перечисленных в ст. 221 УПК.

При осмысливании такого расширительного толкования закона становится ясным, что акт направления уголовного дела прокурором в суд каких-либо особых негативных правовых последствий для него как стороны обвинения повлечь не может, поскольку в случае возникновения угрозы принятия судом невыгодного ему решения он, как выясняется, потенциально вправе отозвать свой «уголовный иск» из суда в любой момент производства в суде 1-й инстанции. Учитывая живучесть прежних стереотипов судейского корпуса, давно, в силу определенных обстоятельств, установившегося табу на оправдательные приговоры, нетрудно предположить, что судьи не будут особенно возражать против возврата дела прокурору под тем или иным предлогом даже из судебного разбирательства. Более того, пользуясь законодательным вакуумом, судьи, выявив при изучении или рассмотрении дела какие-либо серьезные процессуальные нарушения либо слабость обвинительных доказательств, порождающие сомнение в возможности вынесения обвинительного приговора, зачастую будут по собственной инициативе возвращать дела прокурору и уже возвращают» (4).

Другие правоведы (среди них чаще фигурируют представители адвокатуры) придерживаются буквального толкования закона и считают, что возвращение дела прокурору возможно лишь в прямо предусмотренных законом случаях, не подлежащих расширительному толкованию, а дополнительное расследование после возвращения дела судом прокурору недопустимо.

Как видно, обозначенная проблема привела к прямо противоположному толкованию закона, что, очевидно, не является нормальным порядком вещей.

Распространение института возвращения уголовного дела прокурору за пределы предварительного слушания (включая случаи возвращения дела прокурору из судебного следствия) с одновременным наделением прокурора полномочиями принимать по возвращенному ему делу любое из решений, перечисленных в ст. 221 УПК, в том числе решение о возвращении дела следователю для производства дополнительного следствия, является, на наш взгляд, недопустимым, поскольку противоречит концептуальным основам реформы уголовного судопроизводства и входит в противоречие с принципом состязательности и равноправия сторон.

Нарушение указанного принципа заключается в данном случае в том, что стороне обвинения необоснованно предоставляются дополнительные привилегии, которых лишена сторона защиты. В частности, сторона обвинения приобретает привилегию отзывать неограниченное число раз обвинение (то есть уголовное дело) из суда в случае неудачной попытки (или попыток) выиграть дело (добиться обвинительного приговора); привилегию устранять выявленные уже после направления дела в суд нарушения закона и продолжать осуществление процесса доказывания обвинения; привилегию по своему усмотрению повторно решать вопрос о направлении уголовного дела в суд или его прекращении. В последнем случае сторона защиты практически лишается своего права на доступ к правосудию, поскольку даже при отмене судом решения прокурора о прекращении уголовного дела или уголовного преследования судебная власть не вправе возложить на него обязанность направить дело в суд для рассмотрения его по существу.

Очевидно, что предоставление стороне обвинения таких привилегий несправедливо ставит сторону защиты в заведомо невыгодное положение, что явно противоречит принципу состязательности.

На наш взгляд, в законе, наряду с порядком и основаниями возвращения уголовного дела судом прокурору, следует обстоятельнее регламентировать и действия прокурора при исполнении возложенной на него судом обязанности по устранению допущенных нарушений закона в 5-суточный срок. Представляется, что действия прокурора в любом случае должны исключать возможность обращения дела к доследованию, то есть возобновление предварительного следствия. Кроме того, прокурор должен быть обязан законом по истечении указанного срока вернуть дело в суд. Правовые последствия нарушения прокурором этих процессуальных положений следует особо оговорить в законе, дабы исключить возможность нарушения конституционного права граждан на доступ к правосудию.

(1) На это обстоятельство неоднократно обращалось внимание высшими судебными органами бывшего СССР и РФ. См., напр.: Постановление N 10 Пленума Верховного Суда СССР «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование «от 30.11.1990 г. / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. — М.: Издательство «СПАРК», 1995. С. 377; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 08.12.1999 г. N 84 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» / Комментарий к постановлениям пленумов Верховных судов РФ (РСФСР) по уголовным делам. Составитель и автор комментария Рыжаков А.П. — М.: Издательство «НОРМА», 2001. С. 42-47.

(2) См., например: Мизулина Е.Б. Новый УПК — гарантия процессуальной независимости судьи // Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России. Материалы научной конференции 22-23 января 2002 г. Москва. — М., Проспект, 2002. С. 26; Москалькова Т.Н. Проблемы реформирования досудебного производства по уголовным делам // Там же. С. 110; Гаврилов Б. Я. Актуальные вопросы предварительного следствия по УПК РФ // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. — М., 2002. С. 135.

(3) Гармаев Ю. Всесторонность и полнота расследования // Законность. 2002. N 9.С. 8.

(4) К примеру, анализ рассмотрения уголовных дел в одном из судов г. Саратова за период с 1 июля по 20 ноября 2002 г. показал, что из 102 поступивших в суд уголовных дел 21 дело возвращено прокурору по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, из них 19 дел — по ходатайству прокурора. Из 21 возвращенного прокурору уголовного дела 13 направлены в суд не через 5 суток, а через месяц и более, поскольку по ним производилось дополнительное следствие. Из этих 13 поступивших в суд уголовных дел 4 дела вновь возвращены прокурору. См.: аналитическая справка по итогам работы Октябрьского районного суда г. Саратова за июль-ноябрь 2002 г.

Доследование по уголовному делу

Пожалуйста можно ли подать на доследование по уголовному делу если прошел первый суд и подали на аппелляцию мы как потерпевшая сторона?

Здравствуйте, Любовь! Да, потерпевший имеет право подачи апелляционной жалобы и в жалобе просить вернуть дело прокурору для производства дополнительного расследования. Суд апелляционной инстанции имеет право это сделать.

Здравствуйте! Да можно в определенных случаях. Статья 413. Основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств 1. Вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. 2. Основаниями возобновления производства по уголовному делу в порядке, установленном настоящей главой, являются: 1) вновь открывшиеся обстоятельства — указанные в части третьей настоящей статьи обстоятельства, которые существовали на момент вступления приговора или иного судебного решения в законную силу, но не были известны суду; 2) новые обстоятельства — указанные в части четвертой настоящей статьи обстоятельства, не известные суду на момент вынесения судебного решения, исключающие преступность и наказуемость деяния или подтверждающие наступление в период рассмотрения уголовного дела судом или после вынесения судебного решения новых общественно опасных последствий инкриминируемого обвиняемому деяния, являющихся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления. (в ред. Федерального закона от 26.04.2013 N 64-ФЗ) (см. текст в предыдущей редакции) 3. Вновь открывшимися обстоятельствами являются: 1) установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения или постановления; 2) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия дознавателя, следователя или прокурора, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения либо постановления; 3) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия судьи, совершенные им при рассмотрении данного уголовного дела. 4. Новыми обстоятельствами являются: 1) признание Конституционным Судом Российской Федерации закона, примененного судом в данном уголовном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации; 2) установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела, связанное с: а) применением федерального закона, не соответствующего положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод; б) иными нарушениями положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод; 2.1) наступление в период рассмотрения уголовного дела судом или после вынесения судебного решения новых общественно опасных последствий инкриминируемого обвиняемому деяния, являющихся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления; (п. 2.1 введен Федеральным законом от 26.04.2013 N 64-ФЗ) 3) иные новые обстоятельства. 5. Обстоятельства, указанные в части третьей настоящей статьи, могут быть установлены помимо приговора определением или постановлением суда, постановлением следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела за истечением срока давности, вследствие акта об амнистии или акта помилования, в связи со смертью обвиняемого или недостижением лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Возбужденно уголовное дело по ст.ст.115 п в и 119. в июле 2016., дело до сих пор на доследовании. Вопрос следующего характера как долго моет проходить следствие по данным статьям и каков по совокупности максимальный срок наказания по ним.

УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности 1. Лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки: а) два года после совершения преступления небольшой тяжести; таким образом в июле месяце дело прекратят и не чего не грозит кроме гражданского иска.

26,09,2013. Апелляционный суд отправил уголовное дело на доследование, по сегодняшний день нет никакой информации о деле. Был наложен арест на имущество (авто). При переоформлении ТС всплыл арест. Можно ли снять арест с имущества, на каком основании, И каковы максимальные сроки доследования?

только в судебном порядке

Возможен ли возврат на доследование уголовного дела по какой либо причине из суда? Пришла экспертиза в которой сказано что не один удар смертельный был а несколько, и получается что счас судят одного а две в сторонке типо небыло групового избиения возможно ли на стадии суда, вернуть дело на доследование чтобы их притянули тоже? Или по другому подать заявление на них чтобы на них отдельное дело было и говорят что если в суде будут два дела по перекрывающимся личностям по разным статьям то суд может дела обьединить? Тоесть если он там по одной статье а тут по другой статье пойдёт так как новая экспертиза говорит что все виноваты.
Просто в принципе скажите аткое делается возможно?, пожалуйста более развёрнуто а не да или нет, или незнаем смотреть дело надо. Просто бывают ситуации, и попутно ответьте пожалуйста если было всё про него по 111 части 4, а прокуропр хочет на 109 а мы несогласны можно отвод прокурору сделать или ещё чтонибудь, потому что исходя из показаний был умысел! И он видел состояние избиваемого, умершего от этого последнего удара!

Возвращение уголовного дела прокурору возможно на предварительном слушанье. Это возможно по ходатайству сторон или по инициативе самого суда, при наличии соответствующих оснований (ст.237 УПК РФ). Которые в вашем случае как раз таки есть. Судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Решение об отводе прокурора в ходе досудебного производства по уголовному делу принимает вышестоящий прокурор, а в ходе судебного производства — суд, рассматривающий уголовное дело.

Возможен ли возврат на доследование уголовного дела по какой либо причине из суда? Пришла экспертиза в которой сказано что не один удар смертельный был а несколько, и получается что счас судят одного а две в сторонке типо небыло групового избиения возможно ли на стадии суда, вернуть дело на доследование чтобы их притянули тоже? Или по другому подать заявление на них чтобы на них отдельное дело было и говорят что если в суде будут два дела по перекрывающимся личностям по разным статьям то суд может дела обьединить? Тоесть если он там по одной статье а тут по другой статье пойдёт так как новая экспертиза говорит что все виноваты.

без изучения материалов дела сложно дать совет в такой ситуации

На доследование дела сейчас не направляются . Возвращаются прокурору для устранения недостатков , препятствующих дальнейшему рассмотрению дела . Если в ходе рассмотрения дела в суде выясняется причастность лиц , которым органами предварительного следствия обвинение не предъявлено — суд выделяет материалы в отношении этих лиц и направляет прокурору . Для оказания конкретной помощи необходимо участие защитника в деле . Рады будем помочь. 910-320-02-75

Моего мужа привлекли по ч 1 ст 111 УК РФ велось следствие, теперь дело вернули на доследование пытаются переквалифицировать на ч 2 ст 111, что ему будет? И как быть в такой ситуации?

Юлия! Адвоката Вам нанимать надо обязательно, по ч.2 срок больше.

Консультация юриста по телефону: 8800 505 9111. Звонок бесплатный.

Я-обвиняемый по уголовному делу. Дело три раза возвращалось на доследование из прокуратуры. Один раз срок для доследования в 1 месяц установил начальник гор СУ (таким образом общий установленный им срок следствия составил 4 месяца), а два раза сроки для доп следствия согласно ч 6 ст 162 УПК РФ устанавливал начальник областного ГСУ — первый раз на 1 мес и 18 дней (до 12 мес), а потом на 1 мес — до 13 мес. Я считаю, что руководитель областного ГСУ был не вправе устанавливать согласно ч 6 ст 162 УПК срок для доп следствия свыше 1 мес — а именно 1 мес и 18 дней. А также для установления срока доп следствия на 1 мес до 13 месяцев необходимо было ехать в департамент МВД Как правильно и руководителем следственного органа какого уровня должны быть установлены сроки для доп расследования в данном случае?

В данном случае со стороны работников СУ нарушений нет. Вашим делом занимается адвокат, назначенный государством, или вы наняли собственного адвоката?

Трудно конкретно ответить по описанию в вопросе,НО можете воспользоваться»недочетом» следствия,если он есть конечно,заявить ходатайство о признании недопустимости тех доказательств, которые добыты следствием во время нарушенного срока , и исключении их из числа доказательств заявленных стороной обвинения.

Сколько может длиться доследование по уголовному делу. Т.е прокуратура вернула дело на доследование, следователь приостановил дело тк обвиняемый якобы в отъезде, но он был в городе.

Светлана, добрый день. Срок дополнительного расследования после возвращения дела прокурором — не более 1 месяца. Срок предварительного расследования после отмены постановления о приостановлении и возобновления следствия — не более 1 месяца. Продление сроков производится в общем порядке. С уважением, Владимир Романов

Комментарий к СТ 237 УПК РФ

Статья 237 УПК РФ. Возвращение уголовного дела прокурору

Комментарий к статье 237 УПК РФ:

1. УПК не предусматривает права суда направлять уголовное дело для дополнительного расследования. Такое полномочие оставлено только прокурору (п. 2 ч. 1 ст. 221, п. 2 ч. 1 ст. 226, п. 2 ч. 5 ст. 439). Возвращение судом дела прокурору имеет целью не проведение дополнительного расследования, а устранение существенных нарушений закона, препятствующих судебному рассмотрению дела и связанных с содержанием и формой обвинительного заключения или обвинительного акта, нарушением права обвиняемого на ознакомление с указанными документами и др. Рассмотрим основания для возвращения дела прокурору более подробно:

1) Составление обвинительного заключения или обвинительного акта с нарушением требований УПК (п. 1 ч. 1 ст. 237). Чтобы служить основанием для возвращения дела прокурору, нарушения требований составления обвинительного заключения либо акта должны исключать саму возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения либо акта. Например, невозможно принять законное судебное решение по делу, если обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует по своему содержанию обвинению, сформулированному в постановлении (постановлениях) о привлечении в качестве обвиняемого; либо если обвинительное заключение или обвинительный акт не подписаны следователем, дознавателем, не утверждены прокурором (обвинительное заключение также не согласовано с руководителем СО); если в этих документах отсутствуют данные о судимостях, имеющихся у обвиняемого, сведения о его местонахождении, данные о лице, потерпевшем от преступления .

———————————
См.: пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 года N 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» // БВС РФ. 2010. N 2.

Следует иметь в виду, что КС РФ дал расширительное толкование рассматриваемому основанию для возвращения уголовного дела прокурору: «Если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями данного Кодекса» . Отсюда вытекает, что суд по собственной инициативе или по ходатайству любой из сторон вправе возвратить дело прокурору для устранения допущенных в досудебном производстве процессуальных нарушений, для чего допускается (вопреки части 4 ком. статьи, которая данным Постановлением была признана неконституционной) выполнение необходимых следственных и иных процессуальных действий. При этом, однако, должны иметься следующие условия:

———————————
Пункт 4 Постановления КС РФ от 08.12.2003 N 18-П по делу о проверке конституционности положений ст. ст. 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также гл. 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами гр. // РГ. 23.12.2003.

— На предварительном расследовании были допущены существенные нарушения именно уголовно-процессуального закона. При этом существенными процессуальными нарушениями считаются те, которые одновременно: а) ущемляют права участников уголовного судопроизводства; б) препятствуют рассмотрению дела, поскольку неустранимы в судебном заседании; в) исключают возможность постановления законного и обоснованного приговора. Так, например, препятствуют постановлению правосудного приговора такие нарушения, допущенные в досудебных стадиях, которые затрагивают конституционное право обвиняемого на защиту; право всех лиц, пострадавших от преступления, на доступ к правосудию, и т.п.

———————————
См.: Определение КС РФ от 22.04.2005 N 197-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Лебедевой Т.Н. на нарушение ее конституционных прав положениями частей первой и пятой ст. 237 УПК РФ // СПС «Гарант».

— Исправление таких нарушений после направления дела прокурору не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия .

———————————
Под неполнотой предварительного расследования в теории уголовного процесса понимаются пробелы в установлении всего круга фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу и могущих оказать существенное влияние на решение по делу. При этом неполным расследование будет являться и тогда, когда следователем, дознавателем не проверены все возможные версии по данному делу. (См.: Уголовный процесс: Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2001. С. 81; Уголовный процесс: Учебник / Под ред. проф. В.З. Лукашевича. СПб., 2004. Общая часть. С. 98 — 99.)

Иначе говоря, не всякие (даже существенные) процессуальные нарушения могут служить основанием для возвращения дела судом прокурору. Не должны быть таким основанием нарушения, устранение которых фактически означало бы проведение дополнительного расследования. КС РФ исходит при этом из правовой позиции (пункт 3 мотивировочной части вышеназванного Постановления), согласно которой исправление допущенных нарушений не должно сводиться: к установлению органами предварительного расследования новых фактических обстоятельств дела; к доказыванию виновности обвиняемых; к дополнению ранее предъявленного обвинения; к переквалификации деяний. Направляя уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения — он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления. Как указал КС РФ, возвращение уголовного дела прокурору имеет целью лишь приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе . С учетом приведенных положений, сформулированных КС РФ, можно прийти к выводу о том, что при направлении судом дела прокурору исправление нарушений не может заключаться, в частности, в предъявлении обвиняемому нового обвинения, ибо это означало бы на практике чаще всего либо изменение или дополнение ранее предъявленного обвинения, либо переквалификацию деяния. Тем более недопустимо предъявление здесь обвиняемому более тяжкого обвинения. Недопустимо и возвращение судом прокурору уголовного дела для исправления недостатков расследования в случае признания недопустимыми собранных стороной обвинения доказательств. Следует иметь в виду, что согласно позиции КС РФ возложение на суд обязанности по собственной инициативе возвращать уголовное дело прокурору в случае признания доказательств, полученных органами предварительного расследования, недопустимыми, если даже это влечет невосполнимую в судебном заседании неполноту исследования обстоятельств дела, признано неконституционным. Как представляется, в настоящее время судом не может быть принято такое решение и по ходатайству стороны обвинения, поскольку это фактически означало бы направление дела для дополнительного расследования с целью доказывания виновности обвиняемых, что запрещено названным выше Постановлением КС РФ .

———————————
См.: пункт 4 Постановления КС РФ от 04.03.2003 по делу о проверке конституционности положений пункта 2 частей первой и третьей статьи 232 УПК РСФСР в связи с жалобами гр. Л.И. Батищева, Ю.А. Евграфова, О.В. Фролова и А.В. Шмелева.

См.: Определение КС РФ от 03.02.2000 N 9-О по жалобе гр. Берзиной Л.Ю. на нарушение ее конституционных прав п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР // РГ. 19.04.2000. N 76.

2) Судья также обязан возвратить уголовное дело прокурору, если копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому (п. 2 ч. 1 ст. 237). Имеется одно исключение из этого правила — дело не возвращается прокурору, если обвиняемый отказался от получения копии обвинительного заключения либо не явился по вызову или иным образом уклонился от получения копии обвинительного заключения или акта и прокурор направил уголовное дело в суд с указанием причин, по которым копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому.

3) Дело возвращается прокурору и в том случае, когда при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не было разъяснено его право ходатайствовать: о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, о применении особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, о проведении предварительного слушания.

4) Возвращение уголовного дела прокурору предусмотрено также для соединения уголовных дел, если при наличии для этого оснований такое соединение не было осуществлено на стадии предварительного расследования (п. 4 ч. 1 ст. 237). Сам судья не вправе принимать решения о соединении поступивших к нему уголовных дел, поскольку это означало бы принятие им на себя в этой части функции обвинения.

В соответствии со ст. 153 УПК в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении: 1) нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии; 2) одного лица, совершившего несколько преступлений; 3) лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемом по этим уголовным делам (о недостатках этих формулировок закона см. ком. к ст. 153). Однако по первым двум основаниям для соединения дел, как правило, требуется вынесение и предъявление обвиняемым или обвиняемому нового обвинения (например, о совершении преступления в соучастии, о совершении преступлений в совокупности). Затем потребуется проведение комплекса действий, связанных с окончанием предварительного расследования, с учетом изменения обвинения (ст. ст. 215 — 220, 221 — 222, 223 — 226). В этой связи представляются не относящимися к решению данного вопроса рассмотренные выше требования Постановления Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 N 18-П (пункт 3 мотивировочной части) о том, что при исправлении недостатков предварительного расследования недопустимо дополнение ранее предъявленного обвинения либо переквалификация деяния (см. пункт 1 ком. к данной статье). См. также пункт 4 ком. к ст. 252 настоящего Кодекса.

По этой причине для реализации процедуры соединения дел в одном производстве после возвращения дела прокурору могут проводиться определенные процессуальные действия, которые при этом не должны быть связаны с восполнением неполноты проведенного расследования применительно к обвинению, являвшемуся предметом судебного разбирательства. Это, однако, не препятствует выполнению органами следствия необходимых, по их мнению, следственных и иных процессуальных действий в рамках того обвинения, которое не было предметом судебного разбирательства, как и не ограничивает право обвиняемого использовать все предоставленные ему законом способы защиты (Определение Конституционного Суда РФ от 07.06.2011 N 751-О-О).

5) В п. 3 ч. 1 ст. 237 предусмотрено такое основание для возвращения дела прокурору, как необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера. Необходимость в этом, согласно ч. 5 ст. 443, может возникнуть, если судья признает, что психическое расстройство лица, в отношении которого рассматривается уголовное дело, не установлено или что заболевание лица, совершившего преступление, не является препятствием для применения к нему уголовного наказания. Следует, однако, учитывать, что в соответствии с ч. 3 ст. 15 суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Возвращение же судьей по своей собственной инициативе уголовного дела прокурору по данному основанию фактически равнозначно даче судом поручения прокурору привлечь данное лицо к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, что нельзя расценить иначе как акт уголовного преследования. Поэтому названную норму необходимо, на наш взгляд, толковать ограничительно, а именно: возвращение дела судьей прокурору по данному основанию возможно только по ходатайству стороны обвинения, но не по инициативе судьи.

2. При возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого (в том числе о заключении под стражу или домашний арест с указанием срока ее действия) и перечисляет его за прокуратурой. Если судьей оставлена или избрана обвиняемому мера пресечения в виде содержания под стражей, то срок содержания под стражей должен исчисляться с учетом времени, проведенного подозреваемым, обвиняемым под стражей ранее, без превышения его предельного для стадии предварительного расследования значения. При повторном поступлении уголовного дела в суд в общий срок содержания лица под стражей, предусмотренный частью 2 статьи 255 УПК РФ, засчитывается время содержания под стражей со дня первоначального поступления уголовного дела в суд до возвращения его прокурору (п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

3. Суд второй инстанции также вправе возвратить дело прокурору в целях устранения нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных на стадиях, предшествующих судебному производству, и повлекших лишение или стеснение гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства, исключающих возможность постановления законного, обоснованного и справедливого приговора, если это не связано с восполнением неполноты дознания или предварительного следствия (пункт 14 Постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2008 N 28 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций»).

4. Исходя из анализа содержания п. п. 3 и 15 ч. 2 ст. 37, п. 3 ч. 2 ст. 38, п. 8 ч. 1 ст. 39, п. 2 ч. 1 ст. 221 и ч. 6 ст. 162 УПК, можно прийти к выводу о том, что закон не содержит каких-либо специальных положений, регламентирующих порядок производства следственных и процессуальных действий после возвращения судом уголовного дела прокурору, а регламентирует лишь предварительное досудебное производство, осуществляемое в обычном порядке. При применении указанных положений уголовно-процессуального закона на практике складывается ситуация, когда вопреки решению суда об исправлении недостатков предварительного расследования, имеющих сугубо процедурный характер, фактически осуществляется дополнительное предварительное расследование. В какой-то мере это обыкновение носит вынужденный характер, поскольку в ином случае исправление недостатков предварительного расследования (в отличие от направления дела прокурором для дополнительного расследования) ничем не ограничивалось бы во времени, что само по себе нетерпимо, ибо явно нарушало бы общепризнанный принцип срочности судебной защиты. Однако применение правил, допускающих дополнительное расследование по указанию прокурора с продлением сроков предварительного расследования в общем порядке, столь же явным образом вступает в противоречие с названными выше позициями Конституционного Суда РФ. При этом страдает не только правило о доказывании виновности лишь в порядке, установленном законом (ибо порядок, предусмотренный обжалуемыми статьями, рассчитан на иную правовую ситуацию), но и принципы состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ). Превращение явочным порядком института возвращения уголовного дела судом прокурору для исправления недостатков предварительного расследования в упраздненный законом институт возвращения дела судом для дополнительного расследования возлагает на суд несвойственную ему роль адепта органов уголовного преследования, поскольку им предоставляется повторная попытка доказывания виновности при отсутствии симметричной возможности у стороны защиты.

Следует указать, что само по себе содержание указанных норм не дает основания для вывода об их ошибочности или правовой неопределенности. Дело в том, что они рассчитаны на совершенно иную, «штатную» правовую ситуацию, а именно проведение предварительного расследования до направления дела в суд. Правовая неопределенность может быть усмотрена в самом правовом регулировании института возвращения дела судом прокурору, предусмотренного ком. статьей, которое содержит существенный пробел, касающийся оснований и сроков такого возвращения; порядка производства процессуальных действий, включая следственные действия (а также, попутно заметим, и меры пресечения); процедуры обратного возвращения уголовного дела в суд. Частично этот пробел был восполнен названным выше Постановлением КС РФ от 08.12.2003 N 18-П, которое открыло дорогу для возвращения дела прокурору для исправления не только дефектов собственно обвинительного заключения (акта), но и исправления иных существенных и невосполнимых в судебном разбирательстве процессуальных нарушений. Однако остальные вопросы, связанные с таким возвращением, остаются открытыми.

Представляется, что указанный вопрос в определенной степени может быть разрешен, однако не за счет признания неконституционными оспариваемых заявителем норм, а путем конституционно-правового истолкования статьи 237 УПК — на базе той интерпретации, которую ранее уже дал ей КС РФ. Сущность такого истолкования может состоять в следующем. Коль скоро Конституционным Судом признано право суда общей юрисдикции возвращать уголовное дело прокурору для исправления недостатков предварительного расследования, то в силу требования законности, обоснованности и мотивированности судебных решений (ч. 4 ст. 7 УПК) суд, принимая такое решение, обязан указать, какие именно недостатки подлежат устранению и какие процессуальные действия должны для этого выполнить орган предварительного расследования и прокурор, а также установить срок, в течение которого данные недостатки должны быть устранены, после чего прокурор, безусловно, обязан возвратить дело в суд.

Этот вывод может быть подкреплен также и следующим аргументом. В соответствии с установленным в ст. 6.1 УПК принципом разумности уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные данным Кодексом. Продление этих сроков допустимо в случаях и порядке, которые предусмотрены УПК, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок. При определении разумного срока уголовного судопроизводства учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства.

Следовательно, допуская принятие судом решения о возвращении дела прокурору, уголовно-процессуальный закон предполагает установление в постановлении суда и соответствующего срока, который по смыслу взаимосвязанных положений ст. ст. 237 и 6.1 УПК должен быть конкретным и разумным. Следует отметить, что подобный подход уже был применен КС РФ в Определении от 27.01.2011 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина А.А. Аноприева на нарушение его конституционных прав статьей 107 УПК. Вместе с тем окончательное решение проблемы должно быть дано федеральным законодателем, путем исчерпывающего урегулирования указанных вопросов в уголовно-процессуальном законе.

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.