Адвокат барановской юлии

Оглавление:

Адвокат Барановской высказался о встрече Аршавина с детьми

Андрей Тындик озвучил «СтарХиту» позицию телеведущей. После расставания с Аршавиным Барановская одна воспитывает троих детей. По словам адвоката Юлии, Андрей и его представители пытаются ввести СМИ в заблуждение, говоря о том, что спортсмен навестил наследников.

С момента расставания Андрея Аршавина и Юлии Барановской прошло около трех лет. Сейчас телеведущая одна воспитывает троих детей от отношений с футболистом — 10-летнего Артема, 8-летнюю Яну и 4-летнего Арсения. С января 2014 года Андрей не встречался с ними. «СтарХит» написал о недавней встрече отца с детьми, однако, по словам адвоката Юлии Андрея Тындика, журналистов ввели в заблуждение.

О громком расставании Барановской и Аршавина общественность заговорила пару лет назад. Для многих стало неожиданным решение Аршавина оставить гражданскую супругу и троих детей ради новой любви. Спешное расставание с Барановской, с которой он прожил в браке десять лет, вызвало настоящий переполох среди поклонников футбола и простых обывателей.

К сожалению, «СтарХит» не смог вовремя получить комментарий от Юлии и ее юриста и озвучить их позицию в материале. Тем самым опубликованная ранее информация, данная в заметке о встрече Аршавина с детьми, отразила неполную картину просходящего. «СтарХит» приносит извинения Юлии Барановской.

Расскажите нам о героях, с которыми вы знакомы и чьей историей вы хотите поделиться!

Заявки принимаются до 31.05.2018. Итоги конкурса будут опубликованы в журнале «СтарХит» 23 июля 2018.
В качестве призов — 10 туристических путевок. Участвовать может любой гражданин РФ в возрасте от 18 лет с действующим заграничным паспортом.

На защите чести: в каких громких делах был замечен адвокат Бородиной, Волочковой и других

Александр Добровинский имеет огромный авторитет среди знаменитостей. Он оказывал юридическую поддержку Юлии Барановской, Филиппу Киркорову, Анастасии Волочковой и другим публичным персонам. «СтарХит» вспоминает самые яркие истории, в которых фигурировал мужчина.

Выходя замуж за Курбана Омарова год назад, Ксения Бородина и представить себе не могла, что когда-нибудь ее счастью наступит конец. Бизнесмен и ведущая «Дома-2» казались идеальной парой. Однако после свадьбы беременная звезда эфира стала видеть супруга все реже. А за несколько дней до родов знаменитость выяснила, что муж ей изменяет.

Ксения продолжала терпеть и надеяться, что Курбан одумается, но мир в семью так и не вернулся. Тогда Бородина публично призналась в своем микроблоге, что она уже больше месяца не общается с Омаровым. Чтобы развестись и уладить деловые споры с супругом, телеведущая обратилась к адвокату Александру Добровинскому.

Известному юристу доверяют многие звезды. Он не боялся браться даже за самые громкие дела. Так, финансовый конфликт Юлии Барановской и Андрея Аршавина получил большой общественный резонанс. Александр представлял в суде интересы матери троих детей, которые были рождены в гражданском браке с известным футболистом.

В 2014 году благодаря стараниям Добровинского суд обязал Аршавина выплачивать алименты на наследников, хотя его отношения с Барановской не были официально зарегистрированы. Теперь спортсмен вынужден ежемесячно отдавать 50 процентов своих доходов на воспитание детей.

Добровинский не терпит несправедливости, поэтому, когда Анастасия Волочкова оказалась в центре скандала, адвокат вызвался оказать ей консультационную поддержку. Суть спора между Анастасией Волочковой, Валерией и Иосифом Пригожиным состояла в оскорблениях, которые якобы прозвучали в адрес певицы и ее мужа из уст балерины.

«Многих, чувствую, заинтересовал вопрос денег. Стоит ли он между мной и Анастасией Волочковой? Поясню: нет. И это было решено в первые 15 минут нашей первой встречи. Так же, как я не брал деньги с Кати Лиепы, с Яны Поплавской, с Маи Плесецкой и многих других. Мне кажется, когда человек в беде, и речь идет не о материальной тяжбе — о деньгах говорить не хочется. Я знаю, что я исключение. Но, слава Богу, мне есть что кушать, и я могу себе позволить помогать людям «за просто так». А то, что Настя хороша собой и с ней приятно выходить куда-нибудь вечерами — так это, по-моему, все понятно», — написал тогда на личной странице в социальной сети Добровинский.

Многие помнят громкое дело Филиппа Киркорова, когда поп-король был обвинен в применении физической силы по отношению к режиссеру Марине Яблоковой. Певец обратился тогда к Добровинскому и не пожалел.

При помощи адвоката удалось найти видеозапись с репетиции из Кремлевского дворца съездов, на которой видно, как развивался конфликт певца с Яблоковой. В ролике не было найдено доказательств незаконного поведения артиста. После подписания обеими сторонами мирового соглашения в деле была поставлена точка.

А недавно Александру удалось урегулировать еще один конфликт, в который был втянут Киркоров. Вопрос получилось решить в досудебном порядке. Напомним, в 2012 году рэпер Тимати опубликовал личную переписку с Киркоровым в социальных сетях в отрытый доступ. Филипп заявил, что разочаровался в молодом исполнителе. Позже Тимати извинился перед народным артистом. Филипп Киркоров уладил конфликт с Тимати

Кроме того, 61-летний звездный адвокат защищал интересы многих бизнесменов, среди которых был Борис Березовский, Алексей Мордашов и Сергей Полонский, сенатор Владимир Слуцкер, Руслан Байсаров — зять Аллы Пугачевой.

Впрочем, в адвокатской практике Добровинского были и такие дела, за которые он отказывался браться. Так, в 2014 году произошел громкий скандал в семье футболиста Александра Кержакова. Спортсмен заставил гражданскую супругу Екатерину Сафронову пролечиться в психиатрической клинике, а потом настоял на том, чтобы ее лишили родительских прав, ссылаясь на наркозависимость женщины.

«Я никогда не вел дело Екатерины Сафроновой, — пояснил тогда адвокат. — И не захотел им заниматься в силу неких морально этических установок адвоката Добровинского. А именно: если ты не можешь помочь, то ни за какие деньги не берись за этого клиента. Это один из главенствующих принципов, которым я всегда руководствовался. Как помочь Екатерине Сафроновой, я не увидел. Кроме того, в этом деле слишком много скелетов в шкафах, о которых мне никто не хотел рассказывать с самого начала. Поэтому я отказался».

Кроме того, Александр Добровинский решил не принимать участия еще в одном скандальном деле – конфликте между родственниками ушедшей Жанны Фриске и отцом ее ребенка Платона Дмитрием Шепелевым, который на протяжении долгого времени не давал бабушке и дедушке видеться с внуком. Известный юрист поделился своим взглядом на взаимоотношения родственников Жанны в эфире одного из ток-шоу. «Каждый прав по-своему. Если бы ко мне обратились, я бы попытался посадить конфликтующие стороны один на один в своем кабинете и постарался бы помирить их», — отметил Добровинский.

Между тем, буквально спустя несколько недель после этого заявления адвокат сделал неожиданное признание на своей странице в «Фейсбуке», намекнув на полную осведомленность в делах звездной семьи. «В ближайшие часы информагентства опубликуют данные о том, кто все-таки «увел» 20 млн рублей, предназначенных для лечения Жанны Фриске. Напомню, что деньги фонда исчезли со счета за несколько недель до смерти бедной Жанны. А вот понесут ли эти негодяи наказание — не знаю. » — написал юрист.

К слову, сейчас в деле «Русфонда», похоже, поставлена точка. Родственники Жанны Фриске отчитались перед полицией за все потраченные на лечение звезды деньги. Наталья Фриске: «Вопрос о пропавших миллионах на лечение Жанны снят»

Адвокат Андрей Тындик о разводе Андрея Аршавина и Юлии Барановской

Адвокат Андрей Тындик о разводе Андрея Аршавина и Юлии Барановской

Развод – не самая приятная процедура. Однако всегда есть шанс завершить процесс достойно. Адвокат Андрей Тындик рассказывает о том, как разводились Андрей Аршавин и Юлия Барановская.

В семейных раздорах никогда не бывает кристально правых и абсолютно виноватых.

Так и в разводе футболиста Андрея Аршавина и телеведущей Юлии Барановской не стоит искать зачинщика. Звездная пара жила в гражданском браке девять лет, воспитывали троих детей, но затем жизнь заставила каждого выстраивать свою судьбу самостоятельно.

Однако имущественные аспекты совместной жизни не всем дано решить без участия адвокатов. А широкая известность пары привлекает к процессу внимание СМИ и заплетает эмоциональную интригу.

Адвокат Андрей Тындик, работавший летом 2014 года с коллегами из ЮК Гессена над мировым соглашением между Барановской и Аршавиным, рассказывает, что сложность дела заключалась не только в эмоциях и характерах участников развода:

— Расставшись с гражданским супругом, Юлия решила добиться от него уплаты алиментов на детей, и Королевский лондонский суд в Великобритании удовлетворил ее желание в полной мере. Аршавин, согласно судебному решению, вынесенному в 2013 году, был обязан платить Барановской ежемесячные алименты и передать ей автомобиль, трехкомнатные апартаменты и единовременно выплатить крупную сумму денег. Однако это решение футболист длительное время не исполнял.

Юридическая сложность состояла в том, что брак пары не был зарегистрирован. Кроме того, решение, принятое в Великобритании, достаточно трудно исполнить в России.

— Когда Юлия Барановская обратилась в юридическую контору Гессена, мы приняли решение обратиться в суд уже на территории нашей страны, в Санкт-Петербурге, — вспоминает адвокат Андрей Тындик. – Возможность подачи иска о разделе имущества мы отмели сразу, поскольку пара не состояла в официальном браке. Попытка договориться без участия суда встретила бурный отпор. Поэтому мы подали заявление о взыскании алиментов на трех несовершеннолетних детей, — 50 процентов дохода гражданского мужа.

Разводы, в которых люди либо делят совместно нажитое имущество, либо отсуживают алименты на содержание детей, всегда сопряжены с глубокими эмоциональными переживаниями, порой – со стрессами, доводящими до нервного истощения.

Упуская специфические подробности действий адвокатов, расскажем сразу о том, что судебный иск был подан с требованием о взыскании задолженности, образовавшейся за прошедший с расставания пары период.

— Это не самая типичная ситуация, поскольку традиционно алименты взыскивают с даты обращения в суд, — говорит Андрей Тындик. – Суммы к взысканию были указаны немалые, судья прилагала усилия для заключения сторона мирового соглашения.

У Андрея Аршавина были свои представления о том, как он может помогать бывшей семье. Однако на мирное урегулирование спора были настроены адвокаты обеих сторон. Поэтому, благополучно преодолев конфликтный период переговоров, стороны смогли достичь соглашения.

— Решили, что сумму, накопившуюся за прошедший период, Юлия получит в виде недвижимости – квартиры, в которой она с детьми жила до расставания, — рассказывает Тындик. – Кстати, это жилье фигурировало и в лондонском суде.

В итоге мировое соглашение, заключенное с помощью адвокатов летом 2014 года, компенсировало Барановской период, в течение которого она не получала никакой помощи от отца своих детей, и обеспечивало алименты – 50 процентов доходов отца на воспитание материю трех несовершеннолетних.

Андрей Тындик подчеркивает, что разработанная адвокатами юридической конторы Гессена стратегия вполне себя оправдала. Заявление о взыскании задолженности предыдущего периода позволило аргументировать получение в собственность Барановской квартиры. Плюс заблаговременно проведенная претензионная переписка доказала, что бывшая гражданская жена действительно обращалась за взысканием алиментов.

— Мы абсолютно удовлетворены тем, что спор закончился мировым соглашением, — говорит адвокат Тындик. – Особенно, если вспомнить уровень известности Аршавина и Барановской, пристальное внимание к ситуации со стороны многих СМИ. В конце концов, когда дети Андрея и Юлии вырастут, он не смогут упрекнуть родителей в том, что их семья распалась скандально.

Адвокат Андрей Тындик о разводе Андрея Аршавина и Юлии Барановской

Адвокат Андрей Тындик о разводе Андрея Аршавина и Юлии Барановской

Развод – не самая приятная процедура. Однако всегда есть шанс завершить процесс достойно. Адвокат Андрей Тындик рассказывает о том, как разводились Андрей Аршавин и Юлия Барановская.

В семейных раздорах никогда не бывает кристально правых и абсолютно виноватых.

Так и в разводе футболиста Андрея Аршавина и телеведущей Юлии Барановской не стоит искать зачинщика. Звездная пара жила в гражданском браке девять лет, воспитывали троих детей, но затем жизнь заставила каждого выстраивать свою судьбу самостоятельно.

Однако имущественные аспекты совместной жизни не всем дано решить без участия адвокатов. А широкая известность пары привлекает к процессу внимание СМИ и заплетает эмоциональную интригу.

Адвокат Андрей Тындик, работавший летом 2014 года с коллегами из ЮК Гессена над мировым соглашением между Барановской и Аршавиным, рассказывает, что сложность дела заключалась не только в эмоциях и характерах участников развода:

— Расставшись с гражданским супругом, Юлия решила добиться от него уплаты алиментов на детей, и Королевский лондонский суд в Великобритании удовлетворил ее желание в полной мере. Аршавин, согласно судебному решению, вынесенному в 2013 году, был обязан платить Барановской ежемесячные алименты и передать ей автомобиль, трехкомнатные апартаменты и единовременно выплатить крупную сумму денег. Однако это решение футболист длительное время не исполнял.

Юридическая сложность состояла в том, что брак пары не был зарегистрирован. Кроме того, решение, принятое в Великобритании, достаточно трудно исполнить в России.

— Когда Юлия Барановская обратилась в юридическую контору Гессена, мы приняли решение обратиться в суд уже на территории нашей страны, в Санкт-Петербурге, — вспоминает адвокат Андрей Тындик. – Возможность подачи иска о разделе имущества мы отмели сразу, поскольку пара не состояла в официальном браке. Попытка договориться без участия суда встретила бурный отпор. Поэтому мы подали заявление о взыскании алиментов на трех несовершеннолетних детей, — 50 процентов дохода гражданского мужа.

Разводы, в которых люди либо делят совместно нажитое имущество, либо отсуживают алименты на содержание детей, всегда сопряжены с глубокими эмоциональными переживаниями, порой – со стрессами, доводящими до нервного истощения.

Упуская специфические подробности действий адвокатов, расскажем сразу о том, что судебный иск был подан с требованием о взыскании задолженности, образовавшейся за прошедший с расставания пары период.

— Это не самая типичная ситуация, поскольку традиционно алименты взыскивают с даты обращения в суд, — говорит Андрей Тындик. – Суммы к взысканию были указаны немалые, судья прилагала усилия для заключения сторона мирового соглашения.

У Андрея Аршавина были свои представления о том, как он может помогать бывшей семье. Однако на мирное урегулирование спора были настроены адвокаты обеих сторон. Поэтому, благополучно преодолев конфликтный период переговоров, стороны смогли достичь соглашения.

— Решили, что сумму, накопившуюся за прошедший период, Юлия получит в виде недвижимости – квартиры, в которой она с детьми жила до расставания, — рассказывает Тындик. – Кстати, это жилье фигурировало и в лондонском суде.

В итоге мировое соглашение, заключенное с помощью адвокатов летом 2014 года, компенсировало Барановской период, в течение которого она не получала никакой помощи от отца своих детей, и обеспечивало алименты – 50 процентов доходов отца на воспитание материю трех несовершеннолетних.

Андрей Тындик подчеркивает, что разработанная адвокатами юридической конторы Гессена стратегия вполне себя оправдала. Заявление о взыскании задолженности предыдущего периода позволило аргументировать получение в собственность Барановской квартиры. Плюс заблаговременно проведенная претензионная переписка доказала, что бывшая гражданская жена действительно обращалась за взысканием алиментов.

— Мы абсолютно удовлетворены тем, что спор закончился мировым соглашением, — говорит адвокат Тындик. – Особенно, если вспомнить уровень известности Аршавина и Барановской, пристальное внимание к ситуации со стороны многих СМИ. В конце концов, когда дети Андрея и Юлии вырастут, он не смогут упрекнуть родителей в том, что их семья распалась скандально.

Юлия Барановская о жизни после расставания с Андреем Аршавиным

В 2012 году появились новости о том, что бывший капитан нашей сборной по футболу Андрей Аршавин после девяти лет отношений расстался с гражданской женой — Юлией Барановской. Она с двумя детьми, на пятом месяце беременности осталась одна. Вот, пожалуй, и все, что было известно.

Главный редактор HELLO! — Светлана Бондарчук — встретилась с Юлией, чтобы впервые услышать историю, которая никогда прежде не озвучивалась.

бывшая гражданская жена Андрея Аршавина Юлия Барановская

Юля, ты почти два года молчала, не давала ни единого комментария. Что заставило тебя решиться на интервью?

— Все то, что писали в прессе эти два года, — абсолютная выдумка, ни слова правды. Я узнала о себе и своем муже очень много нового. Девять лет писали, какая у нас замечательная дружная семья, а потом пошли совсем другие публикации: якобы он изменял мне направо и налево, менял девушек как перчатки, брака у нас как такового не было, меня вдруг записали в сожительницы. Сегодняшний разговор стоит мне невероятных усилий, но я хотела бы расставить все точки над «и». Что бы у нас с Андреем ни случилось, моя семья не заслуживает этих наговоров, мне хочется отстоять честь семьи. С Андреем я прожила абсолютно счастливые девять лет. Что случилось потом, объяснить сложно. В один момент Андрей перестал быть тем человеком, которого я знала все эти годы. Сейчас самый тяжелый этап для меня уже прошел, но не могу сказать, что все до конца улеглось в душе. Может быть, на это понадобится целая жизнь.

главный редактор журнала HELLO! Светлана Бондарчук

Я знаю, что вы прожили с Андреем много лет, ты родила ему детей, но ваши отношения не были зарегистрированы официально. Почему так получилось?

— В прошлом году на мой день рождения подруги устроили мне вечеринку в Лондоне. Конечно, поздравляли, желали. И вот что я подумала тогда: когда мы жили с Андреем, я очень скептически относилась ко всем этим тостам и пожеланиям. Я не нуждалась в них, у меня и так все было. Мне всего хватало, я была абсолютно уверена в человеке, который рядом со мной. И я ни на секунду не задумывалась о том, что в какой-то момент может что-то кардинально измениться, не думала, как подстраховаться. Это не было наивностью, это — внутренняя установка. Я чувствовала себя замужем! Мне и сейчас не по душе составление брачного договора. Поскольку брачный договор — это как бы подготовка к разводу. Какой смысл тогда жить с человеком, которому не до конца доверяешь? Но это моя позиция.

Ты чувствовала, что жила в браке.

— Абсолютно точно. Мы строили с Андреем семью, жизнь, состояние с нуля. Я не пришла и не поселилась в его шикарном доме, не получила машину с водителем и кучу денег на счетах. Когда мы познакомились, его будущее в «Зените»выглядело весьма неопределенно. В основном он сидел на скамейке запасных. Я пришла на матч, потом на второй и даже, помню, безо всякой издевки как-то Андрея спросила: «Что я тут сижу и 90 минут смотрю, как какие-то мужики бегают, мяч гоняют? Ты все равно на последние три минуты на замену выходишь, так, может, я в конце буду подходить?»

Нет, мы начинали все вместе, потихоньку, шаг за шагом. Он сам называл меня женой. Я поняла, что брака не было, только когда мы разошлись. Сейчас я думаю, что официальный брак необходим. Он помогает при кризисе отношений, который бывает у всех, у каждого.

Юлия Барановская

То есть ты считаешь, что, если бы у вас был официальный брак и произошла бы вот такая ситуация, которая произошла, вы в итоге были бы вместе?

— Я думаю, что без официального брака уйти было гораздо легче. Встал, взял чемодан и пошел. Никаких судебных тяжб, дележки, разборок — все очень просто. Официальный брак держит, накладывает определенные обязательства. Для меня, по сути, официальный брак и гражданский отличаются только легкостью расставания. Что-то мне подсказывает, что, будучи в официальном браке, Андрей так бы себя не повел. Отношения — это работа и личное дело только двоих людей. И самое правильное — оставлять все проблемы внутри семьи. Но, к сожалению, когда ты публичный человек и ведешь себя так, как повел себя Андрей, то это быстро становится достоянием общественности, поводом для грязных сплетен. Но, несмотря на то что наши отношения не были зарегистрированы, я по-прежнему считаю, что он не имел права поступать так по отношению к своей семье.

Когда мы только начали жить вместе, Андрей очень хотел, чтобы у нас был ребенок. И со временем я забеременела. Андрей завел разговор о свадьбе, о количестве гостей, о том, где отмечать и как отмечать, поскольку регистрация наших отношений казалась ему вопросом решенным. Но я сказала: «Какая сейчас свадьба? Я хочу настоящую свадьбу!»

Юлия Барановская с детьми — Артемом, Яной и Арсением Понятно, каждая девушка мечтает о красивой свадьбе.

— Мне не очень хотелось выходить замуж беременной. И этот момент был упущен, а дальше было уже не до того: появляется ребенок, потом второй, потом переезд в Лондон. Мы все реже и реже возвращались к этой теме. Вопрос никогда не стоял остро. «А почему мы не женимся? Нет, я на тебе не хочу жениться! Я на тебе не буду жениться»- таких разговоров не было никогда. «Мы поженимся?»- «Ну да, когда-нибудь обязательно поженимся»- это обсуждалось мимоходом, в какой-то очень легкой форме. Со временем ты привыкаешь к этой ситуации, и это неправильно.

Я понимаю, что тебе тяжело об этом говорить, но давай — о сути проблемы. У Андрея возникли отношения с другой женщиной. Ты не смогла этого простить?

— Я считаю, что простить можно в принципе все, если человек раскается. Чтобы простить, достаточно того, чтобы он искренне раскаялся в том, что он сделал.

Это очень мудрые слова. Девушкам более свойственна другая позиция: «Я никогда не прощу измену!»

— Отношения — это работа. Большая работа. Я не считаю, что измена — это что-то трагическое, из ряда вон выходящее. А вот предательство — совсем другое. То, что случилось со мной, я не расцениваю как измену. Я расцениваю это как предательство. Потому что в такой слабой незащищенной позиции, в какой была я, по-другому это назвать невозможно. Шел пятый месяц беременности.

Юля с Арсением
А как ты узнала, что Андрей завел роман? Из прессы?

— В январе 2012 года Андрей получил несколько предложений от разных футбольных клубов поехать поиграть в России. Впереди был чемпионат Европы, успехов в лондонском «Арсенале»у него в общем-то не было. Андрей категорически отказывался от длительной командировки, в футбольном сленге это называется «аренда». Он говорил, что не может забирать детей посреди учебного года из школы, но и одну меня оставлять не хочет. Мол, такая нагрузка — двое маленьких детей, я беременная, в чужой стране. Но я видела, что ему эта работа нужна как воздух, иначе чемпионат Европы пройдет без него.

В конце концов он подписал контракт с «Зенитом». Он уехал, а я осталась. Каждый день он звонил по многу раз, спрашивал, как мы живем. В апреле мы приехали с детьми в Питер на каникулы. За две недели, что мы там были, мы с Андреем не расставались ни на секунду. Можно сказать, у нас был идеальный медовый месяц. Строили планы на будущее, даже подписали контракт с дизайнером, который должен был заниматься проектом нового дома.

Я вернулась с детьми в Лондон, а через неделю от друзей узнала, что его видели с другой девушкой. Для меня это было как гром среди ясного неба. Я до сих пор не понимаю, как все могло так внезапно перемениться. Я подозреваю, что та девушка старалась быть как можно «заметнее»специально для того, чтобы их отношения «всплыли»как можно быстрее. Вот и все. Я не знаю, что такое уводить мужчину из семьи, не знаю, что такое бороться за мужчину, потому что мне это претит.

90 процентов моих знакомых спрашивали: «А ты с ней разговаривала?»Я искренне не понимаю, о чем мне с ней разговаривать, честно. У меня есть подруги, родственники, друзья, я могу с ними поговорить. Может, это не позиция мудрой женщины, но соперничество, борьба за мужчину, хитрость, интриги — это не про меня.

Юлия Барановская с детьми

У нас перед глазами есть другой пример — Виктория Бекхэм, в семье которой, очевидно, тоже не всегда все было идеально. До рождения дочки Дэвида тоже уличили в измене. Но Виктория смогла пережить этот кризис так, будто его и не было вовсе.

— Меня всегда в ней восхищало одно качество — насколько красиво она выходила из всех ситуаций. Семья была важнее всей этой грязи. Про нас тоже писали много глупостей и неправды. И я приняла решение не реагировать на это никак, не выносить сор из избы. Людям ведь ничего не докажешь, нужно просто уметь не обращать внимания на весь этот шум.

Если ты мудрый человек, ты это просто не читаешь. Ты не строишь из этого трагедию, не устраиваешь дома скандал, и действительно, если что-то произошло, умеешь прощать. Вот тут я с тобой абсолютно согласна: измену, наверное, надо научиться прощать, а предательство — нет.

— Я считаю, в отношениях всегда виноваты оба. 50 на 50. Но что бы ни случилось, расставаться нужно по-человечески. Право на любовь имеет каждый — мы не рабы друг друга. И не важно, сколько детей, лет жизни за плечами, если ты принял решение уйти и ты считаешь, что это твой новый путь, ты можешь это сделать. Но по-человечески и красиво, а не подло.

Я не хочу вытаскивать «грязное белье»наружу. Я по-прежнему хочу оставить все это между нами. Нужно уметь уважать свое прошлое, быть ему благодарным и только тогда тебя ожидает хорошее будущее.

Артемий Аршавин Как ваши с Андреем друзья, знакомые отреагировали на случившееся? Кто-то принял чью-то позицию, или пытались держать нейтралитет?

— В нашей истории выбор был для всех очевиден. Даже друзья Андрея в резкой форме, абсолютно открыто высказывали ему свою позицию. А он, мне кажется, даже обижался. Искренне не понимая, почему они изменили к нему отношение.

А для Андрея есть авторитет? Тот, чей голос для него действительно имеет вес?

— Ты будешь смеяться, но это я. Это не мое мнение, об этом мне говорил каждый, кто с нами знаком. Он всегда советовался со мной, все решения мы принимали вместе. Мы знали друг про друга все. Но в этой истории я не могла ему советовать: «Андрей, ты должен сделать так-то и так-то».

Юля Барановская и Яна Аршавина

Но ты пыталась сохранить отношения?

— Конечно, пыталась. Это было очень тяжело. Я не знаю, стоит ли говорить об этом, но ведь по сути он не уходил. Знаешь, будучи девять лет женой, очень трудно за одну неделю понять и принять, что тебя превратили в любовницу. В какой-то момент у меня произошла страшнейшая вещь. Вроде, стокгольмского синдрома — знаешь, когда жертва влюбляется в своего мучителя. Когда она уже не осознает, где нормально, где ненормально. В какой-то момент я заблудилась. Я уже не видела, как правильно, что правильно. И это был перебор уже. Мне кажется: еще бы полгода, и я бы оказалась в больнице с нервным срывом. В фильме «Сумерки»был такой эпизод: героиня, оставшись одна, сидит на диване. За окном меняется погода, а она сидит, уставившись в одну точку и перелистывает страницы ежедневника. Ноябрь — пустая страница, декабрь — пустая страница. Меня этот момент затронул до глубины души и напугал, потому что месяцы идут, а они пустые, нет ничего. Через год я испугалась еще сильнее, поскольку такая ситуация уже была со мной. Вроде жила, а по ощущениям — ничего, пустота.

Ты была беременна и уже достаточно на большом сроке. В этот очень сложный и очень важный момент для женщины, когда тебе хочется, чтобы тебя каждую секунду опекали, помогали, сдували пылинки, как ты нашла силы прожить, родить?

— Не знаю. Мне кажется, что только господь Бог мне помог. Честно. Я вставала с утра, ехала в церковь, стояла службу, чего раньше никогда не делала. Становилось легче. Уходила. К вечеру мне опять могло стать плохо. Снова ехала в церковь, стояла вечернюю службу. У меня не было возможности выплакаться по полной. Я не могла дать волю эмоциям: рыдать, биться головой о стену. Пить успокоительные таблетки тоже не могла. Я была в ужасном состоянии, в ужасном. Помимо всего прочего, это было третье кесарево сечение, и у меня стоял диагноз «полное предлежание плаценты». В этой ситуации любой стресс опасен для ребенка. Помимо этого, в эти же дни я узнала, что моя мама тяжело больна. Маме я не могла говорить ничего, не хотела. Мама прошла курс химиотерапии и, слава Богу, поправилась. Меня в какой-то момент хотели посадить на антидепрессанты, но я не могла себе этого позволить. Я понимала, что пройдет время, и рана моя затянется, а ребенок останется, и если по моей вине с ним будет что-то не так, я не смогу себе этого простить.

дети Андрея Аршавина и Юлии Барановской с мамой

Был рядом с тобой кто-то из близких, кто оказал наибольшую помощь? Человек, о котором ты сейчас можешь сказать, что вот он меня прямо спас?

— Кого-то одного выделить не могу. Вокруг меня было очень много людей, друзей. И каждый, абсолютно каждый внес свою лепту, какой-то свой вклад. Если я сейчас начну перечислять по именам людей, которые были рядом, и чем они помогали, нам журнала с тобой не хватит, честно. Я очень всем благодарна.

А дети понимали, что происходит?

— Нет. Я не хотела им ничего говорить. Мы жили в Лондоне, а Андрей — в Санкт-Петербурге. Я говорила детям: «Папа играет в футбол». Все. У них вопросов не было. Я просто понимала, что рождение еще одного ребенка для старших уже будет стрессом, и жалела их, не хотела обременять еще и этим.

Ты получаешь материальную поддержку от Андрея? Чем закончился суд, с помощью которого ты пытаешься обеспечить алименты?

— Делиться он категорически не хотел, постоянно пугал, что заблокирует карточки. Я устала это терпеть и подала в британский суд. Три месяца мы не разговаривали. Общались через адвокатов. Ситуация складывалась вполне успешно для меня. Потом Андрей прилетел в Лондон, и мы встретились с глазу на глаз, без адвокатов. Не буду вдаваться в подробности нашей встречи, но я согласилась подписать мировое соглашение. И это стало моей самой большой ошибкой. Правда, к сожалению, поняла я это слишком поздно — через две недели после подписания договора, когда был снят арест с его счетов, он отказался выполнять условия соглашения. Потом частично снова начал, потом снова отказался. И так тянулось несколько месяцев. Поэтому сейчас мне пришлось подать в суд во второй раз, уже в России. Андрей не оставил мне другого выбора. У него был миллион шансов решить все по-человечески и мирным путем, но он не захотел.


Мне совершенно непонятно, как такое может быть — оставить без обеспечения собственных троих детей.

Вряд ли дети по-прежнему не задают никаких вопросов. Вероятно, им пришлось уже все объяснить?

— Сейчас они уже посвящены. Старший даже шутит по этому поводу. Артем смотрит новости и говорит: «Мам, ты знаешь, принц Гарри не женат. Я напишу письмо королеве, я же умею, я пишу хорошо, говорю красиво. Я расскажу королеве, какая у меня красивая, хорошая, умная мама, и чтобы она дала нам аудиенцию, чтобы вы познакомились». (Улыбается.)

Это так трогательно, это потрясающе.

— Это очень забавно. Старший не исключает папу из жизни. Но при этом он дает мне право на счастье. Я бы так сказала. И это не я ему объясняла, поверь. Правда, потом он смотрел новости, и выяснилось, что у принца Гарри есть девушка. Но, помимо шуток, когда я ухожу из дома по делам, бывает, дети смотрят на меня недоверчиво и спрашивают: «А ты точно вернешься?» Потому что папа уехал играть в футбол в «Зенит», в Питер. И должен был вернуться. И не вернулся.

Скажи, пожалуйста, ты сейчас в основном с детьми живешь в Лондоне. Хотя изначально этот город не был так близок, не очень нравился. Почему ты сделала такой выбор?

— Есть две основные причины. Старший сын уже три года ходит здесь в школу, и он привык. Вторая причина в том, что папа детей — публичный человек. Я не хотела переезжать в Питер по этой причине. Потому что как ни крути узнаваемость Андрея в Санкт-Петербурге 10 из 10, я не преувеличиваю. Его знают все. И нести такую фамилию на себе — это большой труд.

Да, придут в класс Аршавины — разговоры неминуемы. Кстати, они носят фамилию отца?

— Да, конечно. Дети что думают, то и говорят. А говорят то, что слышат дома. И я не могу нести ответственность за всех, кто им что-то жестокое скажет.

То есть ты хочешь, чтобы дети росли здесь, пока не достигнут более сознательного возраста?

— Я очень бы хотела, чтобы так случилось, но я думаю, финансово долго не потяну.

Может быть, оставив вас без обеспечения, таким образом он хочет вас вернуть в Питер?

— Да, наверное, это удобно, когда ты живешь, а за углом еще и семья живет, дети. Так, на всякий случай под рукой.

8 марта состоится твой дебют в качестве телеведущей — стартует шоу «Холостяк»на канале ТНТ. Это абсолютно точно — начало новой жизни, ведь ты сейчас становишься публичным человеком, уже не как жена известного спортсмена, а отдельная творческая единица. Начинается твоя собственная карьера. Расскажи, как ты вообще приняла это решение?

— В шоу «Холостяк»один мужчина выбирает себе невесту из 25 женщин. Я не удивляюсь, что мне предложили быть экспертом в этой передаче. В формате шоу идет обсуждение девушек, которые выбывают, эдакий «разбор ошибок». Мы приглашаем их в студию и выясняем вместе с ними, что же они сделали не так, что их выгнали и он не дал им шанс остаться дальше. Эти «ошибки»диктуют тему шоу.

Я, можно сказать, идеальный эксперт, поскольку у меня грандиозный опыт. Обычно кто-то сталкивается с одной проблемой — развод, финансовый крах, измена, беременность, трое детей без отца, я пережила это все в один период времени. И мне хочется как-то молодых девчонок направить, правильно указать на ошибки. Хочу воодушевить их, сказать, что какая бы ни была трагедия, жизнь на этом не заканчивается, и дальше можно жить. Мне кажется, самое главное — не попасть в психологическую ловушку, не сделать из пережитой ситуации обязательный шаблон. Я ненавижу эту фразу: «Все мужики одинаковые». Они абсолютно все разные!

Но ты веришь в то, что ты завтра встретишь мужчину, полюбишь его, и у тебя будет полное доверие к нему?

— У меня была тяжелейшая история, но я честно тебе говорю: я не очерствела, это я знаю точно.

Ты знаешь, я думаю, что очень скоро ты непременно встретишь сильную настоящую любовь, которая заставит забыть все обиды. Парадоксально, но именно такие истории, как у тебя, вызывают не жалость, а восхищение. Сегодня действительно уже не тебе нужно помогать, а ты можешь помочь многим.

— Я знаю, что про меня говорят: «Жалко девочку, трое детей, кому она нужна?» Но веришь, я абсолютно счастливый человек, у меня трое детей от одного мужчины и новая интересная карьера на телевидении. Ни на секунду у меня не было мысли: «Боже мой, у меня трое детей, что я буду делать, как я буду жить?»У меня уже есть главное — семья, мои дети. У меня всегда за обеденным столом все места будут заняты. А лет через 15 людей за столом будет больше раза в три. Я очень рада. И сейчас, думая о новых отношениях, я не ищу отца своим детям. Если мужчина, который будет со мной, в какой-то момент захочет им стать, — здорово. Но это будет его личный выбор.

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.